Коса сомса москва волгоградский проспект какой выход
Перейти к содержимому

Коса сомса москва волгоградский проспект какой выход

  • автор:

Коса сомса москва волгоградский проспект какой выход

Moskva.ru — ваш удобный справочник организаций

Самса №1, кафе быстрого питания, Волгоградский проспект, 32 ст8 (1 этаж) , район Южнопортовый

Сегодня: Ещё закрыто, работаем с 09:00

Выберите действие

Как добраться

На карте с парковками

Похожие организации

Отзывы

Действующее

Время
работы

150м. / 2 мин.

Ближайшая станция
Волгоградский проспект ( фиолетовая )

Местоположение:

г. Москва, Округ ЮВАО

, Район Южнопортовый

Волгоградский проспект, 32 ст8 (1 этаж)

Без выходных

Волгоградский проспект (фиолетовая линия) ( 150 метрах / 2 мин. пешком )

Угрешская (серо-розовая линия) ( 790 метрах / 15 мин. пешком )

Дубровка (салатовая линия) ( 1 000 метров / 20 мин. пешком )

Калитники (ярко-розовая линия) ( 1 400 метров / 27 мин. пешком )

Дубровка (серо-розовая линия) ( 1 500 метров / 30 мин. пешком )

Мест / для инвалидов

Парковка №3018 (18)

Новоостаповская улица (дом 1, строение 9)

пн-сб, кроме праздников 40 руб/час круглосуточно: 4000р.

Парковка №3018 (19)

Новоостаповская улица (дом 1, строение 5)

пн-сб, кроме праздников 40 руб/час круглосуточно: 4000р.

Парковка №3018 (21)

Волгоградский проспект (дом 32, корпус 2)

210 метрах

пн-сб, кроме праздников 40 руб/час круглосуточно: 4000р.

Парковка №3018 (22)

Волгоградский проспект (дом 32, корпус 2)

210 метрах

пн-сб, кроме праздников 40 руб/час круглосуточно: 4000р.

Парковка №3018 (96)

Волгоградский проспект (дом 32, корпус 11)

270 метрах

пн-сб, кроме праздников 40 руб/час круглосуточно: 4000р.

Ж/д станции

Калитники (1 400 метров / 27 мин. пешком)

Новохохловская (1 500 метров / 30 мин. пешком)

Метро Юго-Восточная (8 км. 300 м. / 166 мин. пешком )

Маршруты автобусов:

143К, 143, 99, 169, 569, 115

Маршруты маршруток:

Савеловский вокзал (10 км. / 205 мин. пешком )

Маршруты автобусов:

87, 72, 692, 84К, Т78, М10, Т47

Маршрут троллейбуса:

Бутырская улица (10 км. / 206 мин. пешком )

Маршруты автобусов:

84К, 692, 72

Школа (8 км. 100 м. / 163 мин. пешком )

Маршруты автобусов:

99, 169, 143, 569, 143К

Маршруты маршруток:

Ташкентский переулок (8 км. 300 м. / 166 мин. пешком )

Маршруты автобусов:

410, 159, М7, 209, 569

Маршрут маршрутки:

Редактировать данные организации

Организации по адресу (Волгоградский проспект, 32 ст8 (1 этаж))

Комсервис, ЗАО, служба коммунального обслуживания

Onyx boox, магазин электронных книг

Renova shop

Мастер связь, сервисный центр

Супертрубка, интернет-магазин

У Дэна и Вовы, мастерская

Центр сервис, компания

Apteka-lek, интернет-магазин

Радиосила, интернет-магазин

Аптека-Лек, аптечный пункт

Эконом kg, мужская парикмахерская

Спиннинг, леска, два ствола, магазин туристического снаряжения

Dientes Lab

Lashmekar peri, студия красоты

Orexland.ru, интернет-магазин

Эскалибур-Кэмп, спортивно-исторический детский лагерь

Nurjana studio, салон красоты

Beauty&health, студия массажа

Любимое, турагентство

Профлист Панель

Greg avak studio, студия звукозаписи

WolfCut, магазин запчастей и аксессуаров для ресторанного оборудования

Арсенал, сеть магазинов

Hakki, армейский магазин

Print-Fun, печатный центр

Bassboom, интернет-магазин электроники и техники

Paint-number, магазин картин по номерам

Hairco, интернет-магазин профессиональной косметики для волос

iCAR, компания по прокату автомобилей

Просто прокат, служба автопроката

Best-Renta, компания по прокату легковых автомобилей

ДеньгиOnline, сеть платежных терминалов

Y-CLUB, бильярдный клуб

Donjon, магазин средневековых товаров

Дизайн-Керамика, магазин

Пехорка, магазин пряжи

Техно Холл Волгоградский, торговый комплекс

Фэвори, торговый центр

Мастерская по ремонту одежды, г. Москва

RostArt, рекламно-производственная компания

Четыре глаза, Пункт выдачи товара

5lb, сеть магазинов спортивного питания и экипировки

Мерседес, ателье

Шинохран, шиномонтажная мастерская

Дверцов, магазин дверей

RosDver, магазин дверей

Хоббиплюс, интернет-магазин товаров для моделирования

Восточная лавка, магазин

AV_smoke, лаунж-кафе

Услуги

Ресторан / Кафе

Восточная кухня Средний чек 300 ₽ Халяльная кухня

Похожие организации:

#FARШ, сеть бургерных

Кузнецкий мост, 18/7

+7 (499) 530-82-88

#PitaPita, турецкое бистро

Большой Спасоглинищевский.

+7 (925) 979-13-13

Смотреть панораму места при клике на метку либо выберите слой панорама

Раскрыть карту

Закрыть карту

  • Заведения где можно вкусно поесть, покушать
  • Кафе / рестораны быстрого питания

Страница не является официальным сайтом компании. Информация носит ознакомительный характер, собрана из открытых источников, и может быть неточной и устаревшей.

Сообщить об ошибке (Самса №1) ×

Организации

Классификатор

Ж/д Расписание

Ветер: 2,1 м/с

Ветер: 2,7 м/с

  • Новости
  • Статьи

05 Марта 2024 08:19 99

04 Марта 2024 08:15 197

03 Марта 2024 08:15 258

02 Марта 2024 08:16 361

01 Марта 2024 08:16 421

29 Февраля 2024 08:17 497

28 Февраля 2024 08:20 535

27 Февраля 2024 08:16 596

26 Февраля 2024 08:19 668

25 Февраля 2024 08:20 761

05 Марта 2024 15:29 15

04 Марта 2024 15:25 41

02 Марта 2024 15:25 52

01 Марта 2024 15:30 68

29 Февраля 2024 15:27 54

28 Февраля 2024 15:26 47

27 Февраля 2024 15:26 50

26 Февраля 2024 15:25 61

24 Февраля 2024 15:28 96

22 Февраля 2024 15:28 85

© 2013 — 2024 Производство: Александр Садовский младший && Разработка: Александр Николаев

Доставка и оплата:

Доставка заказов осуществляется курьерской службой СДЭК.

Срок доставки указан на странице каждого товара, а также при оформлении заказа в корзине.

В день доставки курьер предварительно свяжется с вами для согласования временного интервала.

Заказы, стоимостью менее 1000 ₽, отгружаются только при полной предоплате.

Для новых покупателей, при сумме заказа, превышающей 30 000 ₽, может потребоваться частичная предоплата.

Доступные способы оплаты

  • Онлайн-оплата на сайте: дебетовой/кредитной банковской картой, электронными деньгами. Форма оплаты будет доступна сразу после оформления заказа. Платеж производится через сервис электронных платежей Тинькофф.
  • Наличными/банковской картой курьеру — после получения и проверки заказа.
  • Безналичный расчет для юр. лиц: счет на оплату будет сформирован и отправлен на вашу электронную почту после оформления заказа. Отгрузка заказа осуществляется только после зачисления средств на расчетный счет.
  • Рассрочка от сервиса Долями — 25% сразу, далее 3 платежа каждые 2 недели. Подробнее

Гарантии безопасности при Онлайн-оплате

Мы не собираем и не храним данные о банковских картах покупателей. При оплате заказа с помощью пластиковой карты все данные вводятся на защищенной странице сервиса электронных платежей АО «Тинькофф Банк».

Возврат денежных средств

Вы можете отказаться от предоплаченного заказа до, вовремя, а также после его получения. Для возврата денежных средств необходимо позвонить по телефону 8 (800) 600-40-25, написать на электронную почту info@stylerpro.ru, в Whatsapp или Telegram, указать номер заказа и сообщить об отказе и его причинах.

Возврат денежных средств будет осуществлен тем же способом, которым был совершен платеж. Срок возврата денежных средств может достигать 10 дней и зависит от внутренних регламентов работы банков и платежных систем.

Для товаров надлежащего качества стоимость доставки, если она была платная, не возвращается. Если доставка была включена в стоимость товара (бесплатная доставка), то возвращается стоимость товара за вычетом тарифа доставки/самовывоза для вашего региона.

Доставка курьером

  • Заказ до 10 000 ₽ — 440 ₽
  • Заказ от 10 000 ₽ — бесплатно

Вы можете получить заказ в одном из пунктов выдачи курьерской службы СДЭК.

Срок получения указан на странице каждого товара, а также при оформлении заказа в корзине.

По факту поступления заказа в пункт выдачи вам поступит СМС-уведомление.

Срок хранения заказ в пункте выдачи составляет 14 календарных дней.

Заказы, стоимостью менее 1000 ₽, отгружаются только при полной предоплате.

Для новых покупателей, при сумме заказа, превышающей 30 000 ₽, может потребоваться частичная предоплата.

Доступные способы оплаты

  • Онлайн-оплата на сайте: дебетовой/кредитной банковской картой, электронными деньгами. Форма оплаты будет доступна сразу после оформления заказа. Платеж производится через сервис электронных платежей Тинькофф.
  • Наличными/банковской картой курьеру — после получения и проверки заказа.
  • Безналичный расчет для юр. лиц: счет на оплату будет сформирован и отправлен на вашу электронную почту после оформления заказа. Отгрузка заказа осуществляется только после зачисления средств на расчетный счет.
  • Рассрочка от сервиса Долями — 25% сразу, далее 3 платежа каждые 2 недели. Подробнее

Гарантии безопасности при Онлайн-оплате

Мы не собираем и не храним данные о банковских картах покупателей. При оплате заказа с помощью пластиковой карты все данные вводятся на защищенной странице сервиса электронных платежей АО «Тинькофф Банк».

Возврат денежных средств

Вы можете отказаться от предоплаченного заказа до, вовремя, а также после его получения. Для возврата денежных средств необходимо позвонить по телефону 8 (800) 600-40-25, написать на электронную почту info@stylerpro.ru, в Whatsapp или Telegram, указать номер заказа и сообщить об отказе и его причинах.

Возврат денежных средств будет осуществлен тем же способом, которым был совершен платеж. Срок возврата денежных средств может достигать 10 дней и зависит от внутренних регламентов работы банков и платежных систем.

Для товаров надлежащего качества стоимость доставки, если она была платная, не возвращается. Если доставка была включена в стоимость товара (бесплатная доставка), то возвращается стоимость товара за вычетом тарифа доставки/самовывоза для вашего региона.

Выбрать город

Интернет-магазин Каталог Бытовая техника, ТВ, аудио, видео Телевизоры и аксессуары Телевизоры

ЖК-телевизор Samsung UE55D6100SW

ЖК-телевизор Samsung UE55D6100SW слайд 0
ЖК-телевизор Samsung UE55D6100SW слайд 1
ЖК-телевизор Samsung UE55D6100SW слайд 2
ЖК-телевизор Samsung UE55D6100SW слайд 3

ЖК-телевизор Samsung UE55D6100SW фото 0

63 530 руб.
64 740 руб.
Цена актуальна на 6 Марта 2024*
Артикул: 003429

Мы доставим ваш заказ в ближайшее отделение Почты России или на пункт выдачи заказов. Сертификат Почты России

Характеристики ЖК-телевизор Samsung UE55D6100SW

Основные характеристики
Диагональ 55″ (140 см)
Формат экрана 16:9
Разрешение 1920×1080
Поддержка HDTV есть, 1080p (Full HD)
Светодиодная (LED) подсветка есть, Edge LED
Стереозвук есть
Частота обновления 200 Гц
Поддержка 3D есть
Общие характеристики
Тип ЖК-телевизор
Функции
Выход в интернет есть
Экранное меню на русском есть
Картинка в картинке есть, один тюнер
Поддержка 24p True Cinema есть
Поддержка DLNA есть
Запись видео на USB-накопитель
Функция TimeShift есть
Таймер сна есть
Защита от детей есть
Дополнительно
Цвет черная роза
Возможность крепления на стену есть
Потребляемая мощность 54 Вт
Размеры с подставкой (ШxВxГ) 1281x820x305 мм
Вес с подставкой 22.2 кг
Размеры без подставки (ШxВxГ) 1281x763x29 мм
Вес без подставки 18 кг
Дополнительная информация Wi-Fi через USB-адаптер
Изображение
Прогрессивная развертка есть
Прием сигнала
Поддержка стереозвука NICAM есть
Поддержка телевизионных стандартов PAL, SECAM, NTSC
Поддержка DVB-T DVB-T MPEG4
Поддержка DVB-C DVB-C MPEG4
Телетекст есть
Поддерживаемые форматы входного сигнала 480i, 480p, 576i, 576p, 720p, 1080i, 1080p
Доступные разрешения при подключении к ПК 640×480 800×600 1024×768 1280×1024 1360×768 1920×1080
Звук
Мощность звука 30 Вт (2х15 Вт)
Акустическая система два динамика
Объемное звучание есть
Декодер Dolby Digital есть
Мультимедиа
Поддерживаемые форматы MP3, WMA, MPEG4, Xvid, DivX, MKV, JPEG
Интерфейсы
Входы AV, аудио x2, компонентный, SCART, RGB, VGA, HDMI x4, USB x3, Ethernet (RJ-45), Wi-Fi
Разъемы на передней/боковой панели AV
Выходы оптический
Слот для CI/PCMCIA есть
Разъем для наушников есть

Производитель оставляет за собой право изменять характеристики товара, его внешний вид и комплектность без предварительного уведомления продавца.

Информация, отсутствующая в указанных характеристиках товара, предусмотренная статьей 10 Закона РФ «О защите прав потребителя» и пункта 8 «Правил продажи товаров дистанционным способом» (в том числе место нахождения, наименование изготовителя; срок службы; информация об обязательном подтверждении соответствия установленным требованиям), предоставляется (в соответствии с пунктом 2 «Правил продажи товаров дистанционным способом») по телефону или электронной почте менеджерами компании, курьером в момент доставки до передачи товара клиенту.

Отзывы о ЖК-телевизор Samsung UE55D6100SW

Достоинства:
1. Хорошая контрастная картинка.

2. Достаточно всяческих разьемов (даже неизвестных человечеству:).

3. Smart и все такое, очень интересно и инновационно!

4. Когда телевизор включен, не горит никаких лампочек питания и пр., как это было во всех моих предыдущих телеках.

5. Единственный плюс пульта в том, что есть кнопка HDMI с автоопределением активно подключенного устройсва, отдельно от кнопки SOURCE.

6. Качество аналогового сигнала просто радует, по крайней мере по сравнению с Филипсом.

Недостатки:
Сделано в России, а инструкция на всех языках мира, но только не на русском:)

3D телевизор, без единой пары очков в комплекте.

Комментарий:
Те кто считает глянцевую поверхность за недостаток и говорит что поверхность очень маркая. я даже не знаю что и сказать:) Наверное не надо в 55-ти дюймовый телек пальцем тыкать, это же не семнашка которая под носом всегда. Я бы даже сказал что глянец придает контраст изображению и более глубокий, черный, естественный цвет!

Крымско-Кавказская Комбинация (продолжение)

Встал в 6-26. Скоро взойдет Солнце. А потому нужно поспешить на гору Комо-Фырхра (немного назад), чтобы снять восход. Оставив велосипед, поднимаюсь к ?керогазу? и минут 15 жду.

Освещенные дневным светом, излучаемым пока еще спрятанным за серыми гребнями Солнцем, горы не потеряли своего очарования. Только оно приобрело другое качество: вместо ночной таинственности ? утренняя прелесть свежей девственной чистоты.

Горы здесь невысоки: это не мрачные скалы, не заснеженные пики, подавляющие человека своим могуществом (может, потому горцы так горды, что стараются не поддаться принижающему действию заслоняющих небо вершин, стремятся возвыситься до них силой духа?). Эти же горы ? зеленые, плавные, округлые,? напротив, пленяют человека ласковостью форм. И даже скалы, примостившиеся на некоторых вершинах, издалека кажутся игрушечными. Мой тихий восторг от этого сказочного пейзажа не проходит и с восходом дневного светила.

Оно появилось над неровным профилем далеких гор в 6-56 ? позже, чем его увидели жители равнины. Забрался на самый верх Комо- Фырхры, немного постоял там и запечатлел вид на возвышающуюся на западе гору Айваз-Кая

Утро

Гора Айваз-Кая (вид с востока). Утро

Потом в Интернете видел фото этой же горы (http://geokrym.narod.ru/ufizzi/il/1072.jpg), сделанное почти с этого же места, разве что с чуть более близкого — метров на сто ? расстояния. Снимки как близнецы, только тот выполнен в мае (2004), а потому он гораздо зеленее. Еще в Интернете есть снимок Федорова (http://geokrym.narod.ru/ufizzi/il/1013.jpg), сделанный с совсем близкого расстояния, на котором подножие этой же горы окутано облаком.

Возвратился к велосипеду.

Сегодня ночью и утром я окончательно понял, что пора возвращаться домой. Бóльшая часть отпуска ? позади. А ведь планы были грандиозными: проехать по горным трассам Бахчисарай ? Ялта, Ялта ? Изобильное ? Алушта; по заброшенной дороге Форос ? Алупка, которая пролегает параллельно основному, приморскому шоссе, но дальше в горах и о которой восторженно отзывался Черный; пройти бездорожьем Ай-Петринской и Ялтинской яйл; приблизиться, насколько это возможно, к высшей точке Тавриды ? вершине Роман-Кош (1545,3 метра над уровнем моря). Горы там, на юге Крыма, не такие маленькие, как здесь: они в том краю более величественны и божественно прекрасны. Разумеется, все эти планы за один отпуск реализовать нельзя, но хотя бы часть из них я надеялся осуществить. Не удалось. Удастся ли когда-нибудь? Из всех планов в этом году претворил в жизнь только один ? проход по Арабатской Стрелке.

Надо возвращаться. Заеду в Морское, так полюбившееся мне шесть лет назад,? и домой?

В 8 часов с чем-то отправился в путь ? на запад, вниз, к Айваз-Кая. Путь раздвоился: направо, на север ушла основная дорога (она и не думала закругляться на юг, как я надеялся); а левое ответвление, перескочив через неизвестно зачем вырытую здесь заболоченную канавку, ведет к самой горе.

А там, у ее подножия,? несколько цветных палаток и поднимающаяся после ночевки группа туристической молодежи (поздние школьники или ранние студенты) с инструктором ? коренастым мужчиной лет 30. (Вот откуда раздавались ночные голоса! А огонек на боку горы? Может, кто-то из туристов бродил там с фонарем или жег костер.) Я обрадовался людям и обратился к руководителю с просьбой уточнить, где нахожусь. Он на мою карту смотреть не стал, а мне протянул свою ? туристическую на базе топографической полукилометровки (у меня ? километровка и двухкилометровка), указав место, где мы находимся. Это туристическая стоянка Ворон (или, как сказано в Интернете, Воронский домик). Только тут до меня, как до жирафа, стало доходить, где я шел и почему оказался не там, где хотел.

Я отошел ненамного, вернулся, попросил еще раз показать мне карту и долго ее рассматривал. Инструктор сказал, что в село Ворон, возможно, ведет дорожка, идущая на запад?юго-запад, в обход горы, и вызвался проводить меня немного вдоль нее. Мы прошли (без велосипеда) мимо родника, у которого молодые туристы умывались и набирали воду, и углубились в лес. В самом начале стезя была довольно широка, по ней когда-то даже ездили автомобили; но постепенно превратилась в слабую тропу и вела явно не туда. Мы вернулись в лагерь.

Теперь ясно, что нужно идти назад, к перекрестку с лавочкой, и от него двигаться на восток-северо-восток, а потом уж поворачивать на юг, к морю. Но я был бы не я, если бы не влез на гору, раз уж все равно оказался рядом с ней. А посему отошел на сотню метров от горы, спрятал велосипед в негустых деревьях (за него уже не волновался: людей здесь почти нет), и, пройдя через узкую полосу кустарника и миновав широкую поляну, начал восхождение (на этот раз в длинных штанах, памятуя, как вчера ободрал ноги на Кисломно).

Сначала шел по лесной тропинке, идущей на север, вдоль горы; потом, решив, что она недостаточно крута и не думает взбираться на вершину, свернул налево и пошел круто вверх ? в лоб. Разреженный вначале лес стал гуще. Подъем был на порядок легче, чем на уральскую гору Дюнян-Суйган. Конечно, и здесь пришлось преодолеть такую крутизну, что приходилось карабкаться, держась за ветви деревьев. И здесь нужно было то и дело перешагивать через низкие ветви, или пролезать под ними (чем выше, тем гуще становился лиственный лес). Но здесь не было колючих цепких елей, непролазного бурелома и шатающихся под ногами огромных ?живых? камней, с которых того и гляди загремишь вниз. Сбоку поднимается вверх узкая поляна ? выбрался было на нее, но идти по ней хуже из-за густого кустарника, поэтому снова вернулся в лес.

И вот он кончился. До самого верха горы, до примостившейся там скалы,? большое открытое пространство (издалека, с других гор, оно кажется маленькой лысинкой в покрывающей гору зеленой кудрявой шевелюре, а скала ? прыщиком). Крутизна уменьшилась, трава невысока ? подниматься одно удовольствие.

Заметил, как на отдельно стоящую невысокую дикую яблоньку вспрыгнула маленькая рыже-сероватая белочка. Подошел к самому дереву и начал ее фотографировать. (Как пожалел, что оставил в рюкзаке телеконвертер! Думал ведь, что для съемки горных пейзажей пригодится только широкоугольник.) Белке некуда было деваться ? она лишь перепрыгивала с ветки на ветку; а я подбирался все ближе, продолжал снимать

Белка

Гора Айваз-Кая. Местная жительница

успокоился только тогда, когда закончились оставшиеся в пленке шесть кадров.

Наверху поляны виднеется четырехметровая скала. А когда к ней поднялся, оказалось, что она находится не на самой вершине, а метров на 10 (по вертикали) ниже.

Но вот я на вершине. Это открытая со всех сторон (кроме северной, поросшей густым лесом) площадка с невысокой степной травкой. Кое-где лежат небольшие камни. По бокам (кроме юго-восточной стороны, откуда я пришел) ? заросли кустарника. Есть и отдельно стоящие кустики шиповника.

Не успев перевести дыхание, стал интенсивно щелкать затвором.

А снимать было что. Обзор отсюда в несколько раз больше, чем с места моей ночевки. Широта взгляда ? почти как с самолета, хотя Черное море все же скрыто южными хребтами. На север-северо-востоке видно Земляничное, откуда я вышел почти сутки назад. Левее него угадывается село Синекаменка. Правее Земляничного ? Сугут-оба (по-тюркски, ?ивовая, или тополевая, гора?) — самая высокая видимая громада ? 954,1 м. На востоке хорошо видно место сегодняшней ночевки, от которого вдаль и чуть налево вытянулась цепочка из четырех кажущихся отсюда холмиками вершин, около трех из которых я проехал ночью (виден и участок той дороги); ближайшая из них ? Комо-Фырхра, откуда снимал восход. Четвертая, самая далекая вершина в этой цепочке ? Кисломно (?Кабанья?). У ее вершины просматривается еле заметная плешинка ? поляна, с которой я полез в терновник. Эта гора видна на фоне все той же Сугут-оба.

С вершины, на которой я нахожусь, больше, чем с Кисломно или Комо-Фырхра, видно гор с угловатыми и даже зазубренными профилями, очертания которых плавными назвать трудно. И все эти громады ? и округлые, и угловатые ? сотнями теснятся, окутанные легкой дымкой, до самого далекого горизонта. Чтобы представить мое восхищение окружающей сказочной картиной, пленительными далями, чарующим простором, нужно самому здесь побывать.

Как хорошо, что после выхода из Земляничного я свернул не туда, куда намеревался; еще лучше, что второй раз ошибся на перекрестке с лавочкой (искреннее спасибо за то велосипедисту, по чьему следу я поехал): иначе бы мне никогда не ночевать в удивительном месте, не смотреть на солнечный мир с этой вершины. Хоть и потратил лишний день, но потратил не напрасно: этот день оказался, пожалуй, лучшим за время путешествия.

Мама и папа! Любимые мои родители! Прочитав эти строки, Вы, может быть, поймете, почему мне не сидится дома. Ведь Жизнь столь коротка, а на Белом Свете столь много подобных этому удивительных мест! Поэтому и зовет меня Дорога?

Я думал, что стою на вершине Ливаз-Кая. Но уже дома, покопавшись в Интернете, понял, что это другая вершина ? Айваз-Кая, принадлежащая той же большой горе, что и Ливаз-Кая. Последняя должна находиться в 400 м западнее, ее высота ? 872,7 м. ?Моя? же вершина, Айваз-Кая, метров на 20 ? 30 ниже. Рассматривая сейчас свои снимки, вижу на западе соседнюю вершину, но она кажется менее высокой. Вот на севере или северо-западе есть более высокое место, сплошь заросшее лесом. (Может, я сейчас путаю стороны света, ведь на снимках компаса нет.) Но в лес я не пошел: может, только из-за высоких деревьев то место кажется более возвышенным? К тому же в том довольно плоском лесу абсолютную вершину и не найдешь. Да еще ничего и не увидишь из-за деревьев. Так что вопрос, где находится Ливаз-Кая, остался открытым. Главное, я теперь знаю, что находился на Айваз-Кая, хотя ее точная высота мне неизвестна. Айваз ? тюркское личное имя, ?кая? ? ?скала?, то есть я нахожусь на скалистой горе, названной татарами в честь какого-то Айваза. Ливаз ? то же имя, только искаженное русскими картографами.

Спустился к скале, забрался на нее по ее обветренным серым выступам и сделал еще несколько снимков оттуда. На фото вблизи видна высшая точка Айваз-Кая. Нужно запечатлеть и себя на вершине моего путешествия. (Да, это вершина путешествия: не цель, не конечный пункт, но вершина чувственного восприятия действительности.) Долго примерялся, снова ходил на верхнюю точку, пытался ставить фотоаппарат на маленький камень, вешать на куст. В конце концов, установил его на невысокий выступ скалы или отколовшийся от нее обломок, а сам расположился у ее подножия, между большими камнями. На снимке за моей спиной виден кусочек пройденной дороги и цепочка из вышеупомянутых четырех невысоких гор

Автор у вершины Айваз-Кая. Вид на запад. Соседняя горка - Комо-Фырхра. Дальше, на фоне более высоких вершин - гора Кисломно (слева, с

Автор у вершины Айваз-Кая. Вид на запад. Соседняя горка — Комо-Фырхра. Дальше, на фоне более высоких вершин — гора Кисломно (слева, с «плешинкой»). Самая высокая гора, слева, на горизонте,- Сугут-оба)

Налетели легкие облачка, и, уронив несколько капель, уплыли прочь, оставив на небе лишь легкую дымку.

Все хорошее заканчивается ? пора и мне вниз.

Спускался с горы правее, чем поднимался (заметил выросший на трухлявых деревяшках пластинчатый гриб с желто-сероватой шляпкой), и наткнулся на зияющий под ногами отвесный обрыв. Верхушки деревьев, растущих на дне провала ? на моем уровне. Снял пропасть, но кадр получился неудачным: поскольку в нем нет линии горизонта, ощущения глубины тоже нет ? все кажется находящимся на равнине.

Там, где лес поредел, пришлось трудно: идти по такому крутому склону, не держась за ветки, нельзя ? пришлось продумывать, как спускаться от одного дерева к другому.

Еще раз прошел по опустевшей туристической стоянке Воронский домик: домика давно уже нет ? остался один фундамент. Родник представляет собой стальную вставленную в склон горы трубку, из которой течет струйка холодной воды; под ней выложено корытце из камней. Мусор аккуратно собран и уложен в кострище (правда, кое-где валяются бумажки от конфет). Рядом, на поляне,? два столба с натянутой меж ними длинной веревкой, видимо, заменявшей волейбольную сетку или предназначенной для сушки одежды. Недалеко от выхода со стоянки ? несколько сливовых деревьев с мелкими, но спелыми, очень сладкими плодами; каждый раз, проходя мимо, я ими лакомился.

Вернулся к велосипеду и пообедал. Сквозь кусты заметил, как через большую поляну к роднику прошел мужчина.

Я опять (четвертый раз) я пошел на стоянку, чтобы набрать в дорогу воды и расспросить прохожего. Он, видимо, уже набрал воду и шел навстречу. Это был свирепого вида огромный мужик лет пятидесяти. Если для меня встреча с ним не была неожиданностью, то он удивился моему внезапному появлению. Жители Земляничного предупреждали, чтобы я опасался встреч с обитающими в глухих местах людьми, нелегально выращивающими наркотики, поэтому у меня наготове ? газовый баллончик. Но мужик оказался неагрессивным. Он пришел из какого-то дальнего села, а зачем здесь, неизвестно. Он хорошо знал местность и сказал, что в село Ворон нужно идти прямо на юго-восток, по узкой тропинке; но, узнав, что я на велосипеде, сказал, что спуск будет слишком крутым для велосипеда, и послал в объезд ? туда, куда я и намеревался идти. Простившись с ним, набрав воды и выбросив только что опорожнившуюся консервную банку в кострище, я нашел начинающуюся у слив тропинку, но следовать по ней побоялся, опасаясь непреодолимой крутизны.

Отцепив велосипед, двинулся обратно, к перекрестку с лавочкой, прошел мимо места ночевки, прошел и проехал по тому хребту из трех вершин. Днем лес намного красивее, чем ночью, зато не так таинственен. Снял незнакомое травянистое растение с широкими листьями и странным соцветием-корзиночкой, где красные бесформенные цветы соседствуют (в одной корзиночке) с черными плодами. Длинный крутой спуск к перекрестку проехал на колесах ? с ветерком.

Вот и знакомая лавочка. От стоянки Ворон ? 2 км. Сфотографировал перекресток с того места, откуда подъехал к нему вчера,? к сожалению, скамейка под навесом, оказавшаяся в глубокой тени, на снимке почти незаметна. Зато видны велосипедные следы. Здесь вчера я из двух направлений выбрал неверное — сегодня исправляю ошибку: направляюсь на восток-северо-восток.

Недолгий подъем. Слева ? гора Кисломно (?Кабанья?), справа ? склон вниз. Дорога покрыта огромными лужами ? с трудом их обхожу. Ровный участок. Запомнился молодой левый лес. Отпочковываются незначительные дорожки ? я уже насторожен. А вот направо ответвляется накатанная дорога,? наверное, там и есть село Ворон (условно назову этот перекресток пунктом Б). Тогда прямой путь должен вести в Земляничное, откуда я вчера выехал; если так, то он должен закруглиться на север и даже север-северо-запад. Но это нужно проверить, чтобы опять не заблудиться,? поэтому пошел на разведку прямо. Кроме того, думал добраться до пункта А и найти дорогу к морю через перевал Маски и Междуречье, ведь там путь сложнее, что меня более бы устроило.

Дорога идет вверх. Такое впечатление, что она когда-то очень давно была посыпана щебнем или даже вымощена камнем; а впрочем, это, может быть, естественные камешки под ногами. Теперь уж гора ? справа; дорога в одном месте проложена в ее выемке. Достигнув верхней точки,? видимо, это перевал Ворон (около 590 м), она стала понемногу снижаться. (Тюркское название этого места ? Сарбениш-Богаз, или Сарэениш-Богаз,? ?крутой спуск и перевал?.) Здесь я оставил велосипед и дальше пошел пешком, чтобы в случае возвращения не катить его в гору. Слева взору открылись глубокая зеленая низина и силуэты гор вдали. Действительно, дорога поворачивает налево, на север. Следовательно, это и есть путь в Земляничное. Если бы вчера не заблудился, то быстро прошел бы по этому вполне сносному пути (в сторону, противоположную моему теперешнему направлению, поскольку сейчас я шагаю к Земляничному) и уже вечером купался бы в Черном море.

А вот, наверное, и пункт А: направо, на северо-восток, отходит в гору даже не дорога, не тропа, а полоска без колей и следов ? если это и дорога, то по ней уже давно никто не ездил. И все остальные признаки пункта А налицо: ориентация, рельеф и сухое русло ручья (хотя на карте он показан как мокрый, но ведь уже август ? мог и пересохнуть). Вдоль этого русла и направляется вверх та заброшенная полоса. Если это действительно пункт А, то полоса эта ведет на перевал Маски и мне надо туда. Однако очень уж подозрительно выглядит предполагаемая дорога на Маски. Что если я опять ошибаюсь? Если пункт А дальше? Опять блуждать не хочется, продолжать разведку без велосипеда ? тоже. Вернусь-ка я в пункт Б и поеду в село Ворон.

Развернулся и пошел назад, к велосипеду. Вокруг ? не очень густой молодой лиственный лес, живописный, прозрачный для наполняющего его солнечного света. На земле уже лежат желтые листики ? предвестники осени. Запечатлев эту красоту

Пронизанный Солнцем лес между Земляничным, Вороном и Междуречьем

Пронизанный Солнцем лес между Земляничным, Вороном и Междуречьем

Взяв велосипед ? верного своего друга,? достиг пункта Б, свернул налево и покатил в село Ворон. Отсюда, более чем с полукилометровой высоты, весь мой путь к морю будет представлять почти непрерывный спуск. Иногда сажусь верхом, но долго проехать не удается из-за качества дороги, особенно если спуск слишком крут. Присутствует то же ощущение, что мой путь был когда-то грейдером или даже мостовой. Где-то читал, что в Крыму еще сохранились средневековые татарские или даже генуэзские каменные дороги. Может, это одна из них? Верится с трудом. Во всяком случае, это, несомненно, основная дорога из Земляничного в Ворон. Наконец, через сутки, я ее нашел ? блуждания закончены.

Слева ? большая гора Халасыс-Оба (Каласас-Кая, или Ворон-Кая); топопонимические корни этих названий поднявшись на правый холм, снял ее; под ней на снимке виден и кусочек моей дороги. Справа ? долина ручья Ворон, текущего уже к Черному морю (здесь, за перевалами, за водоразделом, уже все ручейки направляются на юг). За долиной, если оглянуться, хорошо видны Айваз-Кая с лысинкой, Комо-Фырхра и еще две горки, где я побывал. Вот только пройденные мной дороги в кудрявых лесных зарослях не видны. (Потом еще несколько раз фотографировал Айваз-Кая, удаляясь от нее и как бы прощаясь с ней.)

Рядом с холмом резко затараторила какая-то птица, голосом похожая на сороку, но только в несколько раз более громкая. Еще ее скрежещущий крик напоминает многократно усиленное стрекотание кузнечика. Сколько ни пытался ее разглядеть, но так и не увидел в ветвях. Пытался прогнать, чтобы она показала себя в полете, но она лишь умолкала на несколько секунд, а потом снова принималась орать с удвоенной энергией. Для себя назвал ее гиперсорокой за еще более противный, чем у обычной сороки, несмолкаемый крик.

Левые горы отодвинулись. А справа, между мной и долиной Ворона, возникли еще одни, маленькие. Дорога очень плоха: она проложена не по осадочным породам, а прямо по обнаженным горным пластам, расположенным почти вертикально. Кажется, что идешь по грубой мостовой, а на самом деле камни под ногами ? это верхний срез этих пластов. Зато такая дорога на естественной тверди гор долговечнее любой бетонки, не раскиснет, не размоется и не разрушится в течение веков.

Начался многовитковый серпантин. С его начала уже можно увидеть село Ворон. Здесь дорога, скорее всего, уже искусственно покрыта щебнем. Потеряв 90 м высоты, пересек по мостику ручей Ворон на высоте около 310 м и продолжил путь по его правому берегу (уже можно ехать). Кажется, набрал в ручье чистой горной воды. Срывал то ли ежевику, то ли шиповник.

Недалеко от села ручей заключили в трубу ? и его русло осталось совсем сухим. Пасутся коровы. Показались и люди. Больше чем за сутки хождения по горам я встретил лишь туристов и мужика у родника.

Село Ворон расположено в живописной, но только вытоптанной скотом и людьми долине, с обеих сторон сжатой высокими скалистыми горами; некоторые скалы подступают прямо к дороге. Неглубокая впадина с обрывистыми краями, в которой когда-то тек ручей, делит село надвое и подступает к самым заборам. Наверное, ручей загнали в трубу не только для водоснабжения, а еще и потому, что он, превращаясь весной в бурный поток, подмывал берега (хотя весенний поток вряд ли удастся полностью утихомирить какой-то трубой).

Сегодня мой велосипед прошел всего около 10,5 км. А от Земляничного ? примерно 18,5 (если исключить четырехкилометровую ? в оба конца ? прогулку к Айваз-Кая и разведку между пунктами Б и А, то выйдет 14 км). И это за больше чем за сутки!

Наконец, в конце Ворона начался асфальт. Сюда ходят автобусы. Нахожусь на высоте около 230 м над уровнем моря, до которого километров 9 пути вдоль ручья Ворон, значит, на километр дороги придется в среднем где-то 25 м падения высоты ? спуск не крутой, но достаточный для того, чтобы велосипед бежал резво. Уже отвыкшие за время горных скитаний от скорости, мы с велосипедом в охотку гоним что есть мочи. Но надо быть осторожным: на шоссе часто попадаются огромные ямы, а в одном месте ручей его полностью подмыл, и машины объезжают провал сбоку. Зазеваешься ? и слетишь с трехметрового обрывчика. Горы то отступают от ручья, который дорога пересекла по мостику, то снова его окружают. Справа ? ровные ряды зеленого виноградника, как лист тетради в линейку. У обочины ? развесистое дерево с мягкой хвоей. Рядом ? маленький домик ? чистый, ухоженный внутри, с печью, но почему-то заброшенный.

И вот в конце долины на мгновение мелькнул ? первый раз ? кусочек Черного моря! На снимке он, к сожалению, слился с небом такого же цвета.

Слева ? какая-то база с гигантским краном для заливки воды в машины, за ней ? мост через приток Ворона Ай-Серез (Святой Сергий). Сразу за ним моя дорога вливается в шоссе, ведущее к морю из Междуречья (там, на севере, видны причудливые скалы).

Повернул направо. Виноградники ? уже с обеих сторон.

Дорога свернула налево, пересекла еще один ручеек и уперлась в знакомую трассу А 294 Феодосия ? Судак ? Алушта. Направо ? и финишная прямая. Сизое спокойное море постепенно приближается, разворачивается, отвоевывает у горизонта все новые угловые градусы, чтобы вскоре предстать во всей своей необъятности и занять собой половину видимого мира. Черное море! Мечта! Как долго я к тебе ехал.

?Чёрное мóре, средиземное море Атлантического океана, между Европой и М. Азией.

Физико-географический очерк. Общие сведения. Ч. м. омывает берега СССР, Румынии, Болгарии и Турции. На С.-В. Керченским проливом соединяется с Азовским морем, на Ю.-З. проливом Босфор с Мраморным морем и далее через пролив Дарданеллы с Эгейским морем и Средиземным морем. Наибольшая длина Ч. м. с З. на В. 1150 км, с С. на Ю. — 580 км; в самом узком месте — 265 км. Площадь 420,3 тыс. км 2 , объём воды 547 тыс. км 3 . Средняя глубина 1300 м. В Ч. м. впадают рр. Дунай, Днестр, Южный Буг, Днепр, Риони, Кызыл-Ирмак и др.

Берега Ч. м. изрезаны мало; единственный крупный полуостров — Крымский. Общая длина береговой линии 3400 км. Некоторые участки берегов Ч. м. имеют собственные названия: в СССР — Южный берег Крыма, Черноморское побережье Кавказа, в Турции — Румелийский берег, Анатолийский берег. На З. и С.-З. берега низкие, местами обрывистые; на С.-З. — лиманные. Северные берега Крымского полуострова низкие, южные — гористые. На В. и Ю. к морю вплотную подступают горы Большого и Малого Кавказа и Понтийские горы; небольшие участки низменных берегов образованы здесь выдвинувшимися в море дельтами рек вблизи мысов Пицунда и Кодор в Грузии, Джива и Бафра в ВосточнойАнатолии. Наиболее крупные заливы: Каркинитский, Каламитский, Днепро-Бугский, Днестровский, Варненский, Бургасский у северо-западных и западных берегов, Синопский и Самсунский — у южных. Островов мало; наиболее значительные — Березань и Змеиный.

Рельеф дна и геологическое строение. В строении рельефа дна выделяются: шельф, материковый склон и глубоководная котловина? Дно котловины — плоская аккумулятивная равнина, глубины которой постепенно увеличиваются к центру до 2000 м и более (максимальная глубина моря 2211 м)? Образование впадины Ч. м. связывают либо с процессами ?океанизации? материковой земной коры, либо с реликтовой природой впадины как остаточного бассейна древнего океана Тетис. Контуры современной впадины наметились в олигоцене, когда поднятия в М. Азии постепенно обособляли её и Каспийское море от океана. В верхнем миоцене Ч. м. входило в цепь опресненных морей-озёр (Сарматский бассейн). После кратковременной связи со Средиземным морем в мэотисе образовалось опреснённое Понтическое озеро. В конце понта Ч. м. разобщилось с Каспийским морем. В течение среднего и верхнего плиоцена это было, вероятно, опреснённое проточное озеро. В середине плейстоцена на короткое время Ч. м. дважды соединялось со Средиземным морем и имело более солёные воды. Во время последнего оледенения образовалось сильно опреснённое Новоэвксинское озеро-море, которое 6?7 тыс. лет назад соединилось со Средиземным морем через проливы, дав начало современному Ч. м. Тектоническая активность проявляется в землетрясениях, эпицентры которых расположены по краям впадины и в прилегающих районах?

Растворённый кислород наблюдается только в верхнем слое воды, его содержание у поверхности 8?9 мл/л; глубже 150?200 м вода ?заражена? сероводородом, концентрация которого у дна достигает 11?14 мл/л. Считается, что сероводород в Ч. м. образуется главным образом в результате жизнедеятельности сульфатредуцирующих бактерий, резко выраженной стратификации воды и слабого вертикального обмена. Цвет воды в отдельных частях моря различный: в центральной и восточной — зеленовато-синий, в северо-западной — синевато-зелёный. Прозрачность вод в среднем 16?22 м, в западной и восточной частях — 20?27 м, в прибрежных районах уменьшается до 6?8 м и даже до 2?3 м.

История исследования. Относительно происхождения современного названия ?Ч. м.? нет единого мнения. Греческие мореплаватели 6?5 вв. до н. э. называли Ч. м. Понт Аксинский (Póntos Áxeinos), что означает Негостеприимное море, а в нач. н. э.? Понт Эвксинский (Póntos Éuxeinos) — Гостеприимное море. С 9?10 вв. арабы называли его Русским морем, с 15 в. турки — Карадениз (Karadeniz), т. е. чёрным, плохим, морем. Другое объяснение — чёрное — связывают с цветовым обозначением некоторыми народами стран света: чёрное обозначало Север. По-славянски ?чермное? — суровое, штормовое: древнеиранское название — Ахшаена — Тёмное море, что означает суровое море. Ч. м. издревле служило оживлённым морским путём, хорошо известным финикийцам и грекам. В 3 в. до н. э. греками составлена первая карта Ч. м. С конца 9 в. н. э. оно использовалось русскими для плавания из Балтийского моря в Византию (путь ?из варяг в греки?)?

А. М. Муромцев?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

Да, больше полмесяца я добирался до Черного моря.

Но перед тем как подъехать к нему вплотную, уселся на левом трехметровом валуне, как поп с колбасой из ?Двенадцати стульев? Ильфа и Петрова, и пообедал, чтобы в Морском сразу же не искать, где бы перекусить.

И вот, промчавшись мимо находящегося слева пансионата (кажется, ?Солнечный Камень?) и снова проехав над Вороном, сделав плавный правый поворот, въезжаю в Морское. Это небольшое село, превращенное в большой курортный поселок.

Слева ? море, справа ? горы.

На восточной окраине курорта морской берег, некогда пустынный (тут загорали редкие нудисты), занят кемпингом. Справа строится огромный дом отдыха, откуда отдыхающие будут выходить на пляж по нависающей над трассой закрытой эстакаде.

Вот и то место, где я 17.08.99 больше полдня купался и ожидал запропастившегося куда-то Черного, а потом мы с ним здесь же, между шоссе и морем, ночевали. Еду дальше. Шоссе огорожено перилами. Сразу за ними, в одном ? двух метрах, земля обрывается к пляжу двух- или трехметровым уступом. Ширина пляжа ? 10 ? 20 метров, так что волны шумят совсем рядом с дорогой. Тротуара с морской стороны нет; люди идут прямо по проезжей части, а машины лавируют между ними. Справа ? небольшие домики для курортников и кафешки.

Через километр ? центр Морского. Его трудно узнать. Когда-то спокойное место превратилось в курортный муравейник. Сравниваю сегодняшний снимок с фото шестилетней давности. Прямо на пляже, на месте небольшой забегаловки, выстроено четырехэтажное кафе (или ресторан) ?Голубая лагуна?. Между его стеной и шоссе ? узкий тротуарчик, забитый машинами впритык друг к другу. Вообще, машины приткнуты везде, где только можно, в том числе и у обеих обочин, что сузило проезжую часть почти до ширины проселочной однополосной дорожки. Ситуацию усугубляет еще и то, что отсюда отправляются ?Газели? и, наверное, автобусы в Симферополь (автовокзала нет). Здесь же ? стоянка такси. Причем площади в центре Морского нет ? просто обычный перекресток, где от трассы ответвляется дорога в горы, в Громовку. И вот этот-то перекресточек забит транспортом. На пляже к ?Голубой лагуне? примыкают другие забегаловки; а прямо напротив нее, с другой стороны дороги,? базарчик, которого раньше тоже не было, состоящий из десятков ларьков и лотков со всевозможной снедью и мелочью (там я первым делом купил мороженое). Базар вплотную примыкает к дороге. Многочисленные люди лавируют в этой тесноте между машинами. Водопроводный кран убрали; еще бы: будь он, отдыхающие меньше покупали бы напитков.

Рядом с перекрестком, на возвышении, устроена огороженная открытая площадка с десятком международных телефонов-автоматов. Оттуда звонил в Волгоград ? поделился радостью от встречи с морем. По традиции пробовал звонить и в Луганск, Черному, и, разумеется, не дозвонился ? больше туда не звонил, разве только, может быть, из Феодосии. Во время телефонного разговора не покидало ощущение нереальности происходящего: я все еще не опомнился от близости заветного Черного моря, ласково шлепающего берег мягкими волнами в каких-нибудь тридцати метрах от меня, за дорогой и пляжем. Кроме того, после одиночества (особенно в горах) я ?обалдел? в людской толпе. Может, она показалась мне такой концентрированной именно после горного простора? Ведь рассматривая снимок, не нахожу ничего сногсшибательного. А что бы со мной было, если б спустился с гор прямо в Алушту или Ялту, где плотность народа несоизмеримо больше? Впрочем, бывал и там ? и неоднократно.

Проехал километра на полтора дальше, на запад, залез на гору, обрывающуюся к дороге и морю почти отвесным склоном, и оттуда, с тридцатиметровой высоты, стал снимать Понт Эвксинский во все стороны. Слева — узкая полоска Морского между морем и подступающими к нему почти вплотную горами, на одной из которых ? телевышка; вдали ? гора Папая-Кая и мыс Ай-Фока (Святой Фока). Справа, недалеко, виден тот автокемпинг, где мы с Черным купались 17.08.99, спустившись с гор перед въездом в Морское, и куда я два раза ездил потом его искать (кемпинг этот расположен в пяти километрах от места последующих купаний и ночевки на восточной окраине Морского). Дальше ? Башенный мыс, перед которым трасса покидает море и отправляется петлять по горным серпантинам. За ним — еще несколько мысов, все дальше и дальше. А на далеком горизонте, в голубой дымке еле-еле угадывается сильно вдающийся в море мыс со знаменитой горой Аю-Даг (Медведь-гора). Впрочем, может, это мне лишь мерещится, ведь до нее ? 45 км по прямой, а по дороге ? 65 ? 70. Море ? сизо-зеленоватое в вечернем свете, пробивающемся сквозь рваную ветошь неплотных облаков, белых сверху и серо голубых снизу. Оно покрыто мелкой рябью почти перпендикулярных береговой линии миниатюрных нечетких волн. Рябь эта кое-где прерывается тянущимися параллельно берегу тремя — четырьмя узкими неровными полосками спокойной воды, меньше рассеивающими свет и потому кажущимися более светлыми

В сизой дымке - черноморский простор. Вид из Морского

В сизой дымке — черноморский простор. Вид из Морского

А рядом с береговой линией уже видны протянувшиеся вдоль него, на мелководье, более крупные волны, образующие на пляже белую пену прибоя. Но и они настолько малы, что море кажется почти застывшим, свинцовым. Оно перекликается с небом всевозможными оттенками серо-голубого.

Это конечный пункт моего путешествия. Буду возвращаться домой.

К сожалению, под горой, где я стою, в углублении,? большая свалка. Как это не похоже на девственную чистоту тех гор и долин, где я сегодня странствовал! Боюсь, что человек не перестанет губить природу, пока сам не задохнется от зловония своих же испражнений?

?Решил отложить первое купание до места той памятной ночевки на 18.08.99, а пока отметить встречу с Черным морем в кафе ?Голубая лагуна?. Расположился не в одном из залов, а на большой открытой веранде (недалеко от бильярдных столов), откуда был виден привязанный к перилам велосипед. Долго ждал, пока официантка выполнит мой заказ (как отвык я от ожидания чего-либо). В нескольких метрах ? темнеющее с каждой минутой море; редкие купальщики с восторгом барахтаются в невысоких волнах, озаряемые светом фотовспышек. Поужинав, ждал, пока нерасторопная официантка сделает расчет.

Купив в киоске с фотопринадлежностями батарейки для своих фонариков (они так и не понадобились), поехал на восток по запруженной трассе. Как много здесь пьяных! Они группами, громко о чем-то рассуждая, смеясь и распевая (и распивая), идут посреди проезжей части, не обращая внимания на сигналы машин и огрызаясь на матюги водителей.

Вот и ?наше? с Черным место. Но если тогда между дорогой и обрывчиком к пляжу была еще поросшая кустами площадка, на которой я спал (а Черный отважно расположился у самого шоссе), то теперь та площадка смыта волнами, кусты унесены в пучину волн ? и между перилами, ограждающими шоссе, и отвесным провалом осталась лишь узенькая (шириной в метр ? полтора) полоска земли, на которой каким-то чудом еще держатся несколько хилых деревьев. Море за прошедшие с тех пор шесть лет сильно подмыло берег — вот-вот подмоет и саму трассу А 294. Да, ночевка здесь отменяется (можно было бы расположиться внизу, на пляже; но там есть люди, хоть и малочисленные; да и как спустить туда велосипед?). Поэтому только искупаюсь здесь ? и в путь.

Спустился с отвесного обрывчика высотой 2,5 м по вырытым в грунте выемкам на пляж, покрытый мелкими камешками и песком. Как и шесть лет назад, искупался в ночном море. Зря назвали его Черным. Оно синее, ласковое. И даже ночью не черное, а темно-серое. На юге, посреди морского простора, светит желтая Луна (в фазе между первой четвертью и полнолунием), то зарываясь в облака, то снова показывая свое неправильной формы лицо. Лунные блестки, колеблемые волнами, текут, переливаются, рассыпаются, вновь соединяются ? от них рябит в глазах. ?Морских светлячков? нет: может, состав воды здесь другой, нежели в Азовском море; а скорее, их просто ?забивает? более яркий лунный свет. Возможно, на всякий случай набрал морской воды для питья, но, к счастью, она не пригодилась.

Столбик 92 км (от Симферополя, через Алушту). Выезжаю из Морского в восточную сторону по той же дороге, по которой сегодня въехал в него. Там, где эстакада строящегося дома отдыха лестницей выходит на пляж, оживление: ?дикари? захватили это место, даже поставили кровати и столики и живут здесь. Снова пересек Ворон, у своего устья больше похожий не на ручей, а не маленькую речку. У пансионата ?Солнечный Камень? гуляет народ. Дорога плавно закругляется налево, в долину Ворона. Сзади идут двое с мерцающими огоньками (наподобие новогоднего украшения) ? я, несмотря на наличие велосипеда, долго не могу от них оторваться, потому что большей частью иду пешком. Подъем здесь, как сказано выше, некрутой, но я уже устал.

Налево ответвляется дорога из Междуречья и Ворона, по которой я сегодня приехал к морю после того, как спустился с гор.

Где же ночевать? Справа скалы стеной подступают к самой трассе; в двух метрах слева ? обрывчик, за которым ? ручей (приток Ворона) и виноградники (наверняка, охраняемые).

Наконец, за столбиком 95 км, правые горы чуть-чуть расступились: их за миллионы лет прорезал, создав небольшую долинку, пересыхающий ручеек ? настолько маленький, что из него невозможно даже набрать воды. Его нет даже на полукилометровке. Вдоль ручейка вглубь долинки идет слабая дорожка. В долинке в несколько рядов посажены деревья. Очень удобное место. Но замусорено. Зря говорят, что свиньи ? самые нечистоплотные животные, только потому, что они любят лежать в лужах. Зато они не гадят вокруг. Бабушка говорила, что коровы намного неряшливее свиней. Но самое нечистоплотное животное на Земле не корова, а, к сожалению, человек?

Около 23 часов. Забравшись в лесопосадку подальше от шоссе, дорожки и мусора, расположился на ночлег. Облака рассеялись ? звезды сияют ярко. Значит, дождь, которого я опасался, ночью не предвидится.

За день пройдено 26,6 км (по счетчику; конечно, в горах я много ходил и без велосипеда: взять хотя бы подъем на Айваз-Кая); от Волгограда — 1372,1 км.

ДЕНЬ ВОСЕМНАДЦАТЫЙ,
16 августа

Встал около 7-26. Поскольку с востока — горы, солнце взошло из-за них в 8-55, на 2 часа позже, чем положено. Это значит, что горы высятся над горизонтом аж на 30 угловых градусов!

Надел часы на правую руку: признак того, что возвращаюсь домой.

В 9 часов с минутами выехал на трассу — и снова обступили горы. Теперь они высятся уже не темными громадами, как ночью, а буро зелеными. Вскоре подкачал переднюю камеру (пора: последний раз прикасался к насосу, кажется, еще в России десять дней назад). Проехал по насыпи над долиной. И снова — вверх, в горы. Трасса А 294 (Севастополь ? Ялта ? Алушта — Судак — Коктебель — Феодосия),? по другой версии, Р 08 ? неплохая, но узкая. Но и машин немного: видимо, эта дорога на участке Алушта ? Насыпное не популярна у автомобилистов, несмотря на ее чрезвычайную живописность и близость моря. И в самом деле, основной поток отдыхающих движется из Симферополя в Алушту (А 293, или М 18) или дальше — в Ялту и ее окрестности. Другой поток, поменьше — в Феодосию по другой дороге (М 25, или М 17). И в Судак есть ответвление от М 25 (из Грушевки). Так что те, кто хочет просто добраться до популярных курортов и греть пузо на солнце (а таких лежебок, видимо, большинство), здесь, к счастью, не ездят (и много теряют).

Разумеется, бóльшую часть пути иду пешком.

Дорога вгрызается в выемку. По бокам — толстые полутораметровые стены, построенные в 50-е годы 20 века, а над ними с обеих сторон нависают серо-черные голые скалы, обглоданные экскаваторами и, наверное, динамитом (а без него выемку пробить было бы сложно). Придорожные стены, предназначенные для сдерживания камнепада, плохо справляются со своей задачей (слишком низки) — и шоссе с края завалено камнями — как мелкими, так и огромными, способными убить слона, если бы он вздумал прогуляться по этой дороге в момент падения такого булыжничка. Камни лежат не только с края, но и ближе к середине шоссе. Жутко, хоть и понимаю, что вероятность получить камешком по голове очень мала.

Но вот скалы справа начали расступаться, открывая взору чудесные райские долины, в глубине которых сизо синеет дымчатое, расплывчатое, как бы нереальное море. Почему-то, если смотреть с гор (даже невысоких), линия морского горизонта теряется в дымке — и нельзя точно определить, где кончается море, а где начинается небо. Наблюдается лишь постепенный переход от морской синевы к небесной голубизне. Где-то там, у моря,? крепость Ассандра.

А моя дорога, прилепившаяся к бокам гор, все также поднимающихся слева, причудливо извивается серой змеей, повторяя их очертания. Высота — около 250 м над уровнем моря. Место это помню с прошлого раза: 18.08.99 я прошел здесь впереди Черного, который остался накачивать камеру сразу за Морским; он ездит и в гору, поэтому на подъемах быстро меня догоняет. Эти горы, покрытые редкими валунами и негустым кустарником, и причудливая дорога настолько живописны, что рука сама тянется к фотоаппарату ? как и тогда, сегодня сделал несколько снимков

Между Морским и Веселым

Между Морским и Веселым

Во время одной из остановок меня обогнали два велосипедиста на байках с небольшими рюкзаками. Велотуристы! Но едут явно не издалека. Они помахали руками, а третий велосипедист, мужчина средних лет с огромной бородой, еле поспевающий за своими товарищами (возможно, более молодыми и уж наверняка лучше подготовленными физически) и дышащий как загнанная лошадь, остановился отдохнуть. Мы с ним поздоровались за руки и разговорились. Оказалось, это чехи. Их привезли в Крым на автобусе покататься по горам — так что это не настоящие велопутешественники, а облегченные — катальщики (то есть те, кто не путешествует, а просто катается). Мой собеседник очень хорошо говорил по-русски (я похвалил его за это): скорее всего, еще при социализме выучил наш язык в школе.

Я поехал дальше и вскоре заметил прилепившуюся к камням справа от дороги, у обрыва, виноградную лозу. Перелез через низенькое бетонное ограждение и стал рвать виноград (он еще зелен, но некоторые кисти уже созрели или почти созрели). При этом чех-бородач обогнал меня. Я ему показал на виноград, но он то ли не понял, то ли проигнорировал мое приглашение полакомиться: еще бы: ему нужно догонять своих.

Хорошо, что я ни за кем не гонюсь и за мной никто не гонится! Это, согласитесь, мое большое преимущество. Хотя, одному, конечно, скучновато, зато я сам себе хозяин: ни от кого не завишу, кроме Бога (да и от него завишу лишь в части насылаемых на меня погодных катаклизмов), ни с кем не советуюсь, ни с кем не спорю (разве что со своим внутренним голосом), а главное, еду, куда сам захочу и все изменения маршрута согласовываю только с вышеупомянутым голосом. Во время своих путешествий я достигаю высшей степени личной свободы, на какую только способен.

. Легкий спуск. Впереди, слева,? причудливые скалы, а справа — населенный пункт Веселое. Женщина спросила, не встречал ли я потерянную корову — нет, коров я давно не встречал. Надо во что бы то ни стало найти воду. Поэтому свернул направо — дорожка пошла вниз; еще два правых поворота — и я в центре Веселого, у доски почета винсовхоза, недалеко от ДК. Свернул налево, в большом магазине (слева) купил еду. Перешел улицу, стал в тени стены одноэтажного (как почти и все другие) домика и думаю: у кого бы спросить про воду. А пекло такое, что асфальт кажется совсем белым и того и гляди расплавится. Да еще и зелени на улицах маловато. Не очень весело в Веселом. Вдруг вижу: какие-то люди (с виду — курортники) куда-то идут с пустыми пластмассовыми бутылками. Я — за ними. Они проходят по арку и спускаются по лесенке в расщелину между двумя каменными стенами. Я — за ними. В этом небольшом искусственном ущелье сделано красиво выложенное камнями углубление, где из земли по трубе вытекает мощная струя холодной воды. Ура! Родник! В Веселом стало по-настоящему весело! (Дальше микроущелье ведет не то в чей-то дворик, не то в чайхану ниже уровня грунта). Что гласит выбитая в стене около родника надпись на татарском языке, я не разобрал, но смог понять, что родник этот посвящается какому-то татарину (а может, все и не так). Если же это так, то пусть продлит Аллах дни этого татарина, если он жив: в его роднике я набрал 6 литров замечательной воды! А если родник оборудован в память об усопшем, пусть Аллах успокоит его душу.

За Веселым — некрутой спуск, перемежающийся незначительными подъемчиками. Дорогу окружают кудрявые виноградники. Проехал мимо стайки мальчишек, которые, как по команде, ринулись меня догонять ? им не удалось надо мной посмеяться: видимо, я был в хорошей форме и еще не устал, к тому же рельеф и, возможно, ветер помогли. Хотя ветер в горах обычно слаб, а если и был бы силен, не имел бы решающего значения: все равно вверх — пешком, а вниз — с ветерком. Так что в горах я обычно не замечаю, куда дует ветер.

Спуск становится все круче, влетая в балку Карагач (слово ?карагач? обозначает название дерева ? вяз), иначе называемую долиной Роз. Веселый спуск! Велосипед сам летит вниз — и я его не сдерживаю.

?Судакскаядолина

? наибольшая из долин южного склона Крымских гор, в Феодосийском у. Таврической губ? Дачи садовладельцев разбросаны по всей долине, и вся совокупность их обыкновенно называется Судаком, хотя этим именем правильнее было бы называть небольшой поселок, лежащий в центре долины; здесь церковь, сельская школа, земская больничка, почта, телеграф, несколько лавок. У самого моря гостиница и здание пограничной стражи; близ развалин генуэзской крепости немецкая колония, также носящая название Судак и основанная в 1805 г. выходцами из Вюртемберга, Бадена и Цюриха. Уже в III в. по Р. Х. здесь находился греческий город Сугдея; к VII в. он уже имел значительную торговлю, а позднее был известен и русским, под именем Сурожа. Торговое значение Судака (Сугдеи) было так велико, что и самое Черное море называлось у арабских писателей Сурдацким, а у нас — Сурожским. Генуэзцы овладели городом в 1365 г. и присоединили его к своим владениям под именем Солдайю. Около 1475 г. городом овладели турки, под владычеством которых, а также при татарских ханах он утратил всякое торговое значение и достался России в виде развалин. Здесь была учреждена Кириловская крепость, но существовала недолго. В 1803 г. в С. основана школа виноделия и виноградарства, просуществовавшая до 1830 г.

К. В.? (Выдержка из статьи в ЭСБЕ.)

?Судáк, посёлок городского типа в Крымской области УССР. Подчинён феодосийскому горсовету. Расположен на берегу Чёрного моря, в 57 км к Ю.-З. от Феодосии и в 104 км от Симферополя. 12,1 тыс. жителей (1975). В 4 в. до н. э. на территории современного С. возникло поселение тавров. В 3 — начале 13 вв. н. э. здесь находился греческий город Сугдея, известный восточным славянам как Сурож, крупный центр международной торговли. В 13 в. разрушен монголо-татарами. С начала 13 в. принадлежал Венецианской республике, с 1365 — генуэзцам, входил в провинцию Газария под названием Солдайя. В 1475 разрушен турками. В 16?18 вв. окружной город Крымского ханства. В 1771 взят русскими войсками, в 1783 присоединён к Российской империи под названием Кирилловской крепости (позднее упразднённой). В 19 в. заштатное поселение феодосийского уезда Таврической губернии. Советская власть окончательно установлена в ноябре 1920. С 1929 С. — посёлок городского типа. С 1 ноября 1941 по 13 апреля 1944 был оккупирован немецко-фашистскими войсками.

В С. сохранились остатки Генуэзской крепости 14?15 вв. (с 1958 филиал архитектурно-исторического заповедника ?Софийский музей? в Киеве) — каменные стены с главными воротами и 16 круглыми и прямоугольными оборонительными башнями; консульский замок-донжон с внутренним двором; купольная церковь, превращенная турками в мечеть; складские помещения и др. Около крепости — остатки Портовой башни и церкви 12 апостолов. В советское время ведутся реставрационные работы в крепости, в городе построены пансионаты, дома отдыха, санатории?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?СУДÁК, город (с 1982) в Крыму, на берегу Черного м., в 55 км к юго-западу от Феодосии. 16,5 тыс. жителей (1991). Приморский климатический курорт. Винодельческий завод, эфиромасличный совхоз-завод. Генуэзская крепость 14-15 вв.? (Статья из БЭКМ.)

На самой окраине города, слева от дороги — та алыча, поедая плоды которой, я ждал Черного 18.08.99 (а не дождавшись, поехал обратно, на подъем, ему навстречу).

А справа — пансионат (или дом отдыха) ?Долина Роз?, где мне довелось отдыхать в сентябре 1981. Но он ли это? Да, он, но только украшен военной рекламой. И рядом с воротами — КПП. И солдат подскакивает узнать, почему я здесь остановился. О пансионате он ничего не знает. Хотя в 1999 пансионат еще был. Теперь же здесь размещен батальон, аналогичный нашим частям МЧС. Заехал сбоку, с юго-востока, и снял издали территорию бывшей ?Долины Роз? с развевающимся над ней жовто-блакитным флагом.

Пока заходил в небольшой правый магазинчик, навстречу, из Судака в горы, проехали три сильно нагруженных велосипедиста (видимо, настоящие путешественники). Но поскольку они находились на противоположной стороне дороги, а движение здесь довольно интенсивное, они не стали останавливаться, а только помахали руками. Чуть позже в Судаке видел еще двух встречных велосипедистов (может, из той же компании) — тоже разъехались, не поговорив. Жаль. Надо бы окликнуть, остановить их, расспросить. Но я уже так привык к отшельничеству, что при виде редких собратьев в первый момент теряюсь, а потом бывает поздно: мы разъезжаемся в разные стороны.

Развилка: налево ведет широкая дорога в Феодосию и Керчь (туда ухолит трасса А 294), прямо же — узкая улочка в центр Судака. Еду прямо.

С трудом (из за оживленного движения и автопробок) добравшись до базарной площади, где впереди видна церковь, узрел такое столпотворение, такую кашу из машин и людей, что понял: дальше не проеду (а ведь шесть лет назад здесь было вполне терпимо — и мы с Черным что-то покупали у базара, а затем спокойно проехали к генуэзской крепости). Свернул направо, думая выбрать иной путь, перебравшись на другую улицу; но передумал: не стоит плутать по малознакомым местам (тем более что моя схема Судака очень уж схематична — извиняюсь за каламбур). Решил дальше в муравейник не углубляться и в столпотворении не участвовать, а поскорее убраться из города, ведь в нем я уже не раз бывал.

Кое-как добрался до трассы А 294 и повернул направо. Это пыльная Феодосийская улица. Где-то здесь — памятник в виде массивной плоской каменной плиты.

Развилка: трасса уходит налево, в горы, в Коктебель и Феодосию. Я же сворачиваю направо и еду вдоль восточной, захолустной окраины Судака на юг, к морю. Зачем? Чтобы побывать на мысе Меганом и тем самым хотя бы частично компенсировать свой недоезд до высоких гор южного Крыма.

Дорожка пыльная, узкая, с множеством грузовиков (видимо, поблизости располагаются предприятия). На обочине — одичавшее сливовое дерево с уймой мелких, но очень вкусных спелых плодов — пришлось остановиться и полакомиться. Крутой, но недлинный подъем. Большое кладбище.

Вот уж и море близко. Справа открылась восхитительная панорама Судака, знаменитой генуэзской крепости, горы Сокол, причудливого сочетания горы Коба-Кая и мыса Капчик, напоминающих выглядывающую из воды морду носорога, и, разумеется, лазурного Черного моря

Судак. Генуэзская крепость. Гора Сокол. Мыс Капчик

Судак. Генуэзская крепость. Гора Сокол. Мыс Капчик

Генуэзская крепость, сооруженная в XIV — XV веках, где я был в сентябре 1981 и 18.08.99,? ?визитная карточка? Судака,? представляющаяся вблизи грозной, внушительной твердыней (как только в средние века затаскивали камни для ее строительства на такие неприступные скалы?), отсюда видится миниатюрной на фоне горы Сокол. (Добавлю, что вблизи этой крепости снималось множество фильмов, например, сцена распятия Иисуса Христа в ?Мастере и Маргарите?.)

Прислонив велосипед к ограждению, я поднялся метров на 20 по крутой левой горке и снял все это великолепие ? жаль только, что вид портят многочисленные стройки частных домиков на переднем плане. Из-за находящейся впереди, между мной и морем, горы Алчак-Кая (?низкая скала?, по другой же версии ? ?алычовая скала?), вылетел то ли дельтапланерист, то ли парашютист и долго парил. Он не попал в кадр (а если бы и попал, показался бы всего лишь яркой пылинкой).

Обогнув гору Алчак-Кая, расположенную на одноименном мысе, спустился к морю между этим мысом и мысом Француженка: сначала по асфальту, потом свернул направо, на грунт, непосредственно к воде. Раньше здесь, видимо, был организованный пляж, а теперь все заброшено. Много машин, еще больше пешеходов, стоят десятка два палаток. Лежат огромные кучи мусора, но они далеко от воды, а на пляже сравнительно чисто. Море ласковое, теплое, но, хоть берег и песчаный, зато дно каменистое, неудобное, к тому же кое-где попадаются густые водоросли. Здесь я несколько раз купался, обедал, расположившись под самой кручей вышеупомянутой горы. Справа виднеются знакомые каменные нагромождения мыса Алчак-Кая Снял их, причем в кадр попал велосипедист, едущий по узкой кромке между скалой и морем (он катится на байке налегке — мой ломовой велосипед не проехал бы там).

. Еду на восток вдоль моря. Сначала — подъем (как красиво меня обогнал мотороллерист с девушкой; тихоходные маленькие мотороллеры сейчас модны на Украине); потом — почти равнина (здесь горы отступили от берега). Между мной и морем — небольшая горка на мысе Француженка, а дальше — урочище Капсель, или Копсель: то автостоянки, то палатки, то вагончики, то небольшие домики, то маленькие базы отдыха — место не очень обжитое для причерноморья.

Ветер юго-западный. Но во второй половине дня, часа в три ? четыре, он сменится северо-западным. Так будет и завтра, и послезавтра ? вот такие странные утренний и вечерний бризы.

Возмущают то и дело попадающиеся на глаза аляповатые заборы, изгороди, решетки, испещренные надписями: ?ЗАПРЕЩЕНО. ?ЗАБОРОНЕНО. ?НЕЛЬЗЯ. никоим образом не вписывающиеся в райский пейзаж (часто за заборами — пустое пространство). Кто посмел завладеть этим частичками территории? Ведь нéкто имеет моральное право владеть чем-то, если он сам это создал (и даже это спорно: из чьих материалов создал, не из природных ли, божьих?) или же приобрел это в обмен на произведенную своим трудом продукцию или оказанные своим же трудом услуги. А кто создал Землю, Воду, Воздух? Только Бог! Так на что же выменял у Бога эти частицы Земли и Моря индивид, поставивший эти неказистые изгороди? Чем он с ним расплатился? Полагаю, Бог такие сделки не совершает. Следовательно, тот индивид завладел Божьей собственностью незаконно ? и я имею точно такое же право (не придуманное тем индивидом или ему подобными право, а Божье Право) находиться на той же Земле, плавать в той же Воде и дышать тем же Воздухом. Если один человек похищает собственностью другого, то это считается преступлением; так не большее ли преступление, не святотатство ли овладение Божьей собственностью? Не преступники ли вывешиватели надписей ?НЕЛЬЗЯ. создатели всевозможных ограждений и границ, КПП и таможен? И кто на самом деле преступник: так называемый нарушитель границы или подстреливший его пограничник.

Слева, метрах в трехстах, виднеется что-то похожее на входы в подземелье. На карте обозначено: ?подвалы?. Любопытство взяло верх над всем остальным — и вот я уже у ближайшего из них. Это не подземелья и не подвалы, а покрытые землей два сооружения из дикого камня в виде гротов, формой подобные ангарам (полуцилиндрам радиусом около 8 м и длиной метров 50). Возможно, раньше они служили складами для хранения винограда или вина. Ворот на гротах нет, они заброшены и, разумеется, внутри страшно загажены.

Вокруг растут показавшиеся мне экзотическим незнакомые растение из семейства тыквенных: плод (тыквина) очень похож на зеленый огурец; созревая, он раскрывается; а внутри — ярко-алая, как у арбуза, мякоть с черными семенами. Пробовать на вкус не стал: раскрывшийся плод сразу облепливается муравьями, а неспелый пробовать не стоит. Позже видел много таких растений на горе Меганом и дальше. А какими красивыми бело-розовыми цветами ?арбузоогурец? цветет! Мне удалось заснять эти цветы только на следующее утро, потому что только утром они свежи, а потом быстро увядают.

Хочу отметить еще одно неизвестное мне растение высотой 1 — 1,5 м с толстенькими зелеными стеблями (видимо, в них накапливаются запасы воды) и без листьев (или палкообразные листья я принял за стебли?), растущее на каменистом грунте.

Рез уж зашла речь о Флоре, скажу, что растительность северного Крыма более скудна по сравнению с Южными его районами. Всего в сотне — другой километров друг от друга находятся пояса субтропиков (в Ялте на улицах растут пальмы и олеандры, а южнее нее еще теплее) и почти полупустынь (например, Ленинский район). Здесь, за Судаком, хоть и не полупустыня, но довольно сухая каменистая степь. Климат тут явно засушливее.

. Прямо на проезжей части — скопление народа, несколько машин, милиция. В чем дело? На асфальте лежит распростертое безжизненное женское тело, накрытое тканью. Видимо, сбила машина. Рядом в скорбной позе сидит другая женщина. И гнетущая тишина. Невдалеке валяется самодельный щит с надписью: ?Сдам жилье?. Не сдала.

(Кстати, в Крыму и на Кавказе на каждом шагу попадаются объявления, вывески, плакаты, возвещающие о сдаче комнат, квартир, гостиничных номеров — в любом месте, на любой вкус. Предложение жилья явно превышает спрос.)

За перекрестком, где налево уходит дорога в Богатовку, начинается недавно построенный поселок, не обозначенный на карте. Здесь море отступает, между ним и дорогой возникает обширная гора высотой более 300 м над уровнем моря ? Меганом (в переводе с греческого ? ?большое пастбище?; странно, что сохранился греческий топоним: большинство названий гор, мысов и рек после ухода греков заменено на тюркские). Отдельные ее вершины носят разные имена; самая высокая — гора Урманы-Усту (?лес вверху?) — 352 м. За поселком направо ответвляется грунтовка в гору. Туда и лежит мой путь.

? мыс на южн. берегу Крыма, в окрестностях Судака (Феодосийского у.). В тридцатых годах здесь видны были развалины обширного укрепления и жилых строений. В настоящее время местность необитаема и по недостатку влаги лишена всякой растительности.? (Статья из ЭСБЕ.)

(Неправда! Растительность есть, хоть и не тропическая.)

Поднявшись немного, решил, что незачем возить велосипед с собой на гору и мыс Меганом, раз обратно все равно придется возвращаться по этой же дороге, и оставил его слева, в кустах лоха, редкими группками растущего в не очень глубокой балке. Кусты хоть и негусты, но с дороги дно балки не видно. Место довольно пустое, и сюда может забрести разве что пастух.

Начинаю восхождение в 16-00 или 16-20. Иду в гору налегке, лишь с фотоаппаратом, даже без воды (часть денег, вообще-то, взял с собой).Эта грунтовка когда-то была вымощена камнем, но теперь от него мало что осталось. Дорога огибает центральную вершину слева, с востока. В одном месте я спрямил путь. С северной стороны, за той дорогой, по которой я приехал из Судака, сизой бесформенной кляксой распласталось безымянное озеро, вокруг которого пасутся овцы. Чем выше, тем величественнее картина окружающих гор и сливающегося с небом моря. Судак, крепость, гора Сокол были видны в начале подъема, но по мере огибания вершины они скрылись из вида, зато во всей красе предстали причудливые хребты на северо-востоке: массив Кара-Даг (?черная гора?) и другие

Большое пастбище - Меганом. Вид на Кара-Даг

Большое пастбище — Меганом. Вид на Кара-Даг

Их вершины напоминают уродливый профиль лица великана. Кажется, этот профиль был виден еще с Арабатской Стрелки, но, может, я путаю и то были другие хребты и вершины. Хотя, возможно, левая часть видневшихся со Стрелки гор и есть этот самый профиль Кара-Дага.

Разумеется, сегодня много буду снимать.

На Меганоме устроено много ветроэлектростанций (я насчитал 50 вместе с неисправными), похожих на высокие трехлопастные мельницы; только лопасти здесь намного меньше мельничных. Вращающиеся с частотой около 2 Гц роторы тихо, со свистом, скрипят. Ветряки расположены то рядами, то вроде бы хаотично. От них протянуто много проводов.

Направо, к центральной вершине, ответвляется грунтовка — я было пошел туда, но увидел, что там за изгородью находится пункт управления этим ветряным хозяйством, и поэтому на вершину не попаду. Повернул на юг и по бездорожью, по жесткой траве, опять ободрав ноги, вышел на дорогу, только в другом месте, ближе к морю. Здесь дорога уже заасфальтирована. Чуть восток-юго-восточнее — вытянутая вершина Чобан-басты (?пастух ослов?, 242 м) с шеренгой из примерно полутора десятков ветряков. На юго-западе — какая-то мелкая воинская часть (потому и асфальт, потому и ?уазики? с военными проносятся мимо).

А на юге и юго-востоке — под ослепительным Солнцем — сизо-голубое сливающееся с голубым небом бескрайнее Черное море. Волн отсюда, с горы, не видно — и поверхность воды кажется спокойной, как на глобусе.

Миновав воинскую часть, достиг фундамента разрушенного домика (или беседки). Отсюда дорога, снова став каменистой грунтовкой (может, щебень когда-то давно насыпали, а может, просто здесь грунт такой каменистый), резко уходит на юг, вниз, серпантином с восьмью или более изгибами и упирается в огороженный ?хуторок? из нескольких домиков, за которым на круче, метрах в 50 — 100 над морем, стоит маяк. Левее маяка идет дорожка к расположенной у обрыва к морю площадке.

Презрев серпантин, стал спускаться с горы напрямик (или почти напрямик) — хорошо, что я без велосипеда. Спустившись метров на 150 — 200 (по вертикали), добрался до той площадки; на одном из сделанных с нее снимков видна вспененная оконечность мыса Меганом, на другом ? мыс Бугас (Копсель) вдали. Отсюда, с высоты метров 20, море уже выглядит нормальным: с волнами, прибоем, белыми барашками, редкими купальщиками ? отчаянными людьми, добравшимися сюда, в том числе и нудистками. Здесь стоят 3 — 4 легковые машины (не всякий решился бы спуститься по тому серпантину); их хозяева отдыхают внизу, под обрывом, куда ведут вырубленные в скале маленькие ступеньки — лесенка для самоубийц.

Внизу, в том месте, где море метров на 10 отступило от скал,? удивительно чистый и красивый пляжик. Несколько палаток. Народа мало — человек 10 — 15. Берег — из песка и мелких камешков. Лежит много раковин рапанов: с общедоступных пляжей их бы моментально унесли (я взял с собой 2 или 3 штуки, потом одну потерял на обратном пути, при спуске с горы Меганом). Длина пляжа — всего метров 30 — 50, но и по его бокам, среди камней, можно неплохо расположиться. Выдающийся в море выступ мыса Меганом находится примерно в двухстах метрах правее. По суше к нему подобраться вообще нельзя: скалы там неприступны, а море подступает к ним вплотную. Что ж, раз нельзя дойти, доплыву. Море неспокойно, но волны невелики: с полметра, ну, может, с метр. Не шторм.

И вот я уже не велосипедист и даже не пешеход, а пловец. Что только не сделаешь для достижения цели!

С воды вид этого уголка берега, обрамленного дикими утесами, еще более экзотичен. Причудливо нагромождены зачастую почти отвесные скалы, темно-серые вверху и черно-блестящие внизу — там, где их лижут ненасытные волны и обдают серебристые брызги. Ближе к берегу из голубовато-белой пены выступают бесформенные многотонные камни. И шелестящий рокот прибоя.

Плыть по волнам значительно труднее, чем по тихой речке. Но все же я легко доплыл до того выступа. И тут оказалось, что за ним — еще более выдающийся в море выступ (мысок), в нескольких десятках метрах от первого. До второго добраться было сложнее: волны здесь, не в бухточке, а у мыса, выше, да и сказывается усталость.

И вот он — заветный мыс Меганом — самая южная оконечность выдающихся в море горы и всего этого великолепия. Эту оконечность можно правильнее назвать островком: она является отколовшейся от материкового утеса глыбой высотой метра четыре и площадью выступающей из воды поверхности всего лишь несколько квадратных метров. ?Пролив? (точнее, щель) между полуостровом Крым и этим островком имеет ширину всего сантиметров 30; а глубина его больше: расщелина уходит далеко под воду. Но как выбраться из воды? Камни под водой поросли водорослями и скользки. Да еще то и дело накатывающиеся волны мешают выйти на сушу. Все же с грехом пополам буквально выполз на материковую скалу и подошел к ее острию, где начинается островок. Но что это? Вместо ожидаемого панорамного вида на далекий мыс Алчак-Кая и окрестности Судака за ?моим? выступом (мыском), дальше, метрах в 100, виднеется еще один. Так какой из них есть собственно мыс Меганом?! Подумав, решил, что тот, на котором нахожусь: кажется, он выступает дальше в море. Да, дальше. А даже если и не так, то не плыть же к следующему выступу? Уже устал бороться с волнами, но, вообще-то, доплыл бы. Доплыл бы и обратно. Но дело в том, что на пляжике оставлены без надзора обувь, майка, фотоаппарат и деньги,? и надо быстрее возвращаться. Значит, в любом случае придется считать, что ?мой? мысок является самым что ни на есть Меганомом. К тому же понимаю, что Меганом — это не тот или другой микровыступ скалы, а весь большой полуостров площадью в несколько десятков гектаров вместе с горой. В скале — неглубокий широкий грот, похожий на слегка приоткрытый рот лягушки. Зашел туда, в трудом переступая босыми ногами по мелким острым выступам камней. Там лежат несколько пластмассовых бутылок с водой; наверное, это заготовленная кем-то пресная вода; но, несмотря на жажду, трогать бутылки я не стал. Перешагнул на вышеуказанный островок, прошел на другой его конец, выступающий в море (мимо вершинки).

Море и скалы. Волны и камни. Не берусь описать всю дикую красоту этого места: не хватит слов. Это надо только видеть (Больше всего мне не хватает сейчас фотоаппарата, но с ним я бы не смог плыть по волнам.) Как будто находишься миллиард лет назад, когда еще не было наземной растительности, на берегу теплого первобытного океана. Впечатление нарушают только чайки, которых в ту эпоху еще не было.

Сильно оттолкнувшись от камня, оказался в воде. Но вот беда! Восточным течением и волнами, создаваемыми юго-восточным бризом, меня несет в открытое море, причем совсем в другую сторону ? не туда, куда нужно. Побороть такое сильное течение нельзя, так что я лихорадочно подплыл обратно, к камням. Как же добраться до ?своего? пляжика? Берега-то ведь нет: море бьется непосредственно в почти отвесные утесы. Пришлось плыть рядом со ними, в брызгах и пене разбивающихся волн, цепляясь за камни руками и отталкиваясь от них ногами. Глубина здесь порядочная, но вокруг так много и подводных, и выступающих на поверхность огромных валунов (слегка подшлифованных водой обломков скал), что приходится соблюдать крайнюю осторожность, чтобы волны не бросили на них мое менее прочное тело. А когда прополз таким образом метров 30, можно стало отплыть дальше в море: течение сильно только там, где огибает выдающиеся в воду мыски.

Добравшись до фотоаппарата, еще некоторое время отдыхал и купался, но уже без дальних заплывов.

Потом, взобравшись по вышеупомянутым ступенькам на безопасное место, с сожалением посмотрел на море (виден вдали мыс Бугас) и начал взбираться на гору. Взору открылась бухточка,, серые скалы, вдоль которых я плыл, и оконечность мыса Меганом; выглядывает и островое в виде маленького рога

Оконечность мыса Меганом. Дикий утес

Оконечность мыса Меганом. Дикий утес

Метров через 20 подъема решил свернуть налево, на похожую на перепонку между пальцами утки гряду, одним концом прикрепленную к южной оконечности мыса Меганом (там стоит уже упоминавшийся маяк), а другим ? к середине горы. С верха, ?позвоночника? этой гряды на запад открывается столь великолепный вид, какого я в этом году еще не видел, несмотря на то, что уже возвращаюсь из Крыма домой! Опускающееся за дальние горы добела раскаленное светило окрасило простор ? морщинистое море и небесную дымку ? в желто-оранжевый цвет. Солнечная дорога на воде золотится вблизи, как апельсиновая кожура, и ослепительно белеет у горизонта А суровые утесы и отколовшиеся от них и упавшие в воду многотонные глыбы, кажущиеся с высоты мелким щебнем, превратились на фоне закатного пожара из серых в черно-бурые

Черное море. Оранжевая даль. Вид с горы Меганом на мыс Рыбачий

Черное море. Оранжевая даль. Вид с горы Меганом на мыс Рыбачий

Хочется взлететь и бесшумно плыть по воздуху в золотую даль?

Но ни Алчак-Кая, ни окрестностей Судака отсюда не видно: их заслоняет другая гора, высящаяся нал Рыбачьим мысом.

По гряде бродила группа девушек с рюкзаками ? вот уж настоящие туристки! Я же спустился к ?хуторку? и, минуя шлагбаум, вышел на дорогу, ведущую ?восвояси? ? через гору к велосипеду. Там, где серпантин, взбирался напрямик. Только взошел к фундаменту беседки, как вниз по моим следам направилась группа молодежи налегке.

Солнце ушло на покой за горы, но еще светло. Слегка посерело море, над ним белеет почти круглая Луна: полнолуние будет через три дня.

Недалеко от вершины Чабан-Басты ? сбор мототуристов. Мощные мотоциклы, нагруженные более моего велосипеда, мощные парни. И у каждого на заднем сиденье ? хрупкая девушка (наверное, для балласта). Ни один из примерно семи мотоциклистов (двое подъехали уже позже, встретившись со мной на дороге) не обошелся без девушки. И где они их столько набрали? Пожалуй, таких мотоциклистов также можно назвать настоящими путешественниками (даже не туристами): хоть их и везет мотор, хоть и трудностей меньше, зато все остальное ? то же, а впечатлений даже больше.

Обогнув по дороге с востока вершину Меганом, стал спускаться, опять спрямляя углы по тропкам. Снова вышел на дорогу. Нахожусь на высоте 150 ? 200 м. Впереди ? заключительный этап спуска. Заповедный хребет Кара-Даг на фоне посеревшего неба тоже потемнел, стал призрачным. А слева из-за горы уже показался кусочек моря, мыс Алчак-Кая, а за ним ? огни вечернего Судака; вид в ту сторону я запечатлел с длительной выдержкой, поставив фотоаппарат на перекладину огромной ажурной металлической вышки ЛЭП,? на снимке вместо позднего вечера получился ранний; жаль, что гора Меганом на переднем плане загородила почти все море.

. Велосипед оказался на месте ? зря я так сильно волновался за него. Сейчас 21-30, то есть пеший поход на Меганом длился больше пяти часов. Первым делом нужно утолить жажду, уже давно мучившую иссохший организм, а уже затем ? голод. А поскольку ехать куда-либо уже поздно (тем более не знаю, куда дальше ехать) и лучшего места для ночлега все равно не найти, укладываюсь здесь же, между несколькими кустами колючего лоха, составляющими обособленную микророщицу (или макрокуст, послужащий мне шатром).

Появились комары ? предвестники степей,? но пока их мало: еще не закончились горы, а комары их не любят: в горах негде размножаться, поскольку мало стоячей воды.

Ярко светит желтая Луна ? подруга ночного путешественника, поэтому фонариком почти не пользуюсь.

За день пройдено ? по счетчику ? всего 30,3 км (из-за пешего похода на Меганом); от Волгограда ? 1402,4 км.

Улегся около 23-00.

ДЕНЬ ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ,
17 августа

Выбравшись на асфальт (велосипед отдыхал примерно 16 часов) поехал направо, на восток. Дорога спускается в Бугасскую балку и закругляется направо, к мысу Бугас (?горло?), иначе ? Капсель. Но мне на море не нужно: надо ехать дальше. Мне бы выбраться на ведущую в Феодосию трассу А 294. Решил выехать на нее через Прибрежное и Солнечную Долину. До Прибрежного асфальта нет, а где найти нужную грунтовку среди других дорожек и тропок? Вернулся почти до места ночевки, свернул на грунт (недалеко от того безымянного озера) и поехал опять-таки на восток, но уже левее асфальта.

Встретилась группа конных туристов (в основном, туристок, которые, похоже, первый раз сидят на лошадях). Два инструктора попросили меня положить велосипед, чтобы лошади не испугались. Видимо, испугавшись, они сбросят своих неопытных наездниц: какие всадницы, такие и лошади. Старший инструктор сказал, как проехать в Прибрежное. Оказывается, я рано вернулся, когда ехал по асфальту к Бугасу: чуть позже надо бы свернуть на левую грунтовку.

И вот я еду в Прибрежное, на север-северо-восток. Сначала ? подъем на небольшую горку

Цветы арбузоогурца близ горы Меганом

Цветы «арбузоогурца» близ горы Меганом

(это перед ней я снял цветущий ?арбузоогурец?); затем дорога стала слегка петлять по винограднику, внутри которого я невольно оказался. В конце виноградника из земли торчит изогнутая лебединой шеей поливочная труба (трех- или четырехдюймовка), внизу, в луже ? задвижка. Это как нельзя кстати: воды осталось всего несколько граммов. Кручу задвижку ? и слышу только бульканье. Потом, когда воздух вышел из системы, полилась долгожданная влага. Я налил 4 бутылки ? 6 л. Тем временем подошел сторож. У меня совесть чиста: не сорвал ни одной ягоды. А сторож и не стал ругаться; он только удивился, что в кране есть вода (хорошо, предупредил, что она техническая) и сказал, что не нужно его закрывать.

Мимо невысокой горы ? на плотинку, запруживающую ручеек. Справа ? огороды, дачные домики. Мостик через еще один ручеек.

Прибрежное. Въезжаю на асфальт. Налево ? направление в Солнечную Долину и на Феодосийскую трассу, справа ? какая-то база, а прямо (и потом ? направо) ? дорога вниз, к морю. Зная, что после Меганома купание на заурядном столпотворительном пляже вряд ли понравится, я все же поехал к морю (велико его притяжение!), успокаивая себя тем, что только окунусь ? и назад.

На карте обозначены какие-то развалины. Что-то их не видно. Впрочем, если имелась в виду не историческая достопримечательность, а руины развалившегося при перестройке предприятия, то такие развалины встречаются в каждом населенном пункте.

Пляж не обманул моих ожиданий: муравейник и взбаламученная вода. Да еще откуда-то понаехали десятки машин, создавая тесноту и грязь (шлагбаумщик здесь тоже собирал плату за въезд). Много ларьков со съестным. Купил пахлаву (из-за желания попробовать неизвестный продукт; оказалось, что это завернутое в целлофан холодное печеное тесто, посыпанное липким сахаром). Разумеется, искупался. На северо-востоке уже близко ?красуется? профиль Кара-Дага.

. Еду по солнечной долине на северо-запад, к Солнечной Долине. Юго-восточный утренний бриз мешает. Еще больше мешает пологий, но затяжной подъем.

Солнечная долина ? большой чистый поселок. Здесь сохранилась каменная христианская церковь (рядом с кладбищем), кажется, еще X века

Солнечная Долина. Древний православный храм

Солнечная Долина. Древний православный храм

Разумеется, греческая. Церковь отреставрирована и работает. Рядом лежит камень, под которым был похоронен замученный турками христианский священник; что стало с его останками и могилой, неизвестно. Вовнутрь я заходить постеснялся.

На левой улице, в магазине, закупил продукты.

Из Солнечной Долины дорога, вытекающая из тихой двойной аллеи, ведет на север, к горам. Впереди ? удивительной красоты нагромождения высоких отвесных гор и пиков: то Порсук-Кая (?барсучья скала?, называемая также Кабаном или Носорогом) и крайние западные утесы хребта Эчкидаг (?козлиные горы?).

Поворот налево, в гору. Порсук-Кая теперь справа. К ее боку прилепилась автодорога. И лишь потом я понял, что это ведущая в Феодосию трасса А 294, на которую и собираюсь выбраться.

Зразу за этим поворотом, справа, на широкой поляне, расположился на обед. Снял который раз скалы Эчкидага. Многие здесь тоже останавливаются для фото- и видеосъемки. Когда уже собрался уезжать, подъехал на автомобиле турист, с которым мы долго разговаривали, рассматривали карту, сравнивали Крым с Кавказом. Я рассказывал о велотуризме. Он искал хорошее место ? я посоветовал Меганом. Он же показал на карте Орджоникидзе,? видимо, тоже замечательное место.

Подъем. Слева ? домики. Под углом градусов 150 поворачиваю резко направо, на А 294. Столбик 90 км (очевидно, километраж исчисляется от Симферополя). А в Морском я купался позавчера у столбика 92 км. Что же, я проехал оттуда минус 2 км? Нет, просто расстояние от Симферополя до Морского измерено по пути через Алушту (дорога от Алушты вдоль моря очень извилиста), а досюда ? через Грушевку и Судак.

Подъем. Слева ? Громада Порсук-Кая (ее с этой же дороги снимал в 1999 году, не удержался и сейчас). Справа ? обрыв; с него то и дело открываются виды как бы с птичьего полета на Солнечную Долину, море и даже далекую гору Меганом. Снимая себя с автоспуском на фоне этой красоты, я потерял крышку от объектива. Жалко, ведь далеко уже не социализм, когда крышки объективов (да и сами объективы) продавались в ?Культтоварах?. Это последняя крышка. Примерно на километр возвращался за ней, причем пешком, чтобы не тащить велосипед вторично в гору (а что под гору я бы съехал и все равно бы выиграл ? об этом не подумал). Многочисленные придорожные торговцы виноградом и вином с удивлением смотрят, как я туда-сюда то ползу с велосипедом, то спортивно иду без него.

В разрыве гор издалека все еще виден Меганом.

Сегодня наступила такая жара, какой еще не было с момента выезда из Волгограда. Да и попутный бриз не дает прохлады: он юго-западный, поскольку сейчас разгар дня. Первый раз пожелал себе встречного ветра. В изнеможении сел прямо на теплую бетонную обочину, в тень, прислонившись спиной к парапету, то и дело глотая воду. Потом еще раз отдыхал ? прямо на земле. В 1999 здесь было несколько обвальных участков (где часть дороги проваливалась вниз); теперь все отремонтировано.

Пропасть справа отодвинулась, дорога запетляла по заросшим лесом горам. Хорошо помню этот подъем, но тогда был прохладный вечер. А сейчас-таки июльская жара! Из-за нее в июле (за редкими исключениями) и не езжу в походы ? так она настигла меня в августе! Подъем закончился на 94-м км ? расстояние около 3,5 км я прошел за 1,5 часа! Даже, возможно, больше, чем 1,5.

И вот ? перевал (около 290 м) у горы Чукур-Кая (381,8 м). Вниз! Слева ? заброшенные домики; смутно помню, что здесь было что-то вроде магазина, кафе, места отдыха. Через несколько метров в просвете правых деревьев мелькнула живописная картина с кусочком дороги внизу (напетляв километр ? другой по серпантину, я и сам там скоро окажусь). Спуск здесь не веселый, как перед Судаком, где можно отпустить велосипед на волю силы гравитации и наслаждаться скоростью и ветром в ушах,? спуск здесь без всякого преувеличения опасный. Крутизна, короткие отрезки серпантина, несчетное количество зигзагов, предельно малые радиусы поворота, отсутствие видимости как вперед, так и назад (кругом лес) — ноги устали все время сдерживать на тормозе рвущийся вниз велосипед. А дать ему волю нельзя: не впишется в поворот. Машин много (их, конечно, не больше, чем на других участках этого шоссе; но у страха глаза велики ? и кажется, что они то и дело выныривают из-за поворотов то спереди, то сзади, а то и одновременно). На асфальте ? черные следы шин тормозившего транспорта. Я пропустил большой грузовик с прицепом, и он проехал вниз, оглашая окрестности душераздирающим почти непрерывным скрипом тормозов и создав за собой шлейф легковушек. Сколько же трупов на счету этого участка дороги?

Но вот шоссе вышло из серпантина, стало прямее. Тут я дал велосипеду волю, из-за чего встречным ветром сдуло шапку ? пришлось возвращаться.

?Щебетóвка, посёлок городского типа в Крымской области УССР, подчинён Феодосийскому горсовету. Расположен в 27 км от Феодосии. Виноградарский совхоз-завод ?Коктебель. (Статья из БСЭ.)

Это довольно большой поселок. Слева ? гора, справа ? уклон вниз, а на нем, за заборами ? дворы с небольшими домиками; в одном из этих дворов мы с Черным набирали воду. За ними протекает речка Отуз, или Кучук-Узень (?малая река?).

Широкая площадь. В правой забегаловке заказал чебуреки, а пока они жарились, зашел в большой магазин на противоположной стороне улицы, взял там 180-граммовое мороженое (специально выбирал побольше), вернулся к забегаловке и уселся под навесом пировать. Тем временем мужик в состоянии легкой трезвости подозрительно облокотился на мой находившийся в багажнике рюкзак ? пришлось прервать трапезу, отогнать мужика и привести велосипед от дороги ближе к себе.

Дальше Щебетовка напоминает уютный курортный двухэтажный городок: уютный же он потому, что расположен не у моря,? в Коктебеле будет муравейник.

За поселком, справа, лег отдохнуть, потому что из-за зноя не было больше мочи передвигаться, тем более что после обеда расслабился.

Километрах в трех за поселком узнал тот левый отворот, куда мы с Черным вечером 18.08.99 свернули для ночевки (мы тогда расположились на пригорке и слушали доносившуюся откуда-то музыку).

Сразу за этим отворотом ? мостик через небольшой ручеек ? приток Отуза,? а за мостиком, справа,? огороженный проволочным забором виноградник. Вот под этим забором, на земле, в тени небольшого дерева, прямо рядом с дорогой, на виду, я улегся снова. Попробовал воду: она горячая. То есть ее температура выше температуры моего тела. Значит, воздух прогрелся как минимум до 37 градусов (ощущение такое, что до 40).

Поворот направо, небольшой подъем. Виноградник закончился ? есть возможность отойти подальше от дороги, что я и сделал: зашел в небольшой лесок и опять улегся в жидкой тени, намереваясь вздремнуть. Но этого не дали сделать, во-первых, насекомые (из-за них днем спать никогда не удается), а во-вторых, на беду оказавшаяся на этом дереве горластая ?гиперсорока? (что это за птица, сказано выше). Я пытался ее отогнать, но она лишь перелетела на соседнее дерево и разоралась с новой силой. И я поехал дальше.

Впереди, а после поворота ? справа, почти рядом,? тот самый уродливый профиль головы великана, лежащей на затылке, который, вероятно, был виден зубчиками расчески еще с Арабатской стрелки, а с горы Меганом ? уже дымчатой громадой.

Часто снуют маршрутки Феодосия ? биостанция (позже узнал, что станция эта расположена в ближайшем к Щебетовке прибрежном населенном пункте ? Курортном; там же находится и Карадагский дельфинарий).

Перед Коктебелем ? знакомая тополевая аллея.

? небольшая болгарская колония Таврической губернии, Феодосийского уезда; дворов 18, населения 119 душ. Тут же рядом татарский поселок в 7 дворов и 34 души. Оба поселка расположены у Черного моря, на берегу бухты, ограниченной мысами Карадагом и Киик-Атлама. Небольшая Коктебельская долина, в которой расположены эти поселки, хорошо защищена горами с севера и северо-востока; при достаточном количестве влаги, она могла бы представить значительные удобства для культуры но, к сожалению, здесь нет постоянной речки? Берег Коктебельской бухты усеян мелкими раковинами и камешками, между которыми попадаются кусочки сердолика, халцедона и яшмы. Для собирания этих каменьев туристы приезжают из Феодосии и Судака.

К. В.? (Выдержка из статьи в ЭСБЕ.)

?ПЛАНЕРСКОЕ (до 1944 Коктебель), поселок городского типа в Крыму, на Черном м., у подножия г. Карадаг, в 20 км к юго-западу от Феодосии. 2,8 тыс. жителей (1991). Приморский климатический курорт. Дом творчества ?Коктебель?, основан М. А. Волошиным. В доме, где жил Волошин, — музей. В 20-30-е гг. центр планерного спорта. Музей планеризма. Близ Планерского — Карадагский заповедник?. (Статья из БЭКМ.)

Теперь Планерское снова называется Коктебелем. Трасса идет прямо через этот курортный поселок. Сначала ? обычные деревенские постройки. Завернул в правую улочку, откуда текла вода: думал: колонка. Но нет. Все ж немного воды на этой улочке раздобыл: 1,5 л налил дедушка, вывезший из дома свою спутницу жизни в инвалидной коляске. Он извинился, что больше дать не может: с водой в поселке трудности. Огромное спасибо и за это! Предлагал остаться в Коктебеле до вечера: намечался то ли концерт, то ли фестиваль казачьей песни. Мне не до фестивалей. Жаловались дедулька с бабулькой на свое нелегкое нищенское житье.

Дальше поселок принял вид маленького городка. У правой площади с небольшим напоминающим дом культуры зданием ел выросшие прямо у асфальта сливы (или алычу?).

Ближе к центру Коктебель принял вид курортного муравейника: небольшие домики с яркими рекламными плакатами; бесчисленные рыночки, магазины, ларьки, киоски; снующий не только по тротуарам, но и по проезжей части ? трассе А 294 ? полуголый люд, заставляющий машины еле-еле двигаться и то и дело сигналить. Припарковался слева, у столба, рядом со скоплением стоящих у обочины машин, еще более замедляющих движение по трассе. С трудом перейдя на другую сторону дороги, в киоске обменял 500 рублей на 85 гривен (по тому же сходному курсу, что и в Мариуполе). Тем временем на левой стороне открылось фотоателье ? купил там две немецкие пленки ?UFO? (сказали, что так теперь называется фирма ?Agfa?).

Поселок заканчивается. А справа, метрах в трехстах, море ? как раз то, что мне нужно после принятой сегодня сверх меры солнечной ванны. Перед мостом через ручей свернул на пляж. Правая его часть огорожена для культурных отдыхающих, а слева можно купаться. Вброд пересек вышеупомянутый ручей (хотел набрать воды, но кто-то сказал, что она грязная ? я и не стал), поглазел на высокую надувную горку, с которой в воду могут скатываться в море люди; сей аттракцион еще играет роль телефонной станции: как гласит реклама, с него можно позвонить куда угодно.

А пройдя немного налево вдоль берега, неожиданно оказался на нудистском пляже. Мне доводилось бывать в подобном месте между Туапсе и Агоем 25.08.02, но там людей было очень мало, да и те какие-то стеснительные: держались обособленно, мелкими группами или поодиночке; да и находилось то место вдали от населенных пунктов. Здесь же ? сотни обнаженных тел, женских и мужских, молодых и не очень, стройных и не очень (но, в основном, молодых и стройных: им нечего стесняться). Глаза разбежались; в голове слегка помутилось. После походного аскетизма смотреть на это вредно для здоровья. Мозг понимает, что надо уйти, чтобы не травмировать психику; но тело уходить не хочет. В итоге пробыл там часа два ? три, несколько раз купался.

Снял пляж с горки, на которой сидел художник с мольбертом). На этой же горке меня спросили, где находится могила Волошина. На моей карте она на горе, слева от дороги, ведущей в Феодосию. Они же сказали, что, скорее всего, могила ? на другой горе, справа от дороги.

Когда я выбрался на трассу и переехал через ручей (уже смеркалось), то спросил у женщины (она оказалась пьяной, а ее взрослая дочь была почему-то трезва, а потому угрюма), где же все-таки могила. Женщина, давясь красноречием, тоже уверенно заявила, что справа. Я все же свернул налево, но дорога была так плоха и замусорена, что вряд ли она может вести к могиле великого поэта (может, туда нужно ехать из поселка, а я пытался пробраться с обратной стороны?).

Вернулся на трассу и поехал в сторону Феодосии, прочь от моря. Направо, под парадную арку, уходит хорошая дорога в, видимо, виноградарское сельхозпредприятие; может, поехать туда и поискать могилу Максимилиана Волошина? Но где, не знаючи, ее сейчас в потемках найдешь? Так что лучше отказаться от этой затеи.

Подъем хоть и не очень крут, но мне с грузом ехать трудно, хоть и хорошо отдохнул (если посещение нудистского пляжа можно назвать отдыхом). Обогнали парень с девушкой ? велосипедисты налегке ? и стали удаляться, мерцая красным стоп-сигналом. Мне за ними не поспеть.

Дело не столько в усталости и подъеме, сколько в неисправности велосипеда: еще в России начал иногда с треском срываться крутящий момент, заставляя меня делать холостые усилия и нервничать; постепенно этот дефект настолько усилился (треск уже сменился легким скрежетом), что велосипед перестал преодолевать даже незначительные подъемы. Не ?тянет? ? и все! Я уже давно понял: дело не в том, что цепь срывается с ведомой звездочки (у Лакедемоновки, помнится, даже пытался эту звездочку перевернуть), а в том, что износилась обгонная муфта во втулке заднего колеса, хотя прослужила она всего 1,5 — 2 года. (Вот как: большинство обычных людей ? даже большинство обычных велосипедистов, проезжающих за всю жизнь столько, сколько я за один год,? наверное, даже не знает, что это за муфта; а я ее уже который раз меняю.) Думал дотерпеть до дома, но нет: езда стала мучением. Твердо решил, что завтрашним утром наконец-то заменю эту муфту (у меня имеется про запас вся внутренность задней втулки: многолетний опыт подсказал, что без такой предусмотрительности отправляться в долгий путь нельзя).

Проехал под ажурной металлической аркой с рекламой какого-то коньячного завода (смутно припоминаю, что она была здесь и шесть лет назад).

Сошел в 21-50 недалеко от столбика 114 км (от Симферополя через Грушевку и Судак).

За день пройдено 44,6 км; от Волгограда — 1447,0 км.

Ночевал слева, между лесополосой и дорогой, за кустами. В лесополосу же не пошел, потому что она недавно горела. Причем горела не только она, но и все вокруг ? трудно было найти не обугленное место.

Появились комары ? я ожидал это: в Крыму чем севернее, чем степнее, тем их больше. Но они налетели в таком количестве (а я уже от них отвык), что долго не мог заснуть, хоть и намазался комароотпугивающим кремом.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЫЙ,
18 августа

Первым делом решил забраться на возвышающийся немного впереди, слева от дороги, юго-восточный край хребта Узун-Сырт (?длинный хребет?; около 170 м над уровнем моря), чтобы снять сверху Коктебель и Кара-Даг и попрощаться с Крымскими горами. Оставив велосипед, прошел туда по тропинке, через степь. Подъем несложен, ибо склон не очень крут, а из растительности на хребте имеются только трава да хилые кустики. Наверху ? стела с флюгером в виде самолета, установленная в честь первых российских авиаторов. Но это не самое высокое место, поэтому пошел на северо-запад и достиг кажущейся вершины. Но показалось, что дальше ? более высокое место. И так далее. Вершина хребта ? почти ровная линия протяженностью несколько сот метров ? и трудно определить, какая ее точка выше. Вид отсюда замечательный

Кара-Даг - профиль великана

Кара-Даг — профиль великана. Внизу, у моря,- Коктебель. Вид с хребта Узун-Сырт

но его портит большая свалка (видимо, ее возгорание и привело к степному пожару).

Вернулся к велосипеду ? поход на хребет занял 40 ? 45 минут. Еще часа два провозился с ремонтом: снял заднее колесо, разобрал втулку и заменил обгонную муфту.

Выехал около 10-15 . Другое дело: велосипед идет, как новый!

Направо ответвляется дорога в Орджоникидзе (о дороге туда меня вчера спрашивали), а вскоре справа возникло маленькое село Подгорное. Спрашиваю у встречного насчет воды,? оказывается, нужно свернуть направо, на центральную улицу, а там, слева,? ухоженный родник! Замечательное, выходит, село: если колонки и краны можно отключить и разломать, то родник как тек себе до перестройки, так и продолжает течь, невзирая на политическую и экономическую ситуации. Путники знают об источнике, поэтому вокруг много машин, воду набирают канистрами, а струйка тонкая — собралась очередь. Напротив родника ? огромное раскидистое дерево с зелеными, в пупырышках, плодами величиной с яблоко; они несъедобны, но их разбирают на сувениры, поэтому плодов внизу нет. Мимо проехала машина с баллонами бытового газа: про себя отметил, что он здесь в три или даже четыре раза дороже, чем в Волгограде. (Произошел инцидент с одним паразитом.) Наконец, и моя очередь подошла ? налил столько, сколько только смог.

Насыпное. Трасса А 294 закончилась ? и я свернул направо, на М 25 (Симферополь ? Белогорск ? Старый Крым ? Феодосия ? Керчь ? Анапа ? Новороссийск). Машин много. По этой трассе (только в обратном направлении), я недавно уже ехал: от Первомайского до Еленовки.

Степной пейзаж. Только близкие горы напоминают, что путник еще в Крыму.

?Феодосия, уездный город Таврической губернии

? порт Черного моря на юго-восточном берегу Крыма и уездный город Таврической губернии, при обширной бухте, на склоне горы Тете-оба; станция железной дороги; морские купанья (после евпаторийских лучшие в Крыму). В 1897 г. в Ф. насчитывалось 27238 жителей (15995 мжч. и 11243 жнщ.), в том числе русских — 16000, татар — 3200, евреев — 3000, караимов — 1700, армян — 1500, других национальностей — 1800. Ф. довольно хорошо обстроена; много красивых дач; для приезжающих имеются гостинницы. Церквей православных 4 (из них Александровский собор, построенный на месте прежней мечети, одна из красивейших в Крыму), арм.-григор. — 3, рим.-катол. — 1, лютеранская — 1; синагоги еврейская и караимская, 4 мечети. Учебных заведений 11, в том числе мужская и женская гимназии, учительский институт, мореходные классы 2-го разряда и 7 начальных училищ. Картинная галерея, завещанная городу жившим здесь художником И. К. Айвазовским; музей древностей. Водопровод из подаренного городу И. К. Айвазовским источника Су-баш (в 17 вер. от Ф., дает до 50 тыс. ведер в сутки)? Бюджет гор. Ф. в 1900 г.: доходов получено 210666 р. (13515 р. — сборы с недвижимых имуществ, 62582 р. — с городских имуществ, 75191 р. — с городских предприятий), израсходовано 209622 р., в том числе на городское управление 26006 руб., на народное образование 21947 р., на медицинскую часть 9902 руб.

История. Ф., как торговое поселение, существовала еще в глубокой древности: анонимный автор одного из периплов Черного моря сообщает, что тавро-скифы вели торговлю с Индией и на месте нынешней Ф. имели город Ардавду (т. е. город семи богов), быть может он же назывался и Хавоном. За 600 л. до Р. Х. милетские греки основали здесь колонию Ф. (богом данная). Она процветала несколько столетий, вела значительную торговлю, преимущественно хлебом, и слыла житницей древней Греции. Следы древнегреческой эпохи встречаются при раскопках (близ нынешнего карантина). Затем Ф. переходила в руки Босфорского царства и Рима, мало-помалу пришла в упадок и была совершенно разрушена, вероятно гуннами; в IV в. по Р. Х. о ней упоминается, как о незначительном местечке, под именем Каффы. В 1260 г. генуэзцы приобрели Каффу у татарского хана Оран-Тимура; под их владычеством город сильно вырос, приобрел большое торговое значение и сделался центром генуэзских колоний на Черном море. Каффа была хорошо обстроена, снабжена водопроводом, украшена фонтанами и сильно укреплена; в 1318 г. здесь была учреждена особая епископия. В 1475 г. турки завоевали Каффу, уничтожили многие здания, возведенные генуэзцами, но украсили город мечетями, минаретами, роскошными банями и базарами и переименовали его в Крым-Стамбул (т. е. Крымский Константинополь); встречаются также названия Кучук-Стамбул (т. е. Малый Константинополь) и Кефе. При турецком владычестве город мало-помалу падал и хотя оставался укрепленным пунктом, но сильно обезлюдел. В 1771 г. русские войска взяли его приступом; в 1774 г. по Кучук-Кайнарджийскому миру он отошел к России; в 1787 г. включен был в состав Таврической области, в 1796 г. — Новороссийской губ.; в 1798 г. объявлен на 30 лет портом-франко; в 1802 г. сюда переведены уездные учреждения и самый город выделен в особое градоначальство (упраздненное в 1827 г.); в 1804 г, город получил свое древнее название Ф. Несмотря на заботы правительства, Ф. оставалась лишь жалким городом и начала развиваться в последнее время, по соединении ее с внутренней Россией жел. дорогой (1892). Жителей в Ф. было: в 1829 г. — 3700, в 1838 г. — 4500, в 1861 г. — 8400, в 1874 г. — 10600, в 1894 г. — 17000?. (Выдержка из статьи в ЭСБЕ.)

?Феодóсия, город областного подчинения в Крымской области УССР. Расположен на юго-вост. берегу Крымского полуострова, в 116 км к В. от Симферополя. Порт на Чёрном море, ж.-д. станция (конечный пункт ж.-д. ветки от линии Керчь — Джанкой). 75 тыс. жителей (на 1 января 1976).

Ф. основана в середине 6 в. до н. э. выходцами из древнегреческого г. Милет, стала греч. полисом с развитыми торговыми связями. С 80-х гг. 4 в. до н. э. в составе Боспорского государства, крупный центр вывоза хлеба. В 107 до н. э. здесь был один из центров восстания рабов во главе с Савмаком. В 4 в. н. э. Ф. была разрушена гуннами, в конце 6 в. захвачена хазарами, в начале 13 в. монголо-татарами. Во 2-й половине 13 в. генуэзцы основали в Ф. торговое поселение Кафа, ставшее в 14?15 вв. важным центром торговли между Западом и Востоком (см. Генуэзские колонии в Северном Причерноморье). С 15 в. на территории Крымского ханства, крупный пункт работорговли. Во время рус.-тур. войны 1768?74 (см. Русско-турецкие войны 17?19 вв.) рус. войска в 1771 взяли Кафу. Крымское ханство стало независимым от Турции. В 1783 вместе со всей территорией Крыма город вошёл в состав Российской империи и получил прежнее название С 1802 — уездный центр Таврической губернии. В 1892 Ф. была соединена с ж.-д. линией Севастополь — Донбасс. В 1899 в Ф. из Севастополя был переведён коммерческий порт. В 1902 в Ф. возникла социал-демократическая организация. Рабочие Ф. участвовали в Революции 1905?07, в 1905 в Ф. заходил восставший броненосец ?Потемкин?. Советская власть установлена 20 декабря 1917 (2 января 1918), затем Ф. была оккупирована австро-герм. войсками, захватывалась англо-франц. интервентами и белогвардейцами. Освобождена Красной Армией 14 ноября 1920. С 1921 Ф. в составе Крымской АССР. Со 2 ноября 1941 была оккупирована нем.-фашистскими войсками, освобождена 30 декабря в ходе Керченско-Феодосийской десантной операции 1941?42, с 17 января 1942 вновь оккупирована. Освобождена сов. войсками 13 апреля 1944 в результате Крымской операции 1944. После войны город восстановлен, промышленность реконструирована. За годы Сов. власти Ф. превратилась в один из курортных центров Крыма.

Ф. — климато-бальнео-грязевой курорт. Лето очень тёплое (средняя температура июля 24 °С), зима мягкая (средняя температура февраля 0 °С); осадков 360 мм в год? Мелкопесчаный пляж. К 1975 было 16 больничных учреждений на 1 тыс. коек (8,6 койки на 1 тыс. жителей); работали 426 врачей (1 врач на 274 жителей).

В Ф. заводы: механический, молочный и др. Табачная, мебельная, игрушек, офсетная фабрики. Политехникум. Краеведческий музей (с литературно-мемориальным музеем А. С. Грина), картинная галерея им. И. К. Айвазовского, родившегося в Ф.

В старой части города средневековая планировка, на Карантинном холме остатки стен и башен Генуэзской крепости (14?15 вв.). В Ф. несколько христианских церквей 13?14 вв., мечеть Муфти-джами (1623). Со 2-й половины 19 в. преобладала эклектическая застройка (дачи, особняки, пансионы). В 1947?53 благоустроена набережная; в 1950?70-е гг. возникли новые жилые районы, выстроен ряд санаториев и домов отдыха, ж.-д. вокзал (1955). Памятник художнику Айвазовскому (бронза, гранит, 1930, скульптор И. Я. Гинцбург)?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?ФЕОДÓСИЯ, город в Крыму, порт на Черном м. Железнодорожная станция. 85,6 тыс. жителей (1991)?. Орден Отечественной войны 1-й степени (1982)?. (Выдержка из статьи в БЭКМ.)

Проехал городскую черту с красивым указателем. Чуть дальше дорожный знак показывает, что едущим в Керчь нужно сворачивать налево. Не верю: туда ведет очень уж задрипанная дорожка ? она не может быть трассой в Керчь.

Большая остановка городского транспорта; на противоположной стороне ? магазин. В честь прибытия в Феодосию купил в нем мороженое ?Пустунчик? (интересно, что это значит). (Переходить дорогу трудно из-за интенсивного движения.)

Развилка. Здесь уж налево, похоже, действительно идет керченская трасса. Мне нужно туда (времени остается мало). Но велосипед почему-то упрямо рулит направо, на Симферопольское шоссе, в центр города. Видимо, велико его желание еще раз побывать в Феодосии. Еду наугад, ориентируясь по солнцу, так как плана города нет. Проехал то ли по Советской, то ли по Свердлова, то ли по Куйбышева. Близок центр: чувствуется оживление. Чувствую, что к морю нужно свернуть налево. Одна ведущая туда улица (кажется, Победы) закрыта (или на ней одностороннее движение). Повернул на следующую. Помню, что справа находился театр или ДК. Оказался в очень тенистом треугольном сквере, бывшем бы уютным, если б не множество народа. Отсюда звонил из автомата в Волгоград: домой и на работу.

Отсюда Галерейная улица идет к самому морю. Слева ? своеобразное здание музея А. С. Грина; около него купил за красочный план Феодосии и окрестностей.

Перекресток Галерейной, Свердлова и Либкнехта ? его можно назвать небольшой площадью. Сзади ? торец музея Грина, спереди ? огромная каменная надпись на глухом торце одного из домов, где приведен указ Президиума Верховного совета СССР о награждении Феодосии орденом Отечественной войны первой степени.

До моря остался один квартал по Галерейной. Слева ? бок здания картинной галереи имени И. К. Айвазовского.

Настало время рассказать о центре города. Он без преувеличения красив. Дома одно- и двухэтажные, самой разной архитектуры. Похоже, они построены лет сто назад, но все аккуратно побелены и поддерживаются в идеальном порядке (во всяком случае, их фасады).

Но ошеломляет другое: тысячеликая толпа без устали хаотично снующего во всех направлениях народа. Галерейная улица, начиная от треугольного сквера, а также улицы Свердлова и Либкнехта (насколько хватает взгляда) отданы пешеходам (причем поддерживается идеальная чистота!). По бокам Галерейной, сузив проход, прижались друг к другу сотни ларьков с невообразимым разнообразием сувениров и прочих курортных товаров. Разумеется, ехать здесь невозможно ? велосипедист вынужден с трудом протискиваться сквозь людскую массу. После походного одиночества курорт кажется неестественно-фееричным, захватывает атмосферой беззаботности, веселой всеобщей лени.

Перед самой набережной ? переход через железную дорогу, справа виден главный вокзал Феодосии. Интересно, как поезда пробираются сквозь толпу? Впрочем, наверное, они здесь редки: тупиковая станция.

Посмотрел на Феодосийский залив Черного моря, на оживленный пляж, развернулся, опять пересек рельсы и, не доходя нескольких шагов до Галерейной, свернул направо, на односторонний проспект Ленина. Но протиснуться по нему с велосипедом еще труднее: лотков и ларечков больше, а народ так и бурлит, толкая друг друга всеми частями полуголых тел. Что-то есть от библейского столпотворения.

Сюда выходит фасад галереи Айвазовского, перед которым установлен памятник художнику с надписью на постаменте

?ФЕОДОСИЯ
АЙВАЗОВСКОМУ
.

так вот, снимать памятник пришлось сквозь просвет между двумя лотками под цветными зонтами, а постамент загородили тела

Богом данная Феодосия. Памятник Айвазовскому около его галереи

Богом данная Феодосия. Памятник Айвазовскому около его галереи

Я посетил эту галерею в сентябре 1981 ? пространство перед ней 24 года назад было пустынным. Да и вся Феодосия показалась тогда тихой, провинциальной. (И на открытках памятник этот изображен на свободном месте, только сзади него ? стена галереи.) Сейчас же ? что-то невообразимое.

Потолкавшись по проспекту с прохожей частью шириной в метр, снова в каком-то месте кое-как перелез через рельсы на набережную (она, наверное, тоже считается частью проспекта). Очень жарко. По пляжу торговки разносят еду ? спустившись по невысокой каменной лестнице, купил пирожки и так называемую самсу: взял ее из-за незнакомого названия ? самса оказалась большой ватрушкой с мясом (хочешь сбыть товар ? назови его по-чуднóму!). Искупался в теплом, почти как в ванне, море.

Нарушая правила дорожного движения, поехал по набережной на восток: здесь свободно: видимо, запрещено торговать. Слева, за железной дорогой, красуются двухэтажные особняки ?новых русских? начала XX века. Здесь прохожие редки: люди загорают на пляже или толкутся у ларьков; зато под деревьями расположились компании на одеялах. Уперся в огромный аквапарк.

Пришлось еще раз перебраться через рельсы. Пошел вверх по улице Горбачева (не того, о котором Вы подумали ? по улице Генерала Горбачева). Слева ? тенистый парк. Справа ? дом, где бывал А. С. Пушкин.

Направо ? на улицу Федько,? наверное, самую длинную в городе. По ней я через несколько километров выеду из Феодосии.

Справа ? Комсомольский парк с высокой стелой, на которой укреплен орден Отечественной войны.

Минут через 20 слева открылась взору великолепная церковь святой Екатерины. Напротив ? маленький фонтанчик; здесь долго набирал воду, подставляя бутылки под тонкие струйку (не только я: многие идут сюда утолять жажду: вода, наверное, питьевая).

Дальше место кажется знакомым: мы с Черным 19.08.99 где-то неподалеку покупали на базаре велозапчасти (возможно, у автовокзала, находящегося за церковью святой Екатерины), а потом, скорее всего, поехали по этой самой улице Федько.

Выезжаю на трассу М 25 (она шла в объезд города). (Где-то поблизости начинается дорога во Владиславовку и Джанкой ? Р 58.) Сворачиваю направо, на М 25. Переезд. Справа ? высокий бетонный забор, за ним ? нефтебаза и, возможно, другие предприятия. 117 км (от Симферополя).

Но вот позади остался последний дом Феодосии ? и я сворачиваю направо, к берегу. Это место называется Золотым пляжем. До моря всего метров 40, но тащить велосипед по песку трудно. Прислонив его к деревцу, прошел к морю и два раза искупался. В жаркий день ? морская прохлада! Блаженство! Мы с Черным купались на этом самом месте. Вот те самые обросшие водорослями валуны метрах в пяти от берега. Тогда о них с грохотом разбивались волны, а сейчас они лишь лениво перекатываются через камни. Побережье песчаное, мягкое, как на Арабатской Стрелке. Людей не очень много. Только вот мусора столько. (Даже не хочется продолжать.)

Пляж тянется 6,5 км ? до самого поселка Приморского (скорее всего, продолжается и за ним). Трасса идет вдоль пляжа. Справа, почти рядом ? синее море. Ветер попутный, горы закончились — езжай и радуйся! (Но с тревогой жду изменения направления бриза.) Примерно через километр свободный доступ к морю закончился: путь к нему перегорожен заборами: здесь пляж прибрали к рукам санаторий, многочисленные пансионаты и прочие организации. Народа много. И все это ? рядом с оживленной межрегиональной трассой (в одном месте над ней даже перекинут пешеходный мост). Люди переходят шоссе под самым носом у машин. Я чуть не наехал на зазевавшегося парня, бросавшего через дорогу арбузные корки. Жаль, что не наехал: из-за подобных ему нравственных инвалидов Золотой пляж превращен в свинарник (вернее, в человечник, ибо подозреваю, что гадили здесь не свиньи, а более нечистоплотные животные).

Заборы кончились ? снова рядом открытое море.

Приморский ? пригород Феодосии. Здесь трасса левеет и уходит прочь от Черного моря. Пересек поселок насквозь. В его конце ? подъем, а справа ? площадь. Воды нет (хоть мне пока и не надо, но впереди ? степь).

Здесь самое узкое место суши между Черным и Азовским морями ? Ак-Монайский перешеек. Начинается Керченский полуостров.

?Кéрченский полуóстров, восточная часть Крымского полуострова. Омывается на С. Азовским морем, на В. — Керченским проливом, на Ю. — Чёрным морем, на З. соединяется с Крымским полуостровом перешейком шириной 17 км. Площадь около 3 тыс. км 2 . В северо-восточной части — холмы (высота до 190 м), сложенные преимущественно известняками, глинами и песчаниками. Много грязевых вулканов. Юго-западная часть К. п. равнинная, сложена в основном палеогеновыми глинами. На К. п. имеются озера и русла временных водотоков. Климат умеренно континентальный, с умеренно мягкой почти бесснежной зимой, с жарким и сухим летом. Средняя температура января — 1,5 °С, июля 23,5 °С. Осадков 500 мм в год. Наблюдаются сильные восточные и северо-восточные ветры. Почвы — южные чернозёмы и темно-каштановые, нередко засоленные. Большая часть поверхности распахана. На К. п. расположен Керченский железорудный бассейн.

Во время Великой Отечественной войны 1941?45 на К. п. были проведены Керченско-феодосийская десантная операция 1941?42 и Керченско-Эльтигенская десантная операция 1943?. (Статья из БСЭ.)

Крымские Горы остались позади. С каждым километром они кажутся все меньше и меньше. Оглядываясь, мысленно прощаюсь с ними. Впереди ? выжженная Солнцем слегка всхолмленная степь. ?Степь? — мягко сказано, ибо то, что открывается взору ? полупустыня: есть места, где на всем обозримом пространстве можно заметить лишь одно ? два деревца. Это самое неприглядное место в Крыму. С трудом верится, что всего в 135 км отсюда (расстояние до Ялты по прямой) ? буйство субтропической растительности. Но не следует забывать, что Керченский полуостров славен не полупустыней: он омывается двумя теплыми морями: Черным и Азовским. Из любой его точки ? даже самой внутренней ? до моря не более 20 км! А в том месте, где я сейчас еду (по перешейку, соединяющему Керченский полуостров с остальным Крымом), от одного моря до другого всего 17 км!

Справа, не совсем рядом с дорогой, огромный указатель: ?ЛЕНИНСКИЙ РАЙОН?. Сидя на его парапете, мы с Черным обедали и слушали рассказ местного деда о том, как фашисты лавиной перли по этой дороге в Керчь.

Действительно, немного погодя в степи, слева, показался дзот, который я снимал в 1999 году; недалеко от него ? памятник:

ЗДЕСЬ В 1919 ГОДУ
ЧАСТИ КРАСНОЙ АРМИИ
ПОД КОМАНДОВАНИЕМ
П. Е. ДЫБЕНКО ВЕЛИ БОИ
С БЕЛОГВАРДЕЙЦАМИ
И ИНТЕРВЕНТАМИ

В ДЕКАБРЕ 1941 — МАЕ
1942 гг. ВОЙСКА 51, 44
47 АРМИЙ ГЕРОИЧЕСКИ
СРАЖАЛИСЬ ПРОТИВ
НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ
ЗАХВАТЧИКОВ?.

На этот раз построил кадр так: памятник ? вблизи, дзот ? на заднем плане.

Справа степь выжжена не только в переносном, но и в прямом смысле; еще струится вдали дымок. На совершенно голом ? до горизонта ? обугленном месте установлен большой щит:

(Откуда тут лес-то. ) Под снимками с этим удручающим видом так и хочется написать: ?Не уберегли??

Выехав из Прибрежного, я почувствовал поднимавшийся встречный северо-восточный ветер, который, все нарастая и нарастая, в конце концов сделал мое передвижение по голому, незащищенному пространству пыткой. Начинается приступ Борея. О том, что северо-восточный штормовой или даже ураганный ветер в здешних местах называют Бореем, я узнал позже, на Кавказе. Вообще-то, Борей в греческой мифологии ? бог северного ветра, но раз так называют северо-восточный, я буду поступать так же. Рискну предположить, что греческое название Днепра ? Борисфен ? также происходит от этого корня, ведь для греков Днепр ? северная река. Уральские горы при Геродоте (V век до нашей эры) назывались Гиперборейскими (http://www.ancientrome.ru/religia/greece/person/boreas.htm), то есть крайне северными. Гиперборейцы (ЭСБЕ) у древних греков — сказочный народ, живущий на крайнем севере. Ветер Борей особенно лютует в районе Новороссийска: три года назад, перед тем, как я путешествовал по Кавказу, он причинил там значительные разрушения и затопления и сдул и смыл много туристических палаток ? людей приходилось спасать.

А тут еще и жара. Раскаленный солнечный шар висит в почти безоблачном небе и низвергает на иссохшую Землю потоки ослепительного света, обжигающего ультрафиолета и палящих инфракрасных волн. Ветер не охлаждает: он горяч, как из печки. Ехать нет мочи: перешел на шаг. Лишь иногда сажусь верхом (в частности, на редких пологих спусках), чтобы разнообразить нагрузку на мышцы ног.

Справа ? одинокое чахлое деревце: в изнеможении лег отдохнуть в его жидкой тени (она настолько мала, что ноги остались на солнцепеке). Пока лежал, мимо прополз в том же направлении другой велосипедист ? местный, ненагруженный.

Батальное ? маленькое село. Отсюда налево уходит дорога в Семисотку (до нее около 8 км), Каменское и на косу Арабатская Стрелка; там я был пять дней назад; до начала Стрелки (Арабатской крепости) отсюда всего километров 19.

Перед миниатюрным хуторком Ерофеево на карте обозначен пруд ? наконец-то искупаюсь!
Но не тут-то было: он почти пересох, а то, что осталось, представляет собой грязную жижу; все подходы в воде усеяны десятками тысяч следов домашнего скота (бедные животные: и еды нет ? трава выгорела,? и пить приходится грязь).

Через несколько километров появилось небольшое облегчение в виде начавшихся по бокам шоссе лесополос (небольшое потому, что деревья в них пока еще редкие).

В Луговом, справа, купил у женщины, торговавшей у дороги, 2 л домашнего молока (по 2 гривны за литр). Выехав из села, улегся в правой лесополосе и отдыхал примерно с 18-30 до 19-00, попивая молоко, заедая его феодосийскими пирожками или самсой и рассматривая карту. А вот моя припасенная вода имеет температуру чуть ниже, чем человеческое тело, значит, сегодня градуса на два прохладнее, чем вчера. Видимо, пик жары пройден ? это радует.

Сразу за местом ужина свернул с трассы налево, в райцентр Ленино. Зачем? Уже давно задумал побывать на мысе Казантип. А теперь как раз представляется такая возможность. Побывав на Меганоме, а теперь и на Казантипе, я хотя бы частично компенсирую провал мечты о высоких горах южного Крыма и недополученные впечатления.

И вот я еду на север. Справа ? ряд пирамидальных тополей и осин. За ними виднеются широченные бетонные колодцы, накрытые крышками (ходил смотреть). Когда-то они использовались для орошения полей, но теперь, похоже, заброшены.

Снова подкачал переднюю камеру; двое суток всего прошло со времени предыдущего подкачивания — недобрый знак: пропускает?

Северо-Крымский канал. Переехав его по мосту, свернул направо, прислонил велосипед к дереву

Мой верный друг. Северо-Крымский канал у Ильичово

Мой верный друг. Северо-Крымский канал у Ильичово

набрал в канале воды. Купаться не стал: уже не так жарко, да и по скользкому бетонному склону трудно будет выйти из воды, а уцепиться не за что. Видел змею (возможно, гадюку), проползшую по бетону и спрятавшуюся в расщелине.

Направо. Село Ильичово. Дорога огибает левый холм. Налево. Еще один мостик.

?Лéнино (бывшее Семь Колодезей), посёлок городского типа, центр Ленинского района Крымской области УССР. Ж.-д. станция (Семь Колодезей) на линии Керчь — Владиславовка. Заводы винодельческий, молокозавод и др. предприятия местной промышленности?. (Статья в БСЭ.)

На окраине ? новая мечеть; на фото она получилась в лучах заходящего Солнца желто-розовой. (Если бы я имел объектив с ?зумом?! Не нужно бы подходить к ней: снял бы с дороги.) Деревенская улица. Справа видно скопление небольших построек ? там железнодорожная станция Семь Колодезей (ни одного колодезя из тех семи, к сожалению, не видно). Перед переездом через рельсы мимо станции подошла дорога из центра Ленино. За переездом я свернул налево и вскоре выехал из райцентра.

Еду на северо-запад. Ветер уж не мешает; да он, возможно, ослабел.

Большое село Калиновка. Дорога идет посреди него и поворачивает на север-северо-восток ? ветер начинает ощущаться..

За Калиновкой пытался кормить бездомного щенка (или это было за Ленино?), но он, испугавшись, убежал.

Налево ? отворот в Заводское. Сумерки. Остановившись у километрового столбика, допил молоко.

Перед Семеновкой снова после пятидневной разлуки увидел Азовское море: дорога близко подошла к нему. Это восточный край Арабатского залива. Свернул налево, на берег. Хоть уже и прохладно, но искупаться надо: потом можно будет похвастать, что в один день (хотя день, вообще-то, уже закончился) купался и в Черном, и в Азовском морях. Мужчина сказал, что поблизости с велосипедом я к воде не спущусь: действительно, здесь ? крутой трехметровый песчаный яр. Оставив велосипед наверху, спустился и искупался. Дно мелкое, песчаное. Днем здесь, наверное, людно; еще и сейчас купаются.

Семеновка ? довольно большое село, хотя на километровке указано, что здесь всего 340 жителей: видимо, разрослось.

Уже темно: редкие встречные фары начинают слепить глаза. Некрутой подъем. Слева ? телевышка. Справа подсоединяется дорога от Акташского озера, по которой поеду с Казантипа завтра.

Шоссе идет по степи мимо каких-то темных построек промышленного вида (только намного позже понял, в чем тут дело). По бокам ? будки автобусных остановок; на одной из них ждет мужчина: видимо, здесь ходят рейсовые автобусы (наверное, из Ленино в Щелкино или даже Мысовое). Встречаются большие лесопосадки ? многие из них выгорели. Где бы найти не тронутое огнем место для ночлега?

Впереди ? спуск, кажется, к Белокаменке (окраине Щелкино). Дальше ехать не стоит: там город. Налево ведет дорожка, перекрытая шлагбаумом, за которым ? то ли частные дома, то ли дачи. Около 22-15, обойдя шлагбаум, прошел налево, в широкую лесопосадку. Там и ночевал.

За день пройдено 79,6 км; от Волгограда — 1526,6 км.

Комаров почти нет.

Ярко светит луна: завтра ? полнолуние.

За день устал от ветра и зноя ? разбирал вещи наскоро, и уже в 23 часа с чем-то улегся.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ,
19 августа

Окраина Щелкино (Белокаменка, что ли?). Частный сектор или дачи.

Щелкино. Город с двадцатитысячным (согласно карте) населением, которого нет в энциклопедиях, хотя в БСЭ все города должны быть. А вот райцентр, пгт. Ленино с в два раза меньшим количеством жителей,? есть. Почему? Только ли потому, что Ленино ? райцентр? Из Интернета узнал, что города этого во время написания БСЭ еще не было:

?Поселок строителей Крымской атомной электростанции (КрАЭС), ставший впоследствии г. Щелкино, Ленинского района, был заложен в октябре 1978 г., строительство собственно КрАЭС (планируемая мощность — 3 млн. кВт) началось в 1981 г. Была построена одноколейная ветка железной дороги от станции «Семь Колодезей», в 1984 г. Крымская АЭС была объявлена Всесоюзной комсомольской стройкой. Заселялся г. Щелкино молодыми специалистами-атомщиками и имеющими опыт сотрудниками действующих украинских АЭС.

Итак, Крымская АЭС начала строиться, в строительство за 14 лет (1975-1989) было вложено более 800 млн. USD. Спустя некоторое время выяснилось, что станция «привязана» к одному из немногих мест, где строить опасно, а уж ядерный объект — просто недопустимо. Вполне обоснованно заволновались «зеленые», потом были идеи создать на базе КрАЭС учебный центр по подготовке диспетчеров атомных станций МинАтомЭнерго, но это уже когда стало ясно, что денег на окончание строительства нет и не будет. Официально строительство КрАЭС завершено в 1989 году?. ( )

Город назван в 1982 году в честь выдающегося советского физика-ядерщика К. И. Щёлкина, участника создания ядерного оружия, соратника И. В. Курчатова.

?ЩЕЛКИН Кирилл Иванович (1911-68), российский физик, член-корреспондент АН СССР (1953), трижды Герой Социалистического Труда (1949, 1951, 1954). Труды по горению и детонации в приложении к ядерному взрыву. Предложил теорию спиновой детонации. Ленинская премия (1958), Государственная премия СССР (1949, 1951, 1953)?. (Статья в БЭКМ.)

Развилка. Еду направо ? туда, где виднеются многоэтажные дома, кажется, даже шестнадцатиэтажки. Поплутал меж ними ? понял, что нужно было ехать по левой дороге. Перебрался туда, а как, уже не помню. Вообще, этот город почти не запомнился: видимо, не увидел в нем ничего примечательного (хотя в Интернете говорится о том, что город ого-го какой!).

За Щелкино слева к дороге подступило Азовское море.

Маленькое село Мысовое ? ворота Казантипа. Уперся в большую пустую площадь (вот бы такую в центр Морского, где самое столпотворение!). Поехал налево. Асфальт кончился. Узкие улочки с разбитой дорогой, маленькие домики — будто это не Крым, а глухая деревня в забытом Богом краю. Зато рядом ? море ? Мысовая бухта. Спустился к ней, постоял, посмотрел на катера (значит, глубина позволяет).

Поднялся на пригорок. В одном дворе добрая женщина налила мне 4,5 л воды.

И вот я на мысе Казантип (название его, как и города Казань, происходит от тюркского слова казан ? котел). (Буду снимать здесь столько, сколько нигде не снимал за время этого путешествия ранее.) Сведения об этом месте нашел только в Интернете.

?Казанти́п (тюрк. ?дно котла?) — мыс на берегу Азовского моря в северо-восточной части Крыма. Далеко вдается в море, имеет вид котла диаметром около 3-4 км, максимальная высота гряды — 107 м, средняя — 30-40 м, уровень дна котла — 20-30 м над уровнем моря.

Практически весь мыс покрыт степями, обрывающимися к морю известняковыми скалами. Памятник природы. Государственный заповедник Украины с 1998. Имеются небольшие месторождения нефти.

На востоке мыса — остатки античного поселения III?II веков до н. э.

Рядом с мысом находится город Щелкино — город строителей Крымской атомной электростанции.

В 1995 — 1999 в районе мыса Казантип проходил международный фестиваль электронной музыки ?Казантип?. В дальнейшем фестиваль проводился в других местах Крыма?. ( http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BF.)

?Мыс Казантип, а именно крайняя северная оконечность полуострова Казантип, — памятник природы (1964), заповедное урочище (1980), государственный заповедник Украины (1998), заповедник международного значения. Вообще «КАЗАНТИП» в переводе с тюркского означает «дно котла» — и в самом деле мыс, расположенный на северной оконечности полуострова, имеет вид котла диаметром около 3-4 км, максимальная высота гряды — 107 м, средняя — 30-40 м, уровень дна котла — 20-30 м над уровнем моря. Строго говоря, мыс Казантип суть брахиантиклиналь (яйцевидная выпуклая вверх складка) с пологим наклоном пластов на крыльях. На поверхности ядра казантипской складки находятся наиболее древние породы этого района — глины сарматского яруса, сами крылья складки сложены более молодыми верхнесарматскими — нижнемеотичискими отложениями с рифами известняков. Как было сказано, в верхней части Казантипа известняки, в которых много магния — часть кальцита замещена доломитом, так что их можно использовать в качестве флюса при плавке железных руд и как огнеупор, слагают кольцевую гряду, от которой по внешнему склону мыса отходят, как огромные древесные корни, по радиусам ответвляющиеся от ствола, боковые гряды. Пространство между боковыми грядами известняков занято глинами и мергелями. Казантип — это не кратер потухшего вулкана и не приподнятый атолл. Он возник по мере поднятия морского дна в сарматский и меотический века. Как и другие возвышенности Керченского полуострова, Казантип сложен мшанковыми известняками, карбонатными осадочными породами, в основном это прочно сцементированные скелеты мшанки Membranipora Lapidoza.

В мае 1998 г. Указом Президента Украины полуостров Казантип был объявлен национальным заповедником Украины.

Максимально высокая точка мыса Казантип 107 м находится на востоке, на вершине гряды. Чуть восточнее, над самой Татарской бухтой, в древнем, заросшем гармалой, оползневом цирке, в 1953 г. открыто одно из крупных античных поселений, обнаружен, например, ведущий к берегу моря подземный ход, жители поселения разводили мелкий рогатый скот, занимались хлебопашеством, рыболовством, собирали мидий. Поселение появилось на рубеже III-II веков до н.э. и погибло в III веке н.э. Археологи считают, что здесь мог находиться Гераклий, упоминаемый в трудах древнегреческих ученых. На известковом гребне восточнее поселения можно увидеть остатки каменных стен и крепид, ниже, над самым морем, располагалась усадьба античного времени. ( http://cape-kazantip.com.ua/index.php?r=6.)

Я хотел обойти все побережье мыса по часовой стрелке (около 11 км, но если учесть изрезанность очертаний береговой линии и необходимость постоянно выбирать путь, то получится гораздо больше).

Первое, что бросается в глаза ? нагромождение выступающих из земли камней, не прикрытых осадочными породами. Степь обрывается к Азовскому морю уступом высотой 5 ? 15 м (чем дальше, тем выше); и второе, что бросается в глаза (когда подойдешь ближе к морю) ? до того причудливо изрезанный берег с десятками, а то и сотнями минимысов, минибухточек, что такое не приснилось бы даже самому изощренному дизайнеру. В некоторых бухточках есть полоски песка, во многих ? нет. В воде, недалеко от берега, лежат тысячи камней всевозможных размеров и формы, иногда похожих на грибы, иногда ? на удивительных животных. Выступы берега ? каждый неповторим ? похожи на пьющих воду животных, вытянувших морды. И все эти камни, мысы, бухты омываются ласковыми прозрачными зелено-голубыми волнами, образующими в местах шлепков о камни легкую белую пену. Это донельзя изощренное каменное безумие создала вода, тысячелетиями неустанно облизывая берег, не выдержавший такой ласки и раскрошившийся.

В боку одного из мысочков заметил на уровне воды вход в пещерку. Спустился вниз. Пещера, в которую можно добраться только вплавь (вода теплая, нежная), оказалась маленьким гротом в выступе скалы (кажется, с двумя выходами). Разумеется, я туда забрался. Там тесно, таинственно; вместо пола под ногами ? волны (глубина воды в гроте сантиметров 20 ? 30). Выбравшись в степь, я указал на тот грот проходившему мимо парню, а он рассказал про огромный грот на мысе Тарханкут, куда помещается целый теплоход и где снимали фильм ?Пираты XX века?.

Сначала у воды сидели рыбаки, а в степи паслись коровы, но вдруг показалась табличка: заповедник (на фото она чуть виднеется вдали). Нельзя! Заборонено! В этом случае понятно: такие уголки Природы нужно охранять от людей. Обидно лишь, что люди, не являющиеся варварами, тоже не могут попасть в эти дивные места. (Непонятно другое: почему военные любят обосновываться на таких уникальных участках, огораживая из колючей проволокой и охраняя вооруженными до зубов часовыми? Из-за них, например, я не попал в январе 1984 в Долину Гейзеров на Камчатке; да и на саму Камчатку в Советское время гражданскому неместному человеку пробраться было нельзя. Из-за них же я в августе 2003 не довелосипедил до высочайшей вершины Южного Урала ? Ямантау. Неужели они не могут поставить свои ракеты и прочую технику не в Долине, допустим, Гейзеров, а в десятке километров в стороне? Или, может, красоты природы скрашивают их суровые армейские будни?)

Решив, что я Природе не враг, прошел в заповедник: не для того я сюда столько добирался, чтобы сейчас повернуть назад.

В одной из бухточек увидел очень живописное скопление камней. Еще раз спустился. Снизу вид еще красивее, чем с обрыва: чистейшие волны у самых ног; вокруг ? нагромождение многотонных серых валунов, кое-где покрытых мхом или травой; изъеденный водой отвесный берег. Все это настолько прекрасно, что с трудом верится, что это реальность, а не похмельный сон. Здесь, кажется, еще красивее, чем на Меганоме, но только там скалы величественнее.

Но реальность быстро напомнила о себе в виде двух работников заповедника. Один из них, предъявив удостоверение, выразил недовольство, что я нахожусь на территории заповедника. Я сказал, что на моей карте он не обозначен (действительно, для меня наличие этого заповедника оказалось неожиданностью). Не буду передавать весь разговор ? слишком долго. Если короче, заповедник оказался не настоящим: я заплатил 10 гривен, получил квитанцию и получил право целый день гулять, где хочу (можно было и заночевать, но тогда пришлось бы доплатить). (А из Астраханского заповедника 04.05.03 меня просто вытурили, да еще пригрозили большим штрафом, хотя на горе Большое Богдо я все же успел побывать.) Работник Казантипского заповедника прочитал инструкцию, как надо себя вести, на что я заметил, что всегда на Природе так поступаю. Еще он предложил купить подробную схему мыса, но я отказался ? и не зря: потом нашел ее в Интернете.

Конечно, понимаю, что Богу, за осмотр владений которого я заплатил, деньги мои не передадут. Они пойдут на содержание администрации и охраны заповедника. Но зато входная плата резко уменьшает количество желающих сюда пройти: за весь день видел на охраняемой территории лишь несколько человек. Потому здесь так чисто. Разумеется, тут нет ни рыбаков, ни пасущихся коров. Полагаю, что раньше Казантип был загажен, как и все другие места, куда человек имеет легкий доступ. Думаю также, что во время популярных музыкально-тусовочных молодежных фестивалей, проводившихся здесь ранее, Казантип превращался в помойку.

?Заповедные труженики пошли отлавливать парочку нудистов, расположившихся загорать в одной из бухточек; а я, довольный, что не выгнали, отправился дальше.

Потом еще раз спустился к морю, искупался. Глубина возле Казантипа немалая ? и не подумал бы, что в Азовском море такое возможно.

Вокруг много черных птиц, которых я называю бакланами (но все же меньше, чем на Арабатской Стрелке, находящейся, кстати, всего километрах в тридцати отсюда). Они сидят у самой кромки обрыва, своими позами напоминая степных сусликов, и смотрят на воду; но больше любят сидеть на камнях, окруженных водой со всех сторон. Там они организовали нечто вроде маленьких птичьих базаров. Камни, облюбованные ими, напоминают грибы с белыми (из-за птичьего помета) шляпками

Казантип. Азовское море. Птичий мини-базар

Казантип. Азовское море. Птичий мини-базар

Иду вдоль берега по извилистым дорожкам и тропинкам, то и дело обходя камни или перебираясь через них. Путь преградила балочка, по которой протекает не показанный на моих картах единственный на Казантипе пересыхающий ручеек, выполняющий роль дренажного канала, соединяющего ?дно котла? с морем в районе буты Шарабай (там купаются несколько человек). Сейчас русло ручья сухое (или почти сухое) ? и я спрятал на его дне, в зарослях тростника, велосипед с вещами: очень уж они мне мешали.

Дальше иду налегке: то по гребню, то подхожу к морю, то занимаю промежуточные позиции.

Опять встретились те работники заповедника: они поинтересовались, где мой велосипед, и предупредили, чтобы я не подходил к их вагончику, когда его увижу (что у них там такого секретного?). Впрочем, если что-то непредвиденное случится, то можно и подойти.

Вот, похоже, самая северная точка Казантипа. За ней ? бухта Широкая. Действительно, широкая. Недалеко от нее увидел мужчину на легковой машине: или свой, или хорошо заплатил. Еще раза два замечал большую моторную лодку (можно сказать, маленький катер), с ревом мчавшуюся вдоль берега,? вот уж кому наплевать на охрану заповедника.

Обедал в крайне живописном месте: на самом краю степи, отвесно обрывающейся к морю десятиметровым уступом (о других красотах сказано выше).

А вот и вагончик. Обошел его со стороны гряды, справа. (Возможно, вагончик встретился уже после обеда).

Вместо сравнительно ровной степной полосы между морем и грядой возникла и преградила дорогу продолжавшееся, наверное, километр, а то и больше, дикое нагромождение поросших травой и редкими кустами маленьких и огромных известняковых валунов. Целое бурлящее каменное море! Будто великан, разозлившись, разломал скалы и перемешал их обломки. В одном месте под камнями величиной с автомобиль была пустота ? я спустился туда по узкому лазу. То, что увидел, очень похоже на пещеру, хотя пещерой и не является. Это можно назвать маленькой комнатой: одному человеку тут можно жить, причем никто никогда не найдет. Свет падает сквозь щели между камнями. Но жутко представить, что будет, если они вдруг зашевелятся. Хотя такие громады сами собой, без землетрясения, вряд ли пошевелятся раньше, чем через тысячу лет. Вышел из ?комнаты?, кажется, через другую ?дверь?.

Пробраться сквозь россыпь скальных обломков стоило большого труда, тем более что некоторые камни (из тех, что поменьше), были ?живыми?, то есть неустойчивыми. Но я обходить не стал ? пробрался, поскольку при всей своей неуклюжести эти громады по-своему красивы. Многие из них имеют совершенно фантастическую форму ? и мне казалось, что нахожусь в мастерской сумасшедшего скульптора и вижу его неоконченные работы. Имя этого скульптора ? Ветер. Именно ветровая эрозия придала такие иррациональные очертания его творениям. Особенно понравилось одно из них ? пятиметровый камень с двумя сквозными отверстиями

Казантип. В мастерской сумасшедшего скульптора

Казантип. В мастерской сумасшедшего скульптора

через одно из которых я пролез (видимо, именно его видел на рекламном стенде в одном из крымских городов). Сфотографировал себя на фоне этого камня. Другая ?скульптура? жутковата: ужасное доисторическое животное с клювом и распоротым брюхом ? гротом. А эта еще не отколовшаяся скала напоминает осколок черепа диаметром метров восемь.

Еле выбрался. Один раз упал на камни, но, к счастью, не свысока. А потом поскользнулся и шлепнулся уже на почти ровном месте.

Тем временем морской берег стал еще более красивым: береговая линия здесь причудливее, обрыв выше, камней больше ? и вся картина более дикая. Больше и птиц, ее оживляющих

Казантип - дно котла

Казантип — дно котла

Кончилась пленка: 36 кадров израсходовано только на Казантип! Пытался отмотать пленку чуть назад, чтобы получился еще один кадр, но в итоге не только не снял его, но испортил предыдущие два. Досадно, что не экономил, что много снимал камни. Теперь только наступило самое замечательное место, а пленка ? в рюкзаке (в велосипеде). Настроение упало. Рука все время тянется к фотоаппарату, а он пуст? Смотрю на окружающие красоты как бы по инерции, без настроения, понимая, что все это завтра забудется, а запечатлеть нечем.

Искупался последний раз в лагуне (далеко вдающейся в берег бухте с мелким дном), в прогретой Солнцем воде с маленькими рыбками. О том, какова эта лагуна, могу сказать только: райское место.

Неподалеку нашел измочаленное волнами и прибитое к берегу бревно (может, со старинного затонувшего корабля?) и кусок пемзы (отдал его потом маме).

Думаю, что больше здесь без фотопленки делать нечего. Пройдено три четверти казантипского побережья. Буду возвращаться к велосипеду. Но все еще не могу уйти далеко от берега: поднимусь ? а ноги сами веду вниз, к следующим бухточкам. Наконец, окончательно направился вверх. (Хотя дальше были развалины античного города, но я об этом не знал.)

А вот в этом месте не сказочный великан постарался: люди разрыли одну из горок: вижу заброшенный карьер.

На высшей точке мыса Казантип ? фундаменты двух домов (даже руин не осталось): согласно полукитометровке, здесь, на высоте 106,5, должен находиться маяк; по другим данным (из Интернета) это бывшая радиолокационнная станция. И остатки садика, о котором там упоминается, есть, хотя весьма жалкие.

К велосипеду прошел уже не по берегу, а по ?дну котла?: пересек мыс напрямую по грунтовке с востока на запад. Здесь ? еще одно чудо техники ? заброшенные ?качалки? для добычи нефти ? кривошипно-шатунные установки со штанговыми глубинными насосами. Их здесь десятки. Я забрался на одну из них. Установка импортная (надписи ? на английском), чьего производства, не разобрал. Почти все цело, даже трубопроводы, ведущие к центральной станции ? нескольким домикам за заборами. Около них стоит несколько машин; чем сейчас там занимаются, неясно.

Забрав велосипед, пошел и поехал к Мысовому (решил покинуть Казантип тем же путем, каким и прибыл сюда; Татарскую бухту и берег Казантипского залива обследовать не буду: нет времени: пора домой?). Собираются тучи. Грозовые. Мрачные. Снял их: новую пленку, разумеется, уже вставил. Начинает накрапывать дождь. Но я уже покинул заповедник и успел укрыться в недостроенном брошенном маленьком доме промышленного назначения на окраине Мысового (здесь несколько таких). И хлынул ливень ? как из ведра. В этом году не видел еще таких проливных дождей. На западе небо раскалывают молнии, но досюда гроза, кажется, не дошла. До нитки промокшие запоздавшие курортники бегут со стороны заповедника в Мысовое. Вода хлещет сквозь пустые проемы дверей и окна. Как ни прятался, намок от брызг ? но лишь слегка.

Сегодня мой велосипед прошел всего 21,35 км (не могу сказать, сколько я прошел без него).

Скрывался от непогоды в этом пристанище около часа. Подкачал переднюю камеру. (Непорядок. Теперь то и дело придется подкачивать; а чтобы заменить ее, руки так и не дойдут. Хорошо хоть, задняя в порядке: там двойная покрышка и двойная камера ? мое изобретение. А раньше получал до семи проколов за путешествие.) Оставил на видном месте изношенную втулку обгонной муфты: спасибо: изрядно послужила, только вот не вовремя не выдержала? Примерно в 18-20 можно стало ехать.

Прощай, Казантип! Твоими красотами восторгались еще древние киммерийцы и греки. А теперь вот я?

В Интернете прочел описание туриста-автомобилиста (кстати, из Волгограда), где он рассказывает, как отдыхал в Крыму, в частности, на Казантипе. Оказывается, он несколько дней прожил в Щелкино, в доме, из которого выходил только на пляж. И это он называет отдыхом на Казантипе? Был ли он на нем? Видел ли хотя бы сотую долю того, того, что видел я? Вряд ли, ведь на мысе нет асфальта. А прелести того или иного места он оценивает ценами в кафе, стоимостью жилья и бензина и наличием прочих благ цивилизации. О тех, кто живет в палатках, он отозвался с презрением. О природе, кажется, и не заикается. Конечно, он видел небольшую часть ее красот из окна автомобиля, но, наверное, их и не заметил.

?В мокром Мысовом улицы каменистые, поэтому грязи нет. Перед вышеупомянутой большой площадью зашел в левый магазин, где не совсем трезвые граждане покупали водку. Потом посетил магазин па самой площади. Запасся продуктами.

За Мысовым свернул направо, ужинал капустным салатом недалеко от моря, вблизи то ли палаточного городка, то ли базы отдыха из маленьких домиков.

Через Щелкино проехал по северо-западной окраине, вблизи моря, в стороне от многоэтажек. Ливня как не бывало, но прохладно ? оделся потеплее. Переменная облачность. Слева ? колодец, но то ли нет воды, то ли ведра. Пришлось опять подкачивать переднюю камеру.

Перед Семеновкой, слева, на берегу большого соленого Акташского озера (?белокаменного?, ?южнокаменного?; есть и другие толкования), находится та самая недостроенная атомная станция. Как жаль, что я даже не знал о ее существовании! А ведь туда даже организовывались экскурсии; эта бывшая Всесоюзная комсомольская стройка является местом паломничества таких неорганизованных туристов, как я. Обо всем этом прочел в Интернете гораздо позднее. А сейчас даже объектив не направил в ту сторону?

Акташское озеро виднеется слева. Не доехав до телевышки, немного вернулся и поехал в Ленино для разнообразия не через Семеновку и Калиновку, а мимо этого озера. Спуск ? и я на новой бетонке, идущей вдоль его берега. Машин нет (может, попалась одна, да и то вряд ли). Лишь несколько велосипедистов. Спустя время, после интернетских откровений, понимаю, почему вдоль берега возведена надежная дамба (судя по полукилометровке, по ней раньше проходила железная дорога); откуда эти брошенные цеха, канальчики, остатки бетонных труб; зачем вообще понадобилась эта не нужная теперь бетонка. Очевидно, все это очистные и прочие вспомогательные сооружения недостроенной электростанции, а озеро предполагалось использовать для ее водоснабжения. (Около Ростовской АЭС, вблизи Волгодонска, для этой цели используется огороженный дамбой участок Цимлянского водохранилища. Около Курской, у города Курчатова,? мы проезжали мимо, вспомни!? огромный пруд создан на речушке Дичня.)

Акташское озеро осталось позади. В местах разрушения бетонки ? огромные лужи. Почва здесь не каменистая, так что сворачивать на обочину нельзя.

Через 3 ? 4 км после озера моя дорога резко свернула направо и пошла в Ленино вдоль железной дороги Керчь ? Джанкой. Уже поздний вечер. Из-за возможности нового дождя под открытым небом спать нежелательно, а ставить палатку долго. Под какую бы крышу забраться? Как раз слева показалось много темных заброшенных небольших цехов и прочих сооружений промышленного назначения. В одни ворота хотел зайти, но оттуда с лаем выскочила стая собак; бродячие собаки не охраняют какую-либо брошенную людьми территорию, значит, какое-то заведение или склад там еще функционирует, и псины считают его своим. Нельзя.

Прямая дорога ведет в промзону поселка Ленино, налево же ? широкий, современный, но пустой мост через железную дорогу. Строили на века: по нему должен был идти транспорт на АЭС.

Промзона пуста и, похоже, безжизненна: ни огонька, ни звука. Видимо, десятки находящихся там предприятий ? не мелких шараг, а целых заводов ? также брошены. Картина запустения удручающа. Впечатление такое, что попал в сцену из фильма ужасов о последствиях ядерной войны. И ведь в России после перестройки тоже был развал промышленности, но постепенно покинутые здания и недострой прибрали к рукам новые предприниматели ? и там затеплилась какая-то жизнь (хотя склады, магазины и всякие конторы в бывших цехах ? далеко не лучший вариант).

Свернул на мост. Справа в кирпичной заводской ограде зияет дыра; я спустился к ней, но понял, что велосипед через нее не протащить.

По мосту переехал железную дорогу (мимо проехал также невесть откуда взявшийся в этом гиблом месте мотоциклист). Сразу за рельсами ? невзрачные домики за заборами (тоже какие-то не то базы, не то конторы); но в них кое-где все же светятся огоньки.

Метров через 200 свернул направо. Это окраина Ленино. Справа ? еще одно брошенное предприятие. Зияет черными провалами пустых окон дом, видимо, предназначавшийся для заводоуправления. Подошел к двери и с удивлением увидел, что она закрыта. Потом заметил в одной из комнат огонек: видимо, там сидит сторож и что-то охраняет (неужели не все еще растащено?).

Примерно 21-45. По киевскому времени нет еще и девяти, но уже ночь.

Чуть дальше ? место для меня — огромный недостроенный и давно брошенный цех без всякой ограды. Возведены колонны и стены, а главное ? есть крыша (хотя и не везде). Пол частично забетонирован, а на остальном пространстве в цехе растет трава и днем пасутся коровы. Трава особенно густа в тех местах, где нет крыши (там я нацеплял репьев). После долгих поисков в одной из ?комнат? нашел место, которое должно остаться сухим в случае дождя ? там и расположился.

За день пройдено (согласно счетчику) 33,9 км; от Волгограда — 1560,5 км.

Побродил по окрестностям в поисках воды: какие-то-заборы, руины ? ничего хорошего не нашел. Жилье ? где-то вдали.

На бетонном полу спать чуть жестче, чем на траве и опавших листьях, зато здесь сухо и чисто. От бетона не холодно, потому что под себя всегда кладу лист поролона, а это надежный теплоизолятор. Только вот ветер гуляет тут свободнее, чем в лесу. Кажется, сбрил бороду (возможно, первый раз после выезда из Волгограда), чтобы не пугать пограничников и таможенников, встреча с которыми вскоре ожидается.

По небу ходят хмурые тучи. Вдали мерцают зарницы.

А до краха моего веловояжа осталось меньше двух суток?

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ,
20 августа

Ночью дождя не было. Выехав на идущую с железнодорожного моста дорогу, свернул направо, на юг-юго-восток. Шоссе, право закругляясь, обходит Ленино с востока и вливается в ведущую из его центра на юг дорогу — на нее и повернул (налево). (Позавчера я проехал по западной окраине Ленино, сегодня ночевал на восточной, а в центре так и не побывал.)

Почти сразу ? мост через знакомый уже Северо-Крымский канал. Переехав его, спустился к воде и набрал, наконец, три полуторалитровые бутылки, а четвертая еще не опорожнилась. (А в прошлые годы ездил ведь с двумя ? тремя?)

Отсюда до трассы М 25 ? 4 км. Вот она. От луговского разъезда (он западнее), где я с нее свернул на Казантип,? около 5 км; от Симферополя ? 154.

Налево ? на трассу. Впереди ? путь на восток, в Россию.

Всхолмленная равнина. Позавчерашний северо-восточный ветер не прекратился ? ехать трудно. Но я еще бодр: не успел устать. Еду.

Ленино проехал, теперь ? Ленинское: дорога прошла севернее его.

Микроскопический населенный пункт Фонтан (согласно километровке ? 580 жителей). Около него мы с Черным 19.08.99 разговаривали с велотуристами из Екатеринбурга (опять на два дня отстаю ? несмотря на то, что не был ни в Севастополе, ни в Ялте, ни на Ай-Петри, как прошлый раз?). Слева, в магазине, запасся продуктами. Попенял местным жителям: то, мол, были Семь Колодезей, теперь вот Фонтан ? а где же те колодези, где фонтан? Ответили, что фонтан (родник то есть) был, но только давно (намека на то, что мне нужна вода, они не поняли). Действительно, справа, под холмом, виднеются заросли тростника. Подошел к ним ? болотце (оттуда идет водопровод). Впрочем, у меня еще достаточно сравнительно чистой воды из канала.

С 12-15 до 12-50 (время примерное) обедал шпротным паштетом сразу за Фонтаном, справа, в тени кустарника (173 км от Симферополя).

Борей не ослабевает, но здесь по бокам шоссе тянутся лесополосы ? они и защищают от ветра ? ехать можно, хотя и медленно.

То ли я догнал, то ли меня догнали два путешественника на сильно нагруженных спортивных велосипедах. Поздоровались, немного поговорили. Потом я поехал дальше, а они почему-то остались.

Трасса пересекает Узунларский вал (по названию Узунларского озера, в которое он упирается на юге), проходящий через весь Керченский полуостров с севера на юг. На картах он обозначен как Турецкий вал, но в Интернете сказано, что он упоминается еще древнегреческим историком Геродотом (V век до нашей эры) за 1900 лет до появления здесь турок. Возможно, турки или татары этот вал лишь подновили. Остановившись, я приготовился его снимать ? и тут опять подъехали те велосипедисты. Я показал им вал ? они подивились на него и поехали дальше. Сфотографировав вал, нарвал растущего рядом с ним терна и тоже двинулся вперед.

Вскоре увидел тех же путешественников на автобусной остановке отдыхающими или занятыми ремонтом. Здесь уж мы подробнее поговорили. Это пятидесятилетний очень худой мужчина в очках и его молчаливый сын. Они из Запорожья. Покатавшись вдвоем (повезло отцу!) по Крыму, направляются в Керчь, но в Россию переправляться не будут, а вскоре поедут обратно. Я спросил, знают ли они знаменитого украинского велопутешественника Николая Ефимовича Черного. Оказалось, не знают, хотя Запорожье близко от Конских Раздоров ? места ежегодных съездов велосипедистов Украины (и не только Украины),? а Черный ? завсегдатай тех съездов. Видимо, случайно встреченные мной путешественники ? сами по себе.

Рассказал им о достоинствах своего дорожного велосипеда (они отнеслись к этому с сомнением, но с большим интересом). Поясню. У меня два велосипеда: один (дорожный ?Урал?) — на ходу; другой (скоростной ?Wild cat?) находится в разобранном виде. Со вторым не хочу связываться в серьезных походах: он ненадежен, а на наших дорогах, являющихся, по меткому выражению Гоголя, одной из бед России,? тем более. В 1998, во время велосипедки в Белоруссию, я то и дело менял спицы в его заднем колесе ? еле доехал. Ладно, удвоил количество спиц. В 2002 на Кавказе ?полетел? шестерик ? и я с позором вернулся домой на поезде. Ладно, установил более надежный шестерик и стал возить запасной. В 2003 (Южный Уральская велосипедка) у ?Дикого кота? сломалось почти все остальное ? и в завершение несчастий 300 км, от границы Саратовской области до Волгограда, я еле полз на спущенной задней шине, поскольку треснул обод. Вот с тех пор он и валяется, сломанный. Преимущество у скоростного велосипеда только одно: он идет в гору и против ветра (хоть и ненамного быстрее). Зато сэкономленные таким образом часы с лихвой уничтожаюся временем, истраченным на почти ежедневные ремонты. Велосипедист Владимир Бобров, двигавшийся из Владивостока в Москву, с которым судьба случайно свела меня в Башкирии 13.08.03, ехал на обычном дорожном велосипеде ?Десна? ? как я его понимаю!

Рассказал и о том, почему большей частью путешествую в-одиночку. Я как-то пытался ездить с велотуристами из волгоградского клуба ?Орион? (там есть даже брат моего бывшего одноклассника — Игорь Румянцев), но больше не хочу: они слишком спортсмены. Я же не спортсмен, а путешественник: езжу очень медленно, везде останавливаюсь, наслаждаюсь природой, фотографирую. Следуя в их компании, только и думаешь, как бы не отстать, и гонишь зачем-то, высунув язык, ничего вокруг не замечая, вместо того, чтобы, путешествуя, расширять свой кругозор, любоваться природой или архитектурой, получать удовольствие от дороги, в конце концов. Меня интересует все вокруг, а не только скорость и километраж (хотя иногда и это тоже, когда, например, нужно попасть в дальние края). Спортсменом нужно быть с детства, тренироваться. А я не могу угнаться даже за их детьми.

А что касается нелюбви к палаткам, то тут мы с запорожцем нашли общий язык. Поехали: они ? впереди, я за ними. Разумеется, они движутся быстрее, но не намного: против ветра не разгонишься на любом, самом что ни на есть скоростном велосипеде. Так что я еще очень долго видел впереди их маячащие спины ? и лишь километрах в четырех за Горностаевкой они скрылись из виду.

Горностаевка. Помню, что слева должен быть магазин (там я прошлый раз покупал сигареты). Вот он ? но закрыт на обед.

Длинный хороший спуск. В начале подъема, слева,? заросли деревьев и кустарника. Где-то там мы с Черным провели ночь на 20.08.99. Его тогда заели комары, а мазаться антигнусовым кремом он не захотел из принципиальных соображений. А мне ночью еж дышал в ухо.

За подъемом растет дерево с какими-то мохнатыми зелеными невкусными яблоками ? незрелая айва, что ли? Потом попался большой куст, увитый виноградом ? тут уж я полакомился вволю.

Это, конечно, хорошо, но встречный ветер все усиливается ? это уже шторм. Зато и лесополосы стали гуще.

Около столбика 195 км, присев в правой лесополосе, еще раз пообедал (опять паштет).

? портовый город Таврической губернии, на берегу Керченского пролива. Административный центр К.-Еникальского градоначальства, к которому принадлежат и ближайшие окрестные поселения. Жителей 28946. К. расположена красиво, у вершины залива, при подошве и по склонам небольшой горы Митридат. Немало хороших зданий и старинных, хорошо обделанных камнем колодцев; но в большинстве их вода солоноватая и для быстро растущего города количество ее недостаточно. В 1891 г. близ города устроен небольшой артезианский колодец (глубина почти 65 саженей), дававший вначале 5800 ведер в сутки и напор около 2-х саженей? При Ак-Бурунском мысе Керченская крепость, возведенная по мысли Тотлебена; в 70-х годах она считалась неприступной, но с тех пор артиллерия сделала большие успехи и значение крепости сильно упало; особенно оно слабо зимой, при замерзании Азовского моря, когда сообщение К. с железными дорогами (в случае занятия Черного моря неприятелем) может производиться единственно по грунтовым дорогам, которые здесь часто бывают непроходные.

Интересную особенность К. представляют ее памятники древности. Достаточно сделать прогулку на гору Митридат, чтобы получить понятие о массе останков прежней жизни, о грудах черепков, угля, съедобных ракушек, костей и тому подобных предметов исторического мусора, лежащих по склонам горы, на вершину которой ведет красивая каменная лестница, начинающаяся близ церкви Иоанна Предтечи. Церковь эта, византийского стиля, очень древняя, но хорошо сохранившаяся; на одной из колонн показан, как время сооружения церкви, 6225 г. от сотворения мира, т. е. 717 г. после Р. Х? Древнейшие из найденных в К. художественных предметов относятся ко времени за несколько веков до Р. Х.; они нередко представляют собой совершеннейшие произведения греческих художников лучшей эпохи и в то же время дают чрезвычайно важные разъяснения греческого мифа, каких не находим на других известных памятниках. Помимо своего значения для истории греческого искусства, керченские древности представляют первостепенный интерес для древнейшей истории Черноморья. В этом последнем значении всего важнее керченские катакомбы (см.) и надписи на других погребальных сооружениях.

На месте, занимаемом теперь К., некогда стоял главный город Босфорского царства — Пантикапея (или Пантикапеон, Воспор, Босфор; см. Воспор). В русской надписи на знаменитом «тмутараканском камне», относящейся к XI столетию, Пантикапея упоминается под именем «Крчев», тогда как западные и восточные писатели звали ее тогда просто «Русским городом». Современное название К. произошло, очевидно, из старинного Кречев. Итальянцы называли К. — Черкио, турки, отнявшие город у итальянцев в 1475 г., стали звать его Черзети. Русские вновь овладели К. в 1771 г.

См. X. Зенкевич, «К. в прошедшем и настоящем» (Керчь, 1894). Литература — см. Киммерийский Босфор.

Н.Г.? (Выдержка из статьи в ЭСБЕ.)

?Керчь, город в Крымской области УССР. Порт на берегу Керченского пролива. Железнодорожная станция. Паромная дизель-электроходная железнодорожная переправа через Керченский пролив (соединяет Крым с Кавказом). 136 тыс. жителей (1972).

Керчь, в древности — Пантикапей, основан в 6 в. до н. э.; с нач. 5 в. до н. э. и до конца 4 в. н. э. — столица Боспорского государства. В 10?11 вв. К. входит в состав русского Тмутараканского княжества (древнерусское название К. — Корчев — известно с 9 в.). Была важным звеном в торговых связях Киевской Руси с Крымом, Кавказом и средиземноморскими странами. В период татаро-монгольского нашествия К. (тогда Черкио) — консульство (административная единица), подчинённое Генуе, а после 1475 — опорный пункт турецкого господства в Крыму. По Кючук-Кайнарджийскому миру 1774 К. с крепостью Еникале, построенной турками рядом с К. в начале 18 в., отошла к России, входила в состав Таврической губернии. С 1821 К. — рейдовый порт. В 1846 на базе керченского месторождения железной руды начал работать чугуноплавильный завод. Были развиты рыбная промышленность, добыча соли, камня. Во время Крымской войны 1853?56 английский десант совместно с татарами в 1855 разграбил и разрушил город. С 1889 — градоначальство Керчь — Еникале. В конце 19 — начале 20 вв. К. стала одним из крупных портов России; в городе имелись металлургический и железоделательные заводы, мукомольные предприятия, консервный завод, табачная фабрика. В 1898 в К. создана организация РСДРП. 1 мая 1900 на Керченском металлургическом заводе состоялась первая забастовка; крупные стачки произошли в 1903, 1905, 1906, 1914. Советская власть установлена 6(19) января 1918. Во время Гражданской войны 1918?20 К. в апреле 1918 была оккупирована австро-германскими войсками, в конце 1918 — англо-французскими интервентами; затем город захватили белогвардейцы. 16 ноября 1920 К. освобождена Красной Армией. В годы довоенных пятилеток в К. был построен крупный металлургический завод (три доменные печи). Во время Великой Отечественной войны 1941?45 К. дважды освобождалась советскими войсками: 30 декабря 1941 (оккупирована 16 ноября 1941) в ходе Керченско-Феодосийской десантной операции 1941?42 и 11 апреля 1944 (вторично оккупирована 19 мая 1942) в результате Крымской операции 1944. Базируясь на Керченские каменоломни (см. Аджимушкай), героически сражались с оккупантами подразделения советских войск и партизанские отряды. За время оккупации город был полностью разрушен, в послевоенные годы восстановлен. (Выдержка из статьи в БСЭ.).

?КЕРЧЬ, город-герой в Крыму, порт на берегу Керченского прол. — 173,9 тыс. жителей (1991)? Мелек-Чесменский курган (4 в. до н. э.), склеп Деметры (1 в. н. э.), церковь Иоанна Предтечи (10-13 вв.)?. (Выдержка из статьи в БЭКМ.)

(В 2004 году население Керчи составляло 155 тысяч человек ? это я прочел в плане города, купленном чуть позже.)

Стою на горе. Солнце спряталось за серой дымкой. Борей бьет в лицо. Впереди, как на ладони,? город, а вдали ? Керченский пролив.

?КÉРЧЕНСКИЙ ПРОЛИ́В, между Керченским и Таманским полуостровами. Соединяет Черное и Азовское моря. Длина ок. 41 км, ширина от 4 до 45 км, минимальная глубина 5 м (самый мелкий в мире). Крупный порт — Керчь, связанный железнодорожным паромом со станцией Кавказ?. (Статья из БЭКМ.)

Спуск. Городская черта. Справа ? кварталы современных многоэтажек. Потом пошли домики помельче (окраина все же). Дорога, по которой еду, кажется знакомой: видимо, из подсознания выплывают давние образы: 20.08.99 (снова ровно 6 лет назад!) мы с Черным здесь проезжали.

Слева, на склоне,? газон, где огромными цифрами из цветной травы выведено: ?2605. видимо, это возраст города. Надо же, какая точность! Пять лет, видимо, приплюсовали потому, что сейчас идет пятый год нового тысячелетия. Кстати, как кто-то сказал, Керчь ? единственный в окрýге основанный древними греками город, где жизнь не прекращалась; другие же подобные города после разрушения варварами долгие века стояли в развалинах, пока не были вновь отстроены генуэзцами или татарами с турками.

Мост над железной дорогой. Налево ? указатель в порт Крым (на паром, в Россию). Мне туда и надо, но то явно объездной путь. В 99-м мы проехали мимо центра ? сегодня исправлю ту ошибку.

Улица Чкалова, в одном месте она целиком заасфальтирована ? с каменными заборами и домами из дикого камня (наверное, старинными): царство камня, но и зелени предостаточно.

Улица Пирогова. Большой перекресток: налево улица Самойленко ведет в порт Крым; направо улица Ленина идет в центр. Направо.

Улица Ленина пешеходная ? и я спешиваюсь и веду велосипед. Дома невысокие, как в центре любого старого города: двух- или трехэтажные. Дорога вымощена плиткой. По бокам ? множество самых разнообразных магазинов; в одном из них (справа) купил еще две запасных фотопленки: ?Fuji? и ?Konica Centuria?: взятые из Волгограда пленки ?Kodak Professional? уже заканчиваются. Такого столпотворения, как в Феодосии, нет, хотя народа достаточно (видно, столп здесь строят не такой высокий). Люди одеты: сейчас пасмурно, да и место не околопляжное. Лотков с едой тоже меньше (купил три сдобных булки).

Окруженная скверами площадь. Сзади ? трехэтажный трапециидальный почтамт, перед ним ? высокая цилиндрическая стела со скульптурой мифического крылатого животного. Дети катаются на взятых в прокат машинках. Справа ? книжный лоток; любезная продавщица рассказала, как проехать к парому; я делился с ней впечатлениями о велосипедной жизни (приятно в пути поговорить с понимающим человеком). Купил у нее план Керчи.

Иду дальше. Слева ? православный храм Иоанна Предтечи: о нем сказано в приведенных выше выдержках из энциклопедий. Разумеется, с X или XIII века (тем более с VIII) его наверняка много раз реставрировали; но видно, что сооружение очень древнее: в плане города сказано, что это древнейший в Восточной Европе сохранившийся наземный храм. Он, разумеется, греческий; на русские церкви мало похож. Главный вход в него ? под колокольней. Заглянул в окно ? там идет служба. На стенах, с наружной стороны, видны тронутые временем каменные иконки

Древний храм Иоанна Предтечи в еще более древней Керчи

Древний храм Иоанна Предтечи в еще более древней Керчи

Вышел на Адмиралтейский проезд с очень красивыми трехэтажными домами с колоннами. Справа возвышается гора Митридат с обелиском Славы. Над ней ? подсвеченные снизу заходящим Солнцем розовые облака в виде буквы ?V?.

Сведения из Интернета:

?Митридат — гора высотой над уровнем моря 91,4 м, ? символ Керчи. На вершине горы в античные времена находился акрополь Пантикапея, столицы Боспорского царства. Стояли великолепные дворцы знати, величественные храмы в честь греческих богов.

Здесь погиб враг Рима царь Понта (государства в Малой Азии) Митридат VI Евпатор. После гибели Митридата на престол приходит Фарнак, запятнавший себя предательством. Фарнак царствовал всего 5 лет. Он был разбит при г. Зела (современная Турция) Юлием Цезарем. Об этой победе Юлий Цезарь сообщил в Сенат знаменитым посланием: «Пришел, увидел, победил». Помнит г. Митридат и турецкое владычество, и то, как в 1699 году в проливе появился и русский корабль «Крепость», на борту которого находился сам Великий Петр I.

15 августа на вершине Митридатовой горы побывал А.С. Пушкин. Именно с Керчи началось его «поэтическое открытие Крыма», ставшего впоследствии по признанию Пушкина «колыбелью его Онегина».

Вершина горы соединяется с центром большой Митридатской лестницей — великолепным произведением в стиле классицизма архитектора Александра Дигби.

До революции Керчь своим вниманием не обходили и царские особы. Были здесь и Александр I, и Николай I, и Александр II, и государыня Мария Александровна.

Но эта гора хранит и другую память. Сюда в декабре 1943 года, выйдя из Эльтигена, прорвались десантники 318-й Новороссийской стрелковой дивизии, под командованием полковника В.Ф. Гладкова. Здесь, на вершине Митридата, 11 апреля 1944 года освободители Керчи водрузили красное знамя. В их честь установлен Обелиск Славы, трехгранный обелиск высотой 24 метра, воздвигнутый в 1944 году по проекту архитектора Гинзбурга. Памятник опирается на массивный цоколь, имеющий в плане форму трилистника, на выступах которого помещены 76-миллиметровые орудия. В 1959 году здесь был зажжен Вечный огонь?. (http://tour.crimea.com/SIGHTS/m/mitridat/.)

За Адмиралтейским проездом ? море (точнее, Керченский пролив).

Противоположный — российский — берег виден хорошо (Волгоградское и тем более Цимлянское водохранилища шире). Слева ? Генуэзский мол. Волны у ног бьются в каменный парапет, с которого с трудом пытается встать мужичок в слабой степени трезвости ? два равнодушных мента поблизости делают вид, что его не замечают.

От пролива поехал по другой улице ? и нашел уже упоминавшуюся широкую старую Большую Митридатскую лестницу, ведущую на Митридат. Хотелось бы на нем побывать, там ведь находятся раскопки акрополя античного города Пантикапея. Но с велосипедом вряд ли преодолею сотни ступеней. Успокаивает то, что там я, наверняка, уже бывал (в сентябре 1981).

Справа от входа на Большую Митридатскую лестницу, во дворе жилого дома,? о чудо! ? заметил водопроводный кран! Набрал шесть литров ? сколько влезло.

Попытался найти въезд на Митридат, но безуспешно. Конечно, можно было бы и найти или (в крайнем случае) подняться по лестнице. Но все дело в том, что катастрофически не хватает времени. Не собирался заезжать в Феодосию ? заехал. А теперь вот теряю время в Керчи. А ведь нужно бы сегодня успеть на паром? Похоже, опаздываю?

Выбрался на улицу Кирова. Слева ? пустая площадь, справа сквозь кусты виден пролив. Подошел к нему, наблюдал за приближающимся к берегу катером, рассекающим невысокие пока волны. (Вероятно, находился вблизи Приморского сквера.)

Вспоминается другое место: слева, за зеленой лужайкой,? завод, откуда раздаются щелкающие металлические звуки. Движимый любопытством, подошел к окнам первого этажа: там делают консервные банки: по конвейеру движутся выскакивающие из-под штампов цилиндры с дном. Похоже, работницы меня заметили ? стало неловко, и я ретировался.

Уже темно. Возможно, на улице Войкова, в оживленном месте, купил в правом магазине продукты.

Оживление закончилось ? улица стала темной и неприветливой. В одном месте (у остановки имени Войкова) подумал: не пора ли сворачивать направо? Достал план города. Нет, еще рано. (На пути к парому много раз его рассматривал, а ошалевший Борей пытался вырвать его из рук или хотя бы разорвать.)

Жилье закончилось, вокруг ? промзона и пустыри.

Потом начался новый жилой квартал, на этот раз из маленьких частных домов. Здесь ненамного светлее, чем на пустырях. Это улица Генерала Кулакова. Перейдя ее, спрашивал у веселой компании дорогу к парому, в Россию. Сказали, что после железнодорожного переезда нужно свернуть налево; можно проехать и прямо, но в таком случае окажусь в трущобах и заблужусь.

Вот и переезд. Налево. Подъем. Широкая пустая трасса. Темень. Встречный ветер такой, что чуть не валит с ног. В центре Керчи, средь домов, он мало ощущался, а здесь пробрал до костей. Остановился и надел на себя почти все, что можно, в том числе осеннюю куртку и теплую клоунскую шапку. (Подумать только, ведь еще позавчера изнывал от нестерпимого зноя?)

Спуск, но велосипед не хочет ехать: ветер подобен тормозам. Еще один железнодорожный переезд; под лампочкой возле него который раз рассматриваю план.

Дальше ползу около железной дороги (она слева; там станция Крым). Вокруг ? плавни. Присматриваю место для ночлега, поскольку почти уверен, что парома сегодня уже не будет: поздно. Милицейский пост пуст: проезжай, кто хочешь.

Наконец, большая площадь. Устрашающие надписи. Кое-где ? машины. Погранично-таможенный пункт здесь внушительный, солидный ? не то, что во всех пройденных мной сухопутных пунктах пропуска (например, между Таганрогом и Новоазовском), где все сооружения напоминают времянки (а в Казахстане пограничные службы расположены в похожих на вагоны сарайчиках). Куда идти? Там, похоже, таможенный контроль для машин, но желающих контролироваться нет: наверное, уже поздно. Людей тоже почти нет. Еще один припозднившийся мужчина ищет кассу. Вот и она (внутри здания). Расписание в двух вариантах: по киевскому и московскому временам. Последний паром должен отойти в 23-00 (по московскому), то есть как раз сейчас, но билеты на него еще продают! Оказывается, он, к моей радости, задерживается. (Первый рейс будет часа в 4 утра ? пришлось бы долго ждать.) Если 20.08.99 мы с Черным заплатили здесь по 9 гривен, то сегодня с меня содрали аж 25 (из них 9 ? за велосипед). (Впрочем, могу немного ошибаться в ту или другую сторону.) Да еще кассирша пыталась обсчитать на 9, кажется, гривен. Тут уж я возмутился: это уже не копейки, традиционно переплачиваемые в украинских магазинах ? это уже 53 рубля. Она сначала неуверенно промямлила, что провоз велосипедов подорожал. Так почему же тогда на видном месте висят старые расценки? Она сдалась и возвратила недоданное ? шельмовской трюк не прошел.

Никем не регламентировано (как здесь, так и на российской стороне), где должен проходить паспортный и таможенный контроль велосипедист: с пешеходами или с машинами. Кажется, я прошел внутри здания, с пешеходами. Вообще-то, их уже не было или почти не было, а потому эта операция заняла всего минуты три. Служащий, проверявший паспорт, попросил снять очки. Полагая, что моя физиономия ? коричневая, обветренная, усатая ? вряд ли напоминает лицо, смотрящее из паспорта, снял еще и шапку.

Формальности окончены. Сегодня я прошел 80,1 км. Нахожусь в загоне для пассажиров. Их здесь много: в основном, с двух или трех больших международных автобусов (один из них следовал из Феодосии, кажется, в Краснодар). Тут несколько простых лавочек под открытым небом; много людей ютится в закрытой пластмассовой беседке. Автобусы и множество машин ожидают слева.

Оказывается, паром еще не пришел из России (мне повезло): говорят, что из-за шторма. Действительно, волны с грохотом разбиваются о закованный в бетон берег. Но полагаю, что для морского парома такой штормик на мелководье ? что бездорожье для танка. Так что дело не только в шторме. Еще один громкий звук наполняет ненастную ночь: ветер треплет и пытается сорвать с высокого тонкого флагштока жовто-блакитное полотнище; украинский флаг не развевается ? он ровно вытянут в сторону и мелко трепещет, издавая глухой треск, как будто по нему с огромной частотой шлепают мокрой деревянной колотушкой.

Наконец, из волнующейся темноты показался паром. Это большой теплоход, на палубе которого громоздится четырехэтажное П-образное сооружение. На верхнем ?этаже? — огромная капитанская рубка. Под ней ? пассажирский зал и множество других помещений. Между ?ногами? гигантской буквы ?П? почти впритык друг к другу располагаются десятки автомобилей.

После разгрузки парома пассажиров попросили пройти на посадку. (Я разбудил мужичка, заснувшего на лавке, иначе ему пришлось бы дожидаться утреннего рейса.) Мы с велосипедом прошли вместе с другими пешеходами. Вслед за нами на борт стали медленно вползать автобусы и штук 20 машин. Поместились, как ни странно, все. Мой велосипед стоит впереди, притиснутый бортом легковушки к ноге буквы ?П?.

0-15 или 0-20. Подняты мостки ? и паром, отчалив от причала, мощно режет упругие тела волн. Мы в проливе. До свидания, Украина! До свидания, благословенная земля таврическая!

Первый раз за время выезда из Волгограда я воспользовался другим, помимо велосипеда, видом транспорта. Но это не считаю нарушением велосипедки (хотя после него она уже перестает быть стопроцентно чистой): водного транспорта иногда не удается избежать, ведь велосипед не умеет плавать. Но только паромы или прочие теплоходы — больше никаких поблажек! Иначе велосипедка превращается в комбинированное путешествие, или комбинацию.

Побродив по коридорам, пересек пассажирский зал и с другой стороны (слева) спустился на открытые мостки на втором ?этаже?. Берега видны плохо: лишь огни с одной и другой стороны. Темный пролив тоже расцвечен огнями других судов, бакенов и маяков. Людей на мостках немного: все, кроме меня, легко одеты ? и большинство спряталось во внутренних помещениях. Но те, кто не побоялся стихии, с восторгом смотрят на ее разгул. А смотреть есть на что. На верхушках волн ? серые пенные гребни. Борей срывает их и несет параллельно воде. Ударяясь в борт судна, вода с грохочущим шелестом рассыпается мириадами крупных и мелких соленых брызг, долетающих и сюда, на почти десятиметровую высоту. А что делается на нижней палубе! Гребни самых высоких волн, влекомые воздушной массой, несущейся навстречу теплоходу, перехлестывают через борт ? и вода течет по полу. Ветер пытается сорвать с головы туго завязанный капюшон моей куртки и обдает брызгами, но мне этого мало ? я сошел на нижнюю палубу, на корму. Промок бы, несмотря на больньевую куртку, если бы паром вскоре не причалил в порту Кавказ. (Он был в пути всего 20 ? 25 минут: ширина пролива здесь около 4 км, а содрали за это 147 рублей ? вот что значит монополисты!)

?Россúя, страна (территория) и государство, населённые в основном русскими. До Великой Октябрьской социалистической революции под Р. подразумевалась вся Российская империя (с начала 18 в.) как совокупность территорий, входивших в её состав и населённых как русскими, так и нерусскими народами (историю Р. см. в ст. РСФСР). В русских письменных памятниках название ?Р.? как обозначение страны появляется в конце 15 в., но до конца 17в. она чаще именовалась Русью, Русской землёй или Московским государством. С середины 16 в. ?Р.? или ?Российским царством? начали называть всю совокупность земель, вошедших к тому времени в состав централизованного государства во главе с Москвой. Позднее понятие ?российский? стало обозначать принадлежность к государству, понятие же ?русские? уже в начале 16 в. являлось названием народности. С 17 в. термины ?Р.? и ?Российская земля? стали широко употребляться в русской письменности. В начале 18 в. Русское государство при императоре Петре I было официально названо Российской империей. В результате победы Октябрьской революции 1917 на большинстве территорий бывшей Российской империи установилась Советская власть и появилось понятие ?Советская Р. Была образована Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика. В 1922 РСФСР вместе с УССР, БССР и ЗСФСР образовала Союз ССР. Ныне Р. обычно называют РСФСР. В зарубежных изданиях названием ?Р.? часто обозначается весь Союз Советских Социалистических Республик?. (Статья из БСЭ.)

?Россúйская Совéтская Федератúвная Социалистúческая Респýблика, РСФСР.

?РСФСР образована 25 октября (7 ноября) 1917. Граничит на С.-З. с Норвегией и Финляндией, на З. — с Польшей, на Ю.-В. — с Китаем, МНР и КНДР, а также с союзными республиками, входящими в состав СССР: на З. — с Эстонской ССР, Латвийской ССР, Литовской ССР и Белорусской ССР, на Ю.-З. — с Украинской ССР. на Ю. — с Грузинской ССР, Азербайджанской ССР и Казахской ССР. Наибольшая протяжённость морских границ приходится на Северный Ледовитый (моря: Баренцево, Белое, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское) и Тихий (моря: Берингово, Охотское, Японское) океаны. Кроме того, РСФСР омывается морями Атлантического океана: Балтийским, Чёрным и Азовским, а также Каспийским морем.

РСФСР — крупнейшая по площади, населению и экономической мощи союзная республика СССР. На её долю приходится 3 /4 территории и свыше 1 /2 населения, 2 /3 промышленной и около 1 /2 с.-х. продукции страны. Площадь 17075,4 тыс. км 2 . Население 133 741 тыс. чел. (на 1 января 1975). Столица — г. Москва.

РСФСР включает 16 автономных республик? 6 краев, 49 областей, 10 национальных округов? В экономическом отношении выделяются 10 экономических районов: Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский, Центрально-чернозёмный, Поволжский, Северо-Кавказский, Уральский, Западносибирский, Восточно-Сибирский и Дальневосточный?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

РОССИ́Я (Российская Федерация — Россия), государство в восточной части Европы и в северной части Азии. 17 075,4 тыс. км 2 . Население 148 млн. человек (2000), городское 73%. Русские составляют 81,5% (1989, перепись); проживает св. 100 народов. Большинство верующих — христиане, главным образом православные, остальные — мусульмане, буддисты и др. В России 1066 городов, 2270 поселков городского типа (на 1 января 1994). Столица — Москва.

Россия — демократическое федеративное государство с республиканской формой правления. Действующая Конституция России одобрена на всенародном референдуме 12 декабря 1993. В составе Российской Федерации — субъекты федерации: республики (21), края (6), области (49), города федерального значения Москва и Санкт-Петербург, автономная область и автономные округа (10). Официальный (государственный) язык на всей территории Российской Федерации — русский. Народам Российской Федерации гарантируется право на сохранение родного языка.

Глава государства — президент Российской Федерации, избираемый российскими гражданами на 4 года на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Президент является также Верховным Главнокомандующим Вооруженными силами Российской Федерации.

Представительный и законодательный орган Российской Федерации (ее парламент) — Федеральное Собрание, состоит из двух палат: Государственная дума и Совет Федерации. Исполнительную власть осуществляет правительство Российской Федерации во главе с председателем, назначаемым президентом с согласия Государственной думы?? (Выдержка из статьи в БЭКМ.)

?Краснодáрский край, в составе РСФСР. Образован 13 сентября 1937. Площадь 83,6 тыс. км 2 . Население 4608 тыс. человек (1972). Делится на 39 районов, имеет 27 городов, 26 посёлков городского типа. В состав края входит Адыгейская автономная область?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?КРАСНОДÁРСКИЙ КРАЙ, в Российской Федерации. 83,6 тыс. км 2 . Население 5009,9 тыс. человек (1999), городское 54%. 26 городов, 29 поселков городского типа (1993)? Центр — Краснодар. Омывается Черным и Азовским морями. Северная часть равнинная, южная — горная (Б. Кавказ). Средние температуры января от -4 °С на равнине до 5 °С на Черноморское побережье, июля 22-24 °С. Осадков от 400 до 1400 мм в районе Сочи и ок. 3200 мм (Красная Поляна) в год. Главная река — Кубань. Кавказский заповедник. Сочинский национальный парк? Морские порты: Новороссийск, Туапсе и др. Судоходство по Кубани. Черноморское побережье Краснодарского края — один из основных курортных районов Российской Федерации с центром в г. Сочи?. (Выдержка из статьи в БЭКМ.)

По Керченскому проливу, кроме государственной, проходит ее и условная граница между Европой и Азией, так что я теперь снова в Азии.

В помещении, где контролируют прибывших пассажиров, яблоку негде упасть ? мне с велосипедом там делать нечего. Поэтому пошел правее ? туда, где под открытым небом регистрируют прибывшие машины и автобусы. Там хоть и повозмущались, что нужно, мол, идти к пешеходам, но все же все оформили и пропустили.

В 1-23 я уже свободен.

Киоски (в одном из них 20.08.99 я купил топографический атлас ? 1:20000 ? Краснодарского края и Адыгеи, который теперь очень пригодится) Справа ? портовые сооружения, краны; за ними ? поселок Чушка. Еду налево, в пустоту и ночь, по косе Чушка.

Это, конечно, не Арабатская стрелка: Чушка в 16 раз короче и намного уже: ее длина — 17 км; ширина — около 200 ? 300 м, а может, и меньше. Информацию о ней нашел только в Интернете; заслуживает внимания вот что:

??Коса Чушка протянулась узкой полосой на 17 километров с севера на юг вдоль всего Керченского пролива, в нескольких километрах от Украины. В прежние времена расположенный здесь поселок был для его жителей поистине райским местом. Чистое море, чистый воздух, первозданность уникальной дикой природы Чушки создавали исключительно благоприятные условия для жизни местных жителей. Поселок Чушка тогда фактически был пригородом Керчи, попасть в которую можно было легко и быстро, тогда Чушка и Керчь не были разделены границей. В те времена эти края изобиловали рыбой, и местные жители занимались рыболовным промыслом, который был сильно развит в этих местах. В поселке работал рыбцех. Не было тогда здесь массовой перевалки нефти и химических грузов. Порт Кавказ работал исключительно как паромная переправа. Расположенная здесь крошечная нефтебаза для заправки судов, хоть и представляла определенную экологическую угрозу, не являлась фактором повышенного негативного влияния. Только все это в прошлом.

Капиталистический бум, начавшийся в начале 90-х годов, привлек в эти края инвесторов, которые при поддержке краевых и федеральных властей организовали здесь перевалку различных опасных грузов. В результате Чушка превратилась в зону экологического бедствия.

Уже около десяти лет работа двух предприятий, расположенных на Чушке? оказывает крайне негативное воздействие на природные экосистемы этого района, а жизнь проживающего здесь населения стала просто невыносимой? Наибольший вред приносит ОАО ?Порт-Кавказ. (Виктория Кучеренко, Андрей Рудомаха, Экологическая Вахта по Северному Кавказу, ?Чушка на пороге катастрофы?, http://ikd.ru/Campaign/Eco/Article.2005-12-05.1382.htm.)

Справа ? жидкая лесополоса, за ней ? Таманский залив. Слева ? железная дорога на насыпи, за ней виднеются домики станции Кавказ. Когда они закончились, там тоже наступила темнота: деревца, кустики и Керченский пролив.

Дорога ? та же трасса М 25 (Симферополь ? Белогорск ? Старый Крым ? Феодосия ? Керчь ? Анапа ? Новороссийск). Встречного транспорта нет; лишь со стороны порта с интервалом в несколько минут проносятся прошедшие пограничный и таможенный контроль машины. Ветер все так же беснуется ? ехать почти нельзя. Ищу место для ночлега. Впереди, справа,? более-менее густая группа деревьев; достигнув ее, вижу, что здесь не так уж густо,? лучше еще проехать. И так далее?

Наконец, в 3 ? 4 км от парома нашел место справа, за ивами, во впадине, в густой траве, почти у самой воды. Сошел с трассы примерно в 2-20.

За день пройдено 85,0 км; от Волгограда — 1645,5 км.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ,
21 августа

Встал около 7-06: некогда нежиться ? надо ехать.

Оказывается, ночевал я в очень живописном месте: тихая гладь соленого озера, обрамленная зарослями тростника; поникшие ветви тенистых ив склонились надо мной; на юго-востоке, на горизонте, чуть просматриваются горы: это уже Кавказ?

Перейдя автодорогу, еле-еле преодолел канаву, перелез через железнодорожную (одноколейка) насыпь, пересек травянистый пустырь (кажется, сохранилась вторая насыпь: может, когда-то была вторая колея?) и через несколько десятков метров оказался на песчаном берегу Керченского пролива. Здесь — шторм (может, ?шторм? ? громко сказано: точнее, небольшой шторм). Натянуты рыболовные сети. На другом берегу — Украина, оставленный мной Крым; кажется, он почти рядом. Холодно. Пронизывающий Борей. Но окунуться надо: в Черном и Азовском морях купался, а вот в соединяющем их проливе — нет. Искупался, прыгая на волнах. Дрожа от холода, вылез, оделся и направился обратно (нашел тропинку, так что через ту канаву перебрался с удобствами).

Взял велосипед, около 10-30 поехал. Восток-северо-восточный штормовой ветер — почти в лоб (немного справа). Таманский залив справа сменился Динским, в котором 20.08.99 мы с Черным купались. 6 км до Ильича полз часа 1,5 — 2.

Конец Чушке. У околицы Ильича — резкий поворот направо.

?Таманский полуостров

? составляет самую западную, низменную, усеянную озерами, лиманами и заливами оконечность Кавказа. За начало его можно принять окрестности Анапы, где совершенно сглаживаются Кавказские горы. На Т. полуострове находится несколько очень больших заливов, или лиманов — Таманский, Кизильташский, Кубанский, Курчанский, Цакурский, и много мелких. Кроме того, Т. полуостров прорезывается многими рукавами р. Кубани, а также рч. Гастагаем. На З он оканчивается двумя длинными и узкими косами — Тузлой и Чушкой. На Т. полуострове расположено несколько станиц, а у сев.-вост. части его — г. Темрюк. Он очень богат рыбой и дичью. Нездоровый, лихорадочный климат, причина чему — бесчисленные болота и озера, заросшие камышом (плавни). Замечателен он также своими грязными вулканами (см. Кубанская обл.)? (Статья из ЭСБЕ.).

?Тамáнский полуóстров, Тамань, полуостров в Западном Предкавказье, в Краснодарском крае РСФСР. Расположен на западно-северо-западном продолжении горной системы Большого Кавказа. Омывается водами Чёрного и Азовского морей и Керченского пролива. Площадь 2000 км 2 . Берега низкие, изрезанные заливами. На рубеже н. э. здесь были острова, которые в 5 в. соединились наносной сушей и образовали полуостров. Прежние острова представляют собой гряды уплощённых куполовидных возвышений из глинистых пород (высота до 164 м), на которых располагаются 25 грязевых вулканов. В понижениях между грядами озёра-лиманы с горько-солёной водой. Большая часть земель Т. п. занята посевами пшеницы, кукурузы; виноградарство и садоводство?. (Статья из БСЭ.)

Теперь ветер стал противно-левым. Надеялся, что спасут лесополосы, но их или нет, или вместо них — ряд редких тополей у дороги. Кругом — поля, виноградники (?), леса же либо жидки, либо далеко. Ехать нельзя. Иду пешком. Лишь иногда сажусь за руль, но только трачу напрасно силы: больше нескольких десятков метров проехать не удается.

Понимаю, что за оставшиеся 8 дней при таком урагане не дойду не только до Волгограда, но и до Белой Калитвы (во время крымских странствий прикинул, что до Волгограда нужно как минимум 9 дней, до Калитвы — 7); не дойду даже до Ростова. Более сильный ветер застал меня только 09.05.03 в Заволжье (Ленинский и Среднеахтубинский районы) при возвращении с Баскунчака, но тогда дом был близко. Теперь же, даже если ветер скоро утихнет, что маловероятно, или ослабеет (это более вероятно при движении вглубь материка), все равно времени в обрез. Чтобы я успел в Калитву, ураган должен стихнуть сегодня или завтра утром; но на это рассчитывать не приходится. А ведь из Калитвы нужно еще добраться до Волгограда.

За Ильичом — пост ГАИ. Большой щит, рассказывающий о достопримечательностях Тамани. Но мне сейчас не до них. Справа — Батарейка, где 20.08.99 набирали с Черным воду.

Слева — железная дорога. Не попытаться ли по ней переправить велосипед в Волгоград? Но помню, с каким трудом я сделал это в 2002 году, а ведь этот велосипед больше. В багаж сдать его можно только на крупной станции. Доехать до Краснодара? Это вполне реально. Краснодар недалеко: километров 200. А может, оставить у кого-нибудь до следующего года? Хорошо заплатить и пообещать еще? Возьмут ли? А если предлагать многим, может, кто-нибудь да и возьмет?

С такими мыслями, в растерянности, заехал направо, в станицу Запорожскую. Ни души. А поскольку был в нерешительности и к окончательному решению так и не пришел, пошел по трассе дальше.

Еще 5 км пешком. Справа — Фонталóвская. Рядом с заправкой — бар и магазин. Купил французское мороженое ?Twix?; оказалось, никакой это не ?Twix?: только одна палочка мороженого. Местная семья пошла из магазина в станицу — увязался за ними, чтобы вступить в разговор. А вот на левой стороне улицы — еще люди. К ним и обратился. С первого раза — удачно. Хозяйка, Галина Анатольевна Борисова (улица Мира, 5, 2), взяла велосипед на сохранение бесплатно, сказав, что не приучена брать деньги не за работу. Всю жизнь — без просвета и отдыха — она пашет в своем доме и огороде. Конечно, труд — это высшая степень душевного благородства; но если он застит все остальное, если из-за своего хозяйства она никогда не отдаляется от дома далее, чем на несколько километров, и, живя в 30 км от Крыма, скорее всего, ни разу там не была. Как сказал Белов: ?Работать, чтобы жить, а не жить, чтобы работать?. Если наоборот, зачем нужна такая жизнь? Может, моя новая знакомая работает для детей? Но неужели ее взрослые дети такие паразиты, что заставляют мать трудиться 365 дней в году?

. И вот я — пешеход. Вместо радости, что все так удачно разрешилось, гложет мысль, что я предал, бросил в беде друга, делившего со мной до сих пор все перипетии пути и благодаря которому весь этот путь и был совершен. А ведь друг болен — ему нужен ремонт.

Да, Бог сполна отомстил мне за то, что я обманул его вначале: с помощью Интернета разгадал его планы и поехал именно туда, куда он собирался дуть. Ехать в Крым было хорошо (за исключением двух дней), зато теперь пришла расплата. Бог победил. Он нанес решающий удар именно тогда, когда сворачивать уже некуда — на дороге домой!

. Вышел на трассу — направо. Из всех вещей остался только рюкзак. Ветер все так же свирепствует, но для пешего он не страшен, поэтому и кажется слабее. Купил дыню. Оглянулся — столбик, вернулся — посмотрел: от Порта Кавказ — всего 25 км. Всего столько я прополз от парома!

Поскольку забыл на прощание взглянуть на велосипедный счетчик, условно буду считать, что от места ночевки пройдено 22 км (25 минус 3,5 ночных плюс около 0,5 на виляния). Тогда всего за время путешествия — 1667,5 км.

Расстояния в км

ПРОЙДЕНО ЗА ДЕНЬ

В КОНЦЕ ДНЕВНОГО ПЕРЕХОДА:

ПРОЙДЕНО ОТ ВОЛГОГРАДА

ОСТАЛОСЬ ДО ФОНТАЛОВСКОЙ

Перед Большой Орловкой

Перед Миусским лиманом

Между Бердянском и Приморском

У Арабатской крепости

Фонталовская

Средняя скорость — 1667,5 км / 23 дня = 72,5 км/день ≈
≈ 1667,5 км / 526 часов ≈ 3,17 км / ч (≈ 526 часов ? это 22 суток без 2 часов ? чистое время). Весьма плохо?

Вторая Крымская велосипедка провалилась — начинается вторая фаза теперь уже не велосипедки, а комбинации — ?культтуристическая?, в общем-то, позорная для настоящего велопутешественника.

Если час назад у меня оставалось всего лишь 7,5 суток, чтобы добраться до Волгограда или Белой Калитвы, то теперь — целых 7,5! На автобусах и поездах можно доехать до дома за 1,5 — 2 суток, так что теперь появилась уйма свободного времени!

Отец Галины Анатольевны, шедший пешком в Кучугуры, догнав меня, проводил до автобусной остановки. Здесь узнал, что около 15-30 будут автобусы в Темрюк (куда я и собрался) и в Анапу (а вот это новость!) В Темрюке я уже был (ночевали с Черным на 21.08.99 прямо в том городе, у кукурузного поля); а вот в Анапе, раз уж так распорядилась судьба (точнее, судьба на пару с моим мозгом), стоит побывать. Автобусы сильно запоздали: видимо, в проливе продолжает штормить и они ждали пассажиров с задерживающегося парома. Первым пришел следующий в Темрюк, а в 16-10 — анапский. Туда и погрузился вместе несколькими пассажирами, в том числе женщиной, очень похожей на Хакамаду, с ребенком. Народа много — пришлось стоять (сел километров через 15 — 20). Вперед хорошо видно.

Вскоре — разъезд: прямо — Темрюк (до него около 21 км), мы же свернули направо, на юг-юго-восток, куда и уходит трасса М 25. До Анапы — 64 км.

Справа — Таманский залив.

Здесь находится дельта Кубани, поэтому вокруг видны озера, лиманы, протоки. А деревьев по-прежнему немного, почти как в нашей степи. Горки пока небольшие. Дороги внешне хорошие (хотя из окна автобуса трудно определить, едет ли он по настоящему асфальту или по щебню в битуме).

Свернули направо, в большую станицу Старотитаровскую. Долго кружились по ней, постояли у автостанции и выехали на М 25 в другом месте.

Ехать на автобусе или поезде, конечно, быстро, приятно, энергетически экономно и на-ветер-наплевательски. Зато в памяти мало что от увиденного остается. А посему многочисленные населенные пункты и пунктики и частые перекрестки почти не запомнились (если читателя они интересуют, посоветую ему посмотреть на карты).

Короче, после многочисленных остановок переполненный автобус миновал железнодорожную станцию Анапа (она находится за городом, километрах в 6 — 7), въехал в сам город и остановился за автовокзалом.

? город Темрюкского отдела Кубанской области, на берегу Черного моря, 760 жит., главные статьи торговли: хлеб, особенно пшеница, скупаемая иностранными конторами для вывоза за границу, и рыба, которая ловится местными жителями и сбывается в Керчь. А. не имеет настоящей гавани, а лишь открытый рейд, стоянка опасна для судов при сильных Ю.З. и З. ветрах (местные жители называют эти ветры моряк). Сев.-вост. ветер далеко не так силен и опасен, как в Новороссийске. В числе жителей А. много греков, в руках которых торговля. В конце XVIII и XIX столетий А. была сильной турецкой крепостью. Основателем А. считается султан Абдул-Гамид, по повелению коего крепость была построена в 1781 г. наемными французскими инженерами. А. во время 2-й войны с турками, в царствование Екатерины, была безуспешно атакована сначала генер.-аншефом Текелли (сент., 1787), а потом генер.-поручиком Бибиковым (март, 1790); в 1791 г. она была взята генер. Гудовичем, но по Ясскому миру возвращена Турции. Взятая в 1808 г. контр-адмиралом Пустошкиным, она согласно условиям Бухарестского мира в мае 1812 г. снова отдана под власть Порты. В 1828 г. А. блокировалась эскадрою Черноморского флота под начальством контр-адмирала Грейга, а с сухого пути была окружена десантным отрядом под командою кн. Меньшикова и после упорной обороны сдалась. По Адрианопольскому трактату 2 сент. 1829 г. А. присоединена к России и сначала зачислена в разряд крепостей 2-го класса, а в 1846 г. сделана городом. В 1854 г., при появлении англо-франц. флота на Черном море, А. была оставлена русскими войсками, предварительно разрушившими ее укрепления; в 1856 снова занята русскими, а в 1860 город этот упразднен, причем жители переведены в г. Темрюк. После окончательного покорения Кавказа, в 1864, Анапа потеряла стратегическое значение, и прежний крепостной вал превращен в место прогулки. В последние годы в А. летом приезжают жители Кубанской области для морских купаний?. (Статья из ЭСБЕ.)

?Анáпа, город в Краснодарском крае РСФСР, климатический и грязевой, преимущественно детский, курорт. Расположен на северо-восточном берегу Анапской бухты Чёрного моря, в 33 км от ж.-д. ст. Тоннельная (на линии Краснодар — Новороссийск), с которой соединён шоссе. 23 тыс. жителей (1968). В древности на месте А. находилось поселение синдов ? Синдская гавань (или Синдика). С присоединением к Боспорскому государству (4 в. до н. э.) называлась также Горгиппия. В 1475 захвачена Турцией и превращена ею в 1781?82 в сильную крепость. Присоединена к России по Адрианопольскому трактату 1829. С 1846 — город. В 1866 А. становится курортом.

Лечебные средства: умеренно влажный, тёплый климат с мягкой зимой и очень тёплым летом, солнцелечение, морские купания (песчаный пляж, полого опускающийся в море) с июня до октября, минеральная иловая грязь, минеральные источники?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?АНÁПА, город (с 1846) в Российской Федерации, Краснодарский кр. Детский климатический и бальнеогрязевой курорт на берегу Черного м. Железнодорожная станция. 56,7 тыс. жителей (1992). Пищевая промышленность, прядильно-ткацкая фабрика и др. В 4-3 вв. до н. э. на месте Анапы — античный г. Горгиппия, на раскопках которой — музей под открытым небом?. (Статья из БЭКМ.)

Название Анапы произошло от турецких слов ?край стола?, с каковым у басурман, видимо, ассоциировалась изломленная примерно под прямым углом здешняя береговая линия.

По площади городок мал: меньше, наверное, Старотитаровской. Но зато народу.

В Анапе я первый раз.

Только вышел из автобуса — сразу окружили сдавальщицы квартир и комнат. (Вспомнил, что забыл на автобусной полке дыню — возвращался в автобус.) После недолгих уговоров иду с одной из них, Валей, какими-то проулками, затем по улице Красно-Зеленых (удивительное название!). Когда улица закончилась, пошли опять проулками. Оказалось, что мне предстоит ночевать на самой окраине (Рождественская, 7), хотя, вообще-то, от этой окраины до центра — всего 1,5 — 2 км. Оказалось также, что Валя вовсе не хозяйка, а приехавшая из Ульяновска на лето то ли родственница, то ли подруга хозяйки — весьма неприятной особы в страшных бигудях по имени Ира, которой я сразу не понравился: главным образом тем, что я один (с двоих можно было содрать вдвое больше). И наконец, оказалось, что мне отвели комнату с плитой и мойкой, куда народ шастает готовить еду. Ну да ладно, мне нужно только, чтобы ночью была крыша над головой и можно где было оставить вещи днем (а водопроводный кран под боком после ежедневных забот о воде насущной кажется не недостатком, а элементом роскошной жизни).

Расположился. Съел, наконец, дыню, купленную еще в Фонталовской. И отправился на прогулку.

Красно-Зеленых, налево — на Трудящихся или Тургенева, направо — на Красноармейскую. Пересеча несколько улочек и улиц, оказался у автовокзала. Посмотрел расписание автобусов.

Напротив автовокзала — фотоцентр ?Kodak?, в который потом несколько раз заходил. То ли сегодня сдал, то ли завтра сдам для проявления одну из отснятых пленок (хотя почему сегодня она со мной оказалась?). Позже потребовал эту же (проявленную) пленку отсканировать на аппарате ?Frontier? (не понравилось: качество плохое, зато дурят: в прейскуранте указана стоимость сканирования — 70 рублей; но потом оказалось, что еще нужно заплатить 40 за запись на диск, как будто я мог бы заказать сканы, но не забрать их с собой; к тому же и за диск нужно заплатить; в волгоградском ?Экспопринте? при троекратно лучшем качестве все вместе — и с диском — стоит 120). В следующий раз сдал проявить сразу 5 пленок.

Немного назад по Красноармейской, направо — на центральную пешеходную улицу Горького (на перекрестке купил билет на завтрашнюю экскурсию на ручей Жене); направо — на Гребенскую (Гребенской казачий полк штурмовал здесь турков).

Здесь, слева, огромный аквапарк ?Золотой пляж? (билет стоит 600 рублей; вечерний сеанс, когда холодно, дешевле; я так и не собрался посетить аквапарк из-за нехватки времени и огромного устрашающего списка правил поведения в нем); прямо — темный (ибо уже настала ночь) пляж с двухсотметровым (примерно) металлодощатым мостикообразным причалом посредине. Дошел до конца причала-мостика. На нем (да и во всем городе) — множество влюбленных, и только я как волк-одиночка. Холодно. Ветер.

Долго бродил по кишащим народом пешеходным или почти пешеходным улицам. По обочинам дорог — впритык друг к другу — сотни и тысячи лотков, столиков, лавчонок с мириадами курортно-сувенирных товаров, всякой экзотической (вроде рапанов) и более привычной снедью и всевозможными напитками различной крепости. За лотками — магазины и магазинчики, в которых всякой всячины не меньше. Впервые за все время путешествия никуда не спешу. Медленно бреду по сверкающим миллионами огней и огонечков улицам, впитываю настроение хаотичного муравейника — только муравейника не трудового, а бездельно-праздничного?

Недалеко от пляжа зашел в открытую столовую ?Золотой пляж?, поужинал. Показалось мало: почему-то, чем меньше тратишь энергии, тем больше хочется есть.

Поэтому зашел еще в открытое кафе ?Ирина? (или ?У Ирины?), расположенное справа от входа на пляж. Здесь заказал шашлык с пивом ?Балтика?.

?Домой? возвращался по Красноармейской, затем перешел на Красно-Зеленых. Пришел далеко за полночь.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ,
22 августа

Встал около 6-30. Позавтракал ли, не помню. Нужно спешить: в 8 часов — начало экскурсия.

По Красно-Зеленых дошел до рынка; пройдя сквозь него (купил еду, хотя многие ларьки еще закрыты), достиг приавтовокзальной площади. Место сбора экскурсантов — перекресток улиц Горького и Красноармейской. Экскурсия началась на квартальчик юго-восточнее — на перекрестке Красноармейской и, кажется, Терской.

Небольшой разрисованный сине-белый автобус (кажется, ?Neoplan?). Устроился на высоком заднем сиденье, слева (справа заслоняла обзор маршрутная табличка). Экскурсовод — молодая красивая женщина — принялась без умолку сыпать информацией.

Улица Красноармейская, направо — на Северную, направо — на Крестьянскую. Вскоре Анапа осталась позади.

Трасса М 25 — та самая, по которой приехал сюда из Феодосии.

Станица Анапская — пригород Анапы. Поля, виноградники. Населенные пункты Рассвет, Заря. Здесь начинаются Кавказские горы — пока еще холмики (без гор уже стало скучно).

?КАВКÁЗ, территория между Черным, Азовским и Каспийским морями, в пределах Альпийской складчатой области св. 500 тыс. км 2 . Делится на Сев. Кавказ, Предкавказье и Закавказье. Центральное положение занимает горная система Б. Кавказа. Осевую часть Кавказа составляют Главный, или Водораздельный, хр. и Боковой хр. с вершинами более 5000 м (высшая точка Кавказа — Эльбрус, 5642 м, Дыхтау, 5203 м, Шхара, 5068 м, Казбек, 5033 м). Хребты осевой части окаймлены с севера более низкими цепями — Скалистым и Пастбищным хр. Ставропольская возв. отделяет в Предкавказье Кубано-Приазовскую низм. от Терско-Кумской низм. В Закавказье Сурамский хр. разделяет Колхидскую и Кура-Араксинскую (Куринскую) низм. и связывает Б. Кавказ с М. Кавказом. На юго-востоке — Талышские горы. В центре и на западе Закавказья — среднегорный рельеф; Закавказское нагорье состоит из хребта М. Кавказа (высота до 3724 м) и Армянского нагорья (высота до 5165 м — Б. Арарат). В горах Б. Кавказа — ледники (общая площадь 1428 км 2 ). Месторождения нефти (Баку, Грозный, Майкоп), газа (Краснодарский, Ставропольский края), железа (Дашкесан), вольфрама и молибдена (Тырныауз), цинка, свинцовых руд (Садон). Минеральные источники. Реки бассейна Каспийского (Кура с Араксом, Сулак, Терек, Кума), Черного (Риони, Ингури) и Азовского (Кубань и др.) морей. Из озер наибольшее Ван. Склоны покрыты лиственными (бук, дуб) и хвойными лесами, выше — альпийские луга. Растительность Колхидской низм., Черноморского побережья Кавказа, Талышских гор субтропическая; плоскогорий Закавказья — степная и полупустынная. Многочисленные заповедники (в т. ч. Кавказский, Тибердинский, Рицинский, Дилижанский). В пределах Кавказа — часть территории Российской Федерации, Азербайджан, Армения, Грузия; часть территории на востоке Турции и на северо-западе Ирана. На Кавказе — крупные курортные районы (Кавказские Минеральные Воды, курорты Черноморского побережья), центры туризма и альпинизма?. (Статья из БЭКМ.)

Станица Натухаевская названа так в честь одного из адыгских (черкесских) племен.

?АДЫ́ГИ, общее название многочисленных в прошлом родственных племен Сев. Кавказа; в европейской и восточной литературе со времен средневековья называются черкесами. К адыгам принадлежат современные адыгейцы, кабардинцы и черкесы?. (Статья из БЭКМ.)

Натухайцы даже среди других адыгов выделялись не только своей красотой, но и необычайной свирепостью. Своих детей они всегда отдавали на воспитание в другие семьи, чтобы те не знали жалости и ласки. Удачей считалась возможность продать девочек племени на многочисленных невольничьих рынках в богатые турецкие или прочие гаремы; да натухайки и сами мечтали об этом, как и современные русские девицы — об импортных женихах. Адыги в 19 веке, после завоевания этих мест Российской Империей, не смирившись с царскими законами, ушли дальше в горы; а здесь правительство расселило казаков. Звуки адыгейского языка и труднопроизносимые сочетания согласных настолько сложны, что письменность для этого народа придумали уже при Советской власти.

Дорога идет в гору. Верхнебаканский. Здесь железная дорога Краснодар — Новороссийск ныряет в тоннель, а потому и станция названа Тоннельной. Горы обезображены цементными карьерами.

Перевал Волчьи Ворота (Тещин Язык). Направо уходит ответвление в станицу Раевскую, названную, кажется, в честь российского генерала от кавалерии Николая Николаевича Раевского (1774 — 1829), участвовавшего здесь в молодости в боевых действиях на Кавказе.

У Владимировки ведущая в Новороссийск дорога раздваивается; мы едем по южной ветви.

В Цемдолине (пригород Новороссийска) одному мальчику стало плохо — несколько минут стояли.

?Новороссийск

? губернский город вновь учрежденной в 1895 г. Черноморской губернии, при бухте Черного моря. В 1722 г. здесь была построена турецкая крепость Суджук-Кале, в 1812 г. взорванная русскими войсками. С 1838 г. тут уже укрепленный русский город Н. Жителей к 1 янв. 1896 г. 22319 (12833 мжч. и 9486 жнщ.): дворян 182, духовн. сосл. 86, почетных граждан и купцов 570, мещан 11755, крестьян 7389, военных сословий 1468, иностранных подданных 815, проч. сосл. 94; православных 20785, раскольников 34, католиков 422. армяно-григориан 184, протестантов 123, евреев 496, магометан 49, проч. исповеданий 226. Православная церковь. Домов каменных 1365, деревянных 14. Нежилых зданий каменных 157, деревянных 182. Мужская прогимназия (100 учен.), женская прогимназия (62 учен.), 3 начальных училища (275 учен.), 2 частных училища (34 учен.). Городских доходов в 1894 г. 91150 р., расходов 87198 р. (в том числе 18835 р. на мужскую прогимназию и 1000 р. на женскую). В 1894 г. выдано торговых свидетельств 1761 годовых и 164 полугодовых. Фабрик и заводов 11, с производством на 58000 руб.: 1 мыльный, 1 кожевенный, 1 пивоваренный, 7 бондарных, 1 мукомольня паровая. Близ города цементный завод; оборот его более 300000 р., при 450 раб. ?

А. Ф. С.? (Выдержка из статьи в ЭСБЕ.)

?Новороссийск, город краевого подчинения в Краснодарском крае РСФСР. Порт на берегу незамерзающей Цемесской (Новороссийской) бухты Чёрного моря (см. Новороссийский морской порт). Ж.-д. станция. 143 тыс. жителей в 1974 (17 тыс. в 1897; 95 тыс. в 1939; 93 тыс. в 1959; 133 тыс. в 1970).

Основан в 1838 как укрепление на месте разрушенной в 1812 русскими войсками турецкой крепости Суджук-Кале (с 1722). С 1866 — центр Черноморского округа, в 1896?1920 — центр Черноморской губернии. В 1879 в Н. были обнаружены залежи цементного сырья; в 1882 вошёл в строй первый цементный завод. В 1892 в Н. организовалась марксистская группа, затем социал-демократические кружки. В декабре 1905 в результате вооружённого восстания власть перешла в руки Совета рабочих депутатов (см. ?Новороссийская республика?). Советская власть в Н. установлена 1 (14) декабря 1917. 18 июня 1918 в бухте Н. была затоплена часть кораблей Черноморского флота, чтобы они не попали в руки кайзеровской Германии. 26 августа 1918 Н. был захвачен белогвардейцами и интервентами, 27 марта 1920 освобожден Красной Армией. Во время Великой Отечественной войны 1941?45 большая часть города была захвачена немецко-фашистскими войсками (см. Новороссийская оборонительная операция 1942). В ночь на 4 февраля 1943 южнее Н., в район Мысхако (впоследствии ?Малая земля?) высадился десант моряков, захвативший плацдарм, который удерживался 225 дней, до полного освобождения города 16 сентября 1943 (см. Новороссийско-Таманская операция 1943). Немецко-фашистские захватчики нанесли Н. огромный ущерб. Город восстановлен. Созданы новые жилые микрорайоны.

За стойкость, мужество и героизм, проявленные защитниками Н. в период Великой Отечественной войны 1941?45, город 7 мая 1966 награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. 14 сентября 1973, в ознаменование 30-летия разгрома фашистских войск при защите Северного Кавказа, Н. присвоено почётное звание города-героя с вручением ордена Ленина и медали ?Золотая Звезда. (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?НОВОРОССИЙСК, город-герой в Российской Федерации, Краснодарский кр., порт на Черном м. Железнодорожная станция. 205,1 тыс. жителей (1999). Цементная, машиностроительная и металлообрабатывающая, деревообрабатывающая, пищевкусовая промышленность. Государственная морская академия. Историко-краеведческий музей. Основан в 1838. В период Великой Отечественной войны район ожесточенных боев с немецкими войсками?. (Статья из БЭКМ.)

После захвата этих мест Российской Империей название турецкой крепости Суджук-Кале не сохранилось — и Новороссийск, в отличие от Анапы и Геленджика, носит русское имя.

Город обязан своим ростом не красотам черноморского побережья (казаки не хотели здесь жить из-за отсутствия пресной воды и неплодородия почвы — их заставляли селиться насильно), а открытому здесь крупнейшему в мире месторождению мергелей ? сырья для производства цемента (экология из-за деятельности нескольких цементных заводов здесь удручающа), а также наличием удобной для военного флота Цемесской бухты. Город не курортный — промышленный и портовый. Это второй по значению (после Севастополя) морской порт России на Черном море.

В Новороссийске я второй раз.

Анапское шоссе. Прямо идет дорога в юго-западную, бόльшую, аристократическую часть города. Но мы поворачиваем налево, на Кутузова, пересекаем речушку Цемес, делящую город на 2 неравных района, и оказываемся в рабочей северо-западной части. Улицы Сакко и Ванцетти, Судостальская, Сухумское шоссе. Воздух, пронизанный цементной пылью, тяжел для дыхания. Дорога идет вдоль притулившихся к морскому берегу многочисленных портовых сооружений.

А вот и легендарная Малая Земля. Я был здесь 22.06.80. Сегодня же автобус промчался мимо нее так быстро, что успел разглядеть только товарный вагон, пробитый в нескольких тысячах мест пулями и осколками снарядов; у меня есть его снимок. Интересно, выжило ли посаженное здесь Брежневым деревце (а то много было любителей срывать его листочки в качестве сувениров)?

Остановились за городом. Справа, под обрывом — яркое, напоенное Солнцем море. Волны сверху кажутся рябью на отчего-то вдруг ставшем синим песке. Сзади видны Цемесская бухта и Новороссийск.

Синяя рябь. Цемесская бухта. Новороссийск

Синяя рябь. Цемесская бухта. Новороссийск

Слева — пока еще не очень высокие, но уже скалистые горы с отвесными склонами. Под ними — огромный памятник с изображением матроса и надписью:

?МОРЯКАМ
РЕВОЛЮЦИИ
?.

А над морским обрывом — маленький памятник ?Погибаю, но не сдаюсь?. Отсюда, чтобы корабли не достались немцам, своими же пушками во время Гражданской войны была расстреляна часть Черноморской эскадры. Народ облепил памятник (в буквальном смысле) и принялся фотографироваться. Что же выйдет на таком снимке? Какая-нибудь Варя из Нижнего Березайска сидит на траурном монументе. Спрашивается, нужна ли она там и какое она имеет отношение к тем кровавым героическим событиям? Сделал несколько снимков, но без изображения своего тела.

?Дорога сизой змеей извивается по-над самым морем, по уступам, врезанным в коричнево-зеленые бока скал.

Справа осталась Кабардинка — и дорога уходит в горы.

Марьина Роща. С этим названием связана красивая не то легенда, не то быль времен покорения Кавказа Россией.

А вот справа, внизу,? синяя подкова Геленджикской бухты с прилепившимися к ней крышами второго в России по комфортабельности и престижности морского курорта. (Анапа за последние несколько лет отодвинута на третье место.)

? селение на восточном берегу Черного моря, в 30 верстах на юго-восток от Новороссийска. В 1831 г. здесь было заложено русскими войсками укрепление, в 1853 г. уничтоженное вместе с другими приморскими крепостями и занятое горцами. В 1857 г. Г. вновь занят русскими. Г. расположен на низменном юго-восточном берегу Геленджикской бухты, подверженной сильным волнениям. Зимы в Г. гораздо менее суровы, чем в Новороссийске. Лишь в самое последнее время окрестности Г. стали заселяться; почва и климат годны для виноградников.

Н. К.? (Статья из ЭСБЕ.)

?Геленджúк, город в Краснодарском крае РСФСР. Расположен на берегу Геленджикской бухты Чёрного м., в 38 км к Ю.-В. от Новороссийска, с которым связан автомобильным и морским сообщением. 29 тыс. жителей (1970). Пищевая промышленность. В окрестностях сады и виноградники. Краеведческий музей. Возник в 1864 как населённый пункт, город — с 1915.

Г. — центр курортного района, включающего климатические приморские курорты и лечебные местности Дивноморское, Джанхот, Кабардинку и Архипо-Осиповку. Климат средиземноморского типа. Лето очень тёплое (средняя температура августа 24°С), зима мягкая (средняя температура февраля — 4° С); осадков около 750 мм за год?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?ГЕЛЕНДЖИ́К, город (с 1915) в Российской Федерации, Краснодарский кр., на берегу Геленджикской бухты Черного м., в 43 км от ж.-д. ст. Новороссийск. 49,5 тыс. жителей (1992). Климатический курорт. Пищевкусовая, стройматериалов, деревообрабатывающая промышленность. Научно-исследовательский проектный институт геофизических методов разведки океана. Историко-краеведческий музей?. (Статья из БЭКМ.)

Название города происходит от турецкого словосочетания ?белая невеста?: здесь около 200 лет назад находился невольничий рынок, на котором можно было купить красивых белых девушек.

Здесь построено несколько аквапарков (три или четыре). (В Анапе — только один; оттуда даже организованы экскурсии в один из геленджикских аквапарков, причем посещение последнего вместе с дорогой из Анапы и обратно обходится рублей на 100 дешевле, чем поход в аквапарк в самой Анапе.)

Зато в Анапе лучше море: там на побережье — ?родной? песок, нанесенный Кубанью, лет 150 назад впадавшей в Черное море (сейчас она впадает в Азовское, дополнительно обмеляя и опресняя его). В Геленджике же песок привезенный. Геленджикская бухта площадью несколько км 2 по форме напоминает разинутый рот в разрезе, между ?губами? которого — мысами Тонким и Толстым — ровно морская миля — 1852 м. Вода в бухте из-за плохой конвекции грязнее, чем у анапских пляжей.

Промчались мимо Геленджика по объездному шоссе, снова оторвались от моря и по долине ручья Жене стали подниматься в горы. Длинный поселок Возрождение. В его конце — и конец нашего автобусного маршрута.

Рядом с небольшим водопадом, ниспадающим в красивое озерцо с каменным ложем,? название озера связано не то с Аполлоном, не то с Геркулесом ? устроена стоянка со всеми атрибутами ?культтуристического? центрика: шашлычными, лотками, забегаловками и множеством снующего туда-сюда народа. Озерцо забито купающимися телами. Я тоже не преминул окунуться: зря, что ли, сюда ехал несколько часов? Температура воды,? кажется, 9 ºC — ощущение напоминает купание в кипятке; не зря, видимо, говорят, что ледяная вода обжигает.

Экскурсовод — ей, возможно, хочется быстрее освободиться от нас и вернуться к автобусу,? обгоняя другие группы (автобусов с туристами отовсюду прибыло, наверное, несколько десятков), гонит нашу группу почти галопом вверх по живописной, заросшей тенистым лесом долине Жене. Ручей — то далеко внизу, то рядом. Шли сначала по его левому берегу, потом по камешкам перешли на другой (впрочем, есть, кажется, и мост).

?Дольмéн (франц. dolmen, от бретонского tol — стол и men — камень), древнее погребальное сооружение, один из видов мегалитических построек (см. Мегалиты). Д. сложены из огромных каменных глыб и плит до нескольких десятков тыс. кг, поставленных вертикально и покрытых одной или несколькими плитами сверху. Д. — один из первых типов целостной архитектурной композиции, основанной на законах архитектоники. Д. обычно содержат останки нескольких умерших с каменными или бронзовыми орудиями и украшениями. Некоторые Д. использовались для погребений в течение десятков или даже сотен лет. Предполагают, что Д. сооружались для погребения родовых старейшин; по другой гипотезе, они первоначально служили родовыми святилищами и лишь позднее были превращены в места погребений. Д. распространены в приморских областях Европы, Северной Африки и Азии; в СССР известны на Черноморском побережье Кавказа и в Крыму. В Европе и Северной Африке Д. относятся к бронзовому веку, в Индии и Японии — к железному веку; на Кавказе Д. сооружались в эпоху ранней и средней бронзы (3?2-е тысячелетие до н. э.), а некоторые использовались даже в 1-м тысячелетии до н. э. ?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

Три дольмена — на большой поляне, один — поодаль (тот одинокий является исключением: у всех ?окна? смотрят на юго-восток, у этого — на северо-запад). Невозможно поверить, что они простояли в первозданном виде несколько тысяч лет. Человек разрушает все на своем пути: от убогих лачуг до величественных городов, стирает с земли целые цивилизации — так неужели эти камни за столько веков никто не удосужился сдвинуть, расколоть, взорвать?! Уверен, что дольмены восстановлены уже в наши века. Действительно, некоторые камни при подходе к основным сооружениям колышутся под ногами; за несколько тысяч лет они успели бы врасти в землю. Как муравьями, дольмены облеплены сотнями туристов — ни о каких снимках сейчас речи быть не может.

После небольшого рассказа экскурсовод гонит нас дальше. Долина Тысячи Курганов. Это большая группа поросших лесом, почти сравнявшихся с землею могил. И по этому древнему кладбищу снуют тысячи, миллионы туристов. Немного не по себе.

А по бокам тропы — лавчонки с сувенирами, книжками. Вот за плату предлагают сфотографироваться, кажется, с чучелом медведя, а вот — с живой ручной белочкой (я-то недавно снимал настоящую, дикую). Вот фотографируются у деревянных драконов. То там, то сям — заведеньица общепита (а я забыл деньги в автобусе). Некоторые продавщицы, торгующие оккультными товарами,? в национальных русских костюмах и приятно не размалеваны косметикой.

Вот и конечный пункт нашего сегодняшнего похода. Здесь ручей, запруженный каменными уступами, не размытыми водой из-за их большой прочности, образует малюсенькое озеро. Из него небольшим, но чрезвычайно красивым потоком вода ниспадает в другое озерцо, побольше,? каменную Чашу Афродиты.

Экскурсовод оставляет нас, дав часа 1,5 или 2 свободного времени. Я сначала пошел выше, вдоль весело бегущего по камням ручейка, углублялся в лес, полез на гору, наелся кизила. Снимал, стараясь, чтобы в кадр не попали другие туристы.

Но я был бы не я, если бы не искупался в Чаше Афродиты. К ней с обрыва ведет железная лестница — и из-за того, что лестница одна, а желающих пройти по ней — десятки, причем половина людей хочет вниз, а другая — вверх, преодолеть лестницу так же сложно, как и преодолеть себя, заставив окунуться в почти ледяную воду. Я не только окунулся, но и подплыл, лавируя между другими телами, под струю водопада. На этот раз ощущение обжигающего холода уже не ново.

Здесь следует сделать небольшое отступление. Конечно, культурный туризм по сравнению с диким имеет важное преимущество: доставят, куда надо; покажут, что следует; все объяснят, разжуют и положат в рот. За короткий срок можно осмотреть гораздо больше объектов, чем самостоятельно. Все быстро, доступно; ни о чем не надо заботиться — только ходи и хлопай глазами. Но обилие народа и сверкающие вокруг фотовспышки напрочь отбивают ощущение единения с природой. Такое впечатление, что не лазишь по могучим Кавказским горам, а гуляешь в парке аттракционов. Это впечатление усиливают и многочисленные торговые точки. А спешить приходится еще сильнее, чем в самом цейтнотном самостоятельном походе.

Человек! Если хочешь отдохнуть душой, воистину почувствовать себя частицей окружающей прекрасной Вселенной — беги от таких муравьиных экскурсий! Путешествуй сам или с группой единомышленников, выбирай маршрут, исходя из своих желаний и склонностей, и по возможности не торопись.

. Иду вниз, снимая все, что, на мой взгляд, заслуживает внимания: ручей, горы, камни, деревья, курганы-могильники. Народ частично рассосался. — удалось не только снять все 4 дольмена, но и залезть в один из них (ориентированный в противоположную сторону) через скол верхнего камня.

Кавказ. Долина ручья Жене. Дольмен с

Кавказ. Долина ручья Жене. Дольмен с «неправильным» северо-западным входом

На площадке с тремя другими дольменами на них лежат то ли солнцепоклонники, то ли другие какие оккультисты, ?заряжаясь? не то космической энергией, не то вселенской дуростью.

Несмотря на спешку, опоздал к автобусу минуты на 2. Причем не сразу его нашел. Но несколько человек пришли гораздо позже.

На обратном пути заехали в Геленджик. С трассы попали на улицу Луначарского, затем свернули налево, на Кирова. Недалеко от больницы (?) нас отпустили на полчаса. В сотне метров — море, Геленджикский залив. Кишащий телами пляж. Памятник героям Великой Отечественной войны с Вечным огнем кажется облепленным отдыхающими. Такое же столпотворение, как и в Анапе. Феодосия, Анапа, теперь ? Геленджик. Муравейники уже начинают надоедать.

Разгар дня. Послеобеденный зной. Забравшись на ограждающую пляж белую балюстраду, снял море. Искупался в нем, ненадолго охладив себя. Взбаламученная тысячами тел вода столь мутна, что напоминает зеленоватую сыворотку — то ли дело чистейшее, как слеза ребенка, море у Арбатской стрелки, Меганома, Казантипа. На пляже жарилась под Солнцем девочка с европейскими чертами лица и коричневой — без преувеличения — кожей; мулатка она или так загорела?

Побродил по прибрежным улицам, по зоне отдыха. Веселый, дышащий здоровьем и беспечностью город. Купил в ларьке два беляша. Вышел на улицу Кирова.

На трассу выехали, возможно, через центральную развязку.

Теперь сижу со стороны моря. Солнце бьет в глаза. Яркая морская рябь. Перед Новороссийском обратил внимание, что опоясывающая прибрежные скалы дорога будет спрямлена: через мысообразующие горки прорубают выемки, а над бухточками, видимо, перекинут мосты. Грандиозная работа.

В солнечном Новороссийске попали в автомобильную пробку.

Миновав Новороссийск, проехали не через Цемдолину, а через Кирилловку. Затем — не через Верхнебаканский, а по новой дороге, через станицу Раевскую. Разнообразят, видимо, таким образом маршрут.

?В Анапе зашел ?домой?, поскольку нужен был паспорт (хотел взять билет на поезд до Лихой или хотя бы до Ростова). Но Иры (хозяйки) дома не оказалось, а Валя не знала, где находится документ, не нашла его и дала мне номер ириного сотового телефона. На перекрестке улицы Красно-Зеленых с улицей то ли Тургенева, то ли Шевченко, то ли Новороссийской, в восточном квадранте, есть телефон-автомат, принимающий карточки единой таксофонной карты России (не то вчера, не то сегодня я уже звонил из него в Волгоград; большинство же других анапских таксофонов эту мою карточку не принимает ? вот так ?единая? карта!). Из этого автомата позвонил Ире — та удивилась, зачем мне нужен паспорт (как будто ей не нужен ее паспорт, а нужен мой), и пьяным голосом заявила, что укажет местонахождение моего документа только Вале. Тогда я опять отправился ?домой?, взял Валю и уже вместе с ней принялся звонить. Но стерва Ира так ничего толком и не сказала (видимо, она сама забыла или же забрала паспорт с собой).

Отдав фотоаппарат Вале (уже скоро стемнеет), я пошел на автовокзал. Но предварительная автобусная касса уже не работала (кассы находятся снаружи), а на железнодорожный вокзал (за город) без паспорта ехать незачем (так на нем и не побываю).

У самой симпатичной в Анапе девушки, распространяющей билеты на автобусные экскурсии, (у нее же вчера покупал билет на Жене), приобрел билет в Лаго-Наки (долго, гуляя по городу, выбирал и остановился на этой суточной экскурсии). А вот все билеты в дельфинарий разобрали, поэтому девушка, узнав, что мне нечего делать завтрашним утром, посоветовала сходить в музеи.

Долго опять бродил по вечерним улочкам. Наелся всякой всячины, в изобилии продаваемой в ларьках и с лотков. Приобрел для дочери очень понравившуюся мне игрушечную белую крысу со светящимися глазами, ползающую, пищащую и нюхающую воздух черным усатым носом. Покупал также другие сувениры (теперь на себе везти их не надо).

Вернулся ?домой? то ли в 11-м, то ли в 12-м часу.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ,
23 августа

Мысль попасть в дельфинарий меня не оставила. Раз на автобусно-дельфинарную экскурсию взять билет не удалось, можно попробовать устроиться на следующий в дельфинарий катер. А потому около 7-30 уже иду в центр тем же путем, что и вчерашним утром.

Выйдя с рынка, на автовокзале приобрел билет в Ростов на послезавтрашнее утро. (От поезда отказался: паспорта так и нет.)

В каком-то маленьком магазинчике купил 23 краснодарских творожных сырка по 45 г. Дело в том, что я решил отметить свой юбилей исполнением одного из желаний, а именно, поеданием целого килограмма сырков. Это оказалось нелегко, тем более что они были чересчур сладкими; но все же на этот раз, в отличие от шоколада, килограмм сырков съесть удалось (часов за 5 — 6).

На Гребенской, недалеко от пляжа, находятся 2 круглых кассы с рекламой морских прогулок и экскурсий, но они закрыты, хотя, если верить глазам, должны были открыться полчаса назад — в 8 часов. Походив вокруг да около, хотел уж было оставить мысль о дельфинарии и направиться в поход по музеям, для чего купил в киоске схему Анапы, чтобы успешнее их найти. Но вдруг одна из касс открылась, подтвердив тем самым, что Анапа уже 177 лет является российским городом: известно ведь, что пунктуальность вряд ли можно назвать характерной чертой русского характера (какая каламбурная тавтология получилась — ха-ха!).

Удовольствие прокатиться по морю до дельфинария и обратно, а также посетить представление стоит 500 рублей — намного дороже, чем автобусная экскурсия туда же; но ведь это по морю! Иду на знакомый длинный причал на пляже. Небольшой теплоход отправится в 9-15. Билеты продают прямо у входа на него, о чем во всеуслышание многократно объявляют — можно бы и не искать кассы в городе.

И вот я смотрю на Анапу уже с теплохода. После отправления с пляжа заходили в порт, где взяли на борт еще несколько десятков пассажиров.

Теплоход назван в честь героя Великой Отечественной войны капитана Дмитрия Калинина, принявшего на этих скалах свой последний неравный бой и взорвавшего гранатой себя и нескольких немцев. Фашисты были так поражены мужеством героя, что сами с почестями похоронили его. Могила Дмитрия находится над морем, на обрывистом берегу.

Идем на юг-юго-восток. Сижу на корме, на каком-то ящике. Покачиваюсь на волнах; снимаю уплывающую назад Анапу; лазурное солнечное море, взволнованное и вспененное нашим теплоходом; начавшиеся слева отвесные скалы, подступающие к самой кромке воды; белых чаек; еле заметный месяц над безбрежным простором.

Понт Эвксинский. Между Анапой и Сукко

Понт Эвксинский. Между Анапой и Сукко

Показалась живописная долина Сукко с высоким белым зданием.

От Анапы до мыса Утриш, где находится дельфинарий — около 11 миль. Дошли за час — полтора. Кажется, мыс отделен от берега оградой; теплоход пристал уже внутри нее, рядом с дельфинарием.

Что выделывали дрессированные дельфины — нужно видеть. Мне же еще больше них понравился предварявший их выступление морской котик. Ни одна собака не способна выделывать такие потрясающие трюки! По суше котик передвигается почти так же проворно, как и плавает. Больше всего публику забавляло, как он аплодировал сам себе ластами-?ладонями? и забавно, делая ?широкий жест?, откидывал одну ласту в сторону. Такое чудо дрессировки я вижу впервые. В роли конферансье выступал клоун, наряженный кем-то вроде толстого жука в шляпе-цилиндре. К огромному сожалению, я оставил в Анапе телеконвертер — толком снять происходящее на водной ?арене? не удалось, сидел ведь далеко (была уйма народа, прибывшего, кроме нашего теплохода, еще на нескольких автобусах).

Уже когда представление закончилось, разглядел дельфинов с близкого расстояния. Мальчик,? видимо, сын дрессировщика — катался на них по бассейну. А вот и не участвовавшая в представлении белуха, выпускающая изо рта струю воды Снял также понравившегося мне морского котика, к сожалению, через решетку, за которую его посадили; но он и в заточении резвился: видимо, еще молодой — котенок.. В сухопутном вольерчике находились какие-то экзотические куры.

Здесь, как и во всяком уважающем себя курортном месте, все предусмотрено для того, чтобы выкачать из посетителей как можно больше денег. Так, во время представления жукообразный клоун устроил аукцион и продал за 500 рублей ?написанную? одним из дельфинов ?картину? (мелочь для такого мероприятия — лучше бы не тянули время). А что началось после! За 50, кажется, рублей можно было купить рыбку и скормить ее выпрыгивающему из воды дельфину (предполагалось, что кто-то в это время снимает оный процесс). За бóльшую сумму можно покатать ребенка на надувном круге, прицепленном к дельфину. Кажется, можно даже потрогать дельфина (конечно, не бесплатно). А на суше поджидали ?бизнесмены? с безучастными ко всему происходящему хамелеонами и еще какой-то живностью (то ли крокодильчиками, то ли питонами) — пожалуйте фотографироваться! Тут же и фотопленки продаются, и батарейки для ?мыльниц?.

В обратный путь ?Дмитрий Калинин? отправился в 12 или 13 часов. Я сначала устроился на носу, но там нужно было стоять у высокого борта в раскаленном солнечном свете. А я немного устал (не только, вернее, не столько физически) от всего пройденного и виденного, поэтому зашел вовнутрь, в тень, ходил по теплоходу, присаживаясь в разных местах отдыхать и давясь последними приторными сырками.

. В Анапе искупался возле длинного причала. Взбаламученная вода так же мутна, как и в Геленджике. Это было моим первым морским купанием в этом городе и, как оказалось, последним в этом году.

Пошел по направлению к музеям, попутно снимая курортные и исторические достопримечательности (уже почти 2 суток прошло с тех пор, как остановился в этом городе, а до сих пор почти ничего не снял). Фотографирую пешеходный участок Гребенской улицы со входом в аквапарк, дальше ? многочисленные кафе и выход на пляж; пешеходную улицу Горького (перекресток с Гребенской или Краснодарской).

Одной из главных курортных достопримечательностей является парк аттракционов, которых здесь, наверное, не меньше сотни! Самых разнообразных: и для малышей, и для любителей экстрима. Лишь заглянул в павильончик с выставкой животных, но сразу вышел: объять необъятное и посетить все, что хочется, невозможно. (Так, на улице Шевченко или одной из ей параллельных — между Красноармейской и Красно-Зеленых — располагалась выставка экзотических бабочек, куда я тоже не удосужился зайти.) В парке и около него — различные концертные площадки. Кинотеатр ?Победа? тоже превращен в концертный зал. (Заборы и здесь, и в Геленджике пестрят объявлениями о выступлениях многих популярных артистов, которые любят летом посещать сей благословенный край).

Если пересечь парк по широкой аллее в перпендикулярном морскому берегу направлении, можно попасть на центральную площадь, на которой (через улицу Горького) расположено здание администрации.

Что же касается исторических достопримечательностей, то в городе от старой турецкой крепости остались массивные каменные ворота, внутренность которых сейчас закрыта решеткой; все другое турецкое ?наследие? не сохранилось. Эти ворота после изгнания в 1828 году турков почему-то назвали Русскими. Рядом с ними — старые пушки. А чуть дальше — памятник казачьему генералу Безкровному.

?БЕЗКРÓВНЫЙ (Бескровный) Алексей Данилович (1785-1833), российский военачальник, генерал-майор (1828), наказной атаман Черноморского казачьего Войска (1827).

Сын запорожского казака. В 1792 вместе с родителями в составе Черноморского Войска переселился на Кубань. В 1800 поступил на действительную службу. Нес кордонную службу, участвовал в стычках с горцами. Был ранен. В 1808 произведен в хорунжие. В 1811 был переведен в только что созданную Отдельную Черноморскую сотню, вошедшую в состав лейб-гвардии Казачьего полка. В 1812 отличился в Бородинском сражении, а также в других сражениях при преследовании отступающих наполеоновских войск. В награду получил золотую саблю ?за храбрость?. В заграничных походах русской армии 1813-1815 был ранен при Кульме и Лейпциге.

Произведенный в чин полковника, в 1818 вернулся на Кубань и принял участие в нескольких закубанских экспедициях против горцев. В 1823-1826 с конным полком охранял границы Царства Польского. В 1827 был назначен атаманом Черноморского Войска с командованием Черноморской кордонной линией. Во время русско-турецкой войны 1828-1829 (см. Русско-турецкие войны) принял командование над отдельным Таманским отрядом, который состоял из казаков и регулярных частей. Отличился при взятии турецкой крепости Анапы, за удачные действия был произведен в генерал-майоры и награжден орденом Святого Георгия 4-го класса. В 1829-1830 провел ряд удачных экспедиций против горцев, за что в награду получил золотую саблю, украшенную алмазами и с надписью ?за храбрость?. В 1830 успешно руководил отражением набега шапсугов и лично участвовал в рукопашной схватке, в которой получил три сабельных раны. В 1830 по его приказу построили три укрепления на Кубани, одно из которых было названо в его честь Алексеевским. Но вскоре попал в опалу, наместником на Кавказе И. Ф. Паскевичем был обвинен в злоупотреблениях и в ноябре 1830 отставлен от должности. Последние годы жизни находился под судом. За 30 лет службы принял участие в 14 кампаниях и более чем в 100 сражениях. Обладал уникальными воинскими способностями, необыкновенной физической силой, ловкостью, храбростью, проницательным умом. В августе 1904 его имя было присвоено 1-му Таманскому полку Кубанского казачьего Войска.

(Статья из БЭКМ.)

Примостившись недалеко от Русских ворот, я зарядил фотоаппарат новой пленкой — 546.

Но самая главная достопримечательность Анапы — раскопки древнегреческой колонии Горгиппии.

?Горгиппия (греч. Gorgippia), античный город на восточном побережье Чёрного моря (современная Анапа). Г. возникла на месте существовавшего здесь поселения синдов (Синдская гавань) с появлением греческих колонистов (6?5 вв. до н. э.). Город вошёл в Боспорское государство и стал называться Г. в честь Горгиппа — правителя города из династии Спартокидов. Г. была крупным торгово-ремесленным центром и важным опорным пунктом Боспора. Во 2?3 вв. н. э. в Г. существовал большой религиозный союз судовладельцев (навклеров). В это время Г. достигла значительного расцвета. В 4 в. пришла в упадок в связи с общим кризисом рабовладельческого строя?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

Раскопки расположены у самого моря, между ними — лишь лента набережной с ведущими к пляжу лестницами. На набережной нашел телефон-автомат, к удивлению, принявший мою единую карту. Звонил на работу, поскольку хотел поздравить сотрудницу, у которой сегодня тоже день рождения, — застал на месте только одного из начальников (это было около 15-30 или 16 часов).

Наконец прошел на раскопки и присоединился к экскурсии. Вскрыта лишь малая часть Горгиппии, а если бы раскопать весь древний город, пришлось бы снести центр Анапы. В выемке, имеющей площадь около полгектара, видны скрепленные современным цементом фундаменты античных домов, дворы, улицы, уровень которых метра на полтора ? два ниже теперешней поверхности грунта. Жилые помещения, винодельня, колодец-холодильник.

Как легко время и люди стирают следы деятельности других людей! Перестройка грянула всего лишь 20 лет назад, а руины коровников и свинарников на просторах горемычной России уже почти сравнялись с землей, оросительные каналы высохли и заросли травой. От турков, живших здесь всего лишь 180 лет назад, остались лишь несколько камней (да и то остались лишь потому, что их специально сохранили). Греки населяли этот город 1700 лет назад — и почти все их достояние под землей (если бы не письменность, мы о них вряд ли бы что знали). А что было 10 000 назад? 100 000? 1 000 000.

Рядом с выемкой выставлены мраморные изделия: двухметровая стела с именами античных спортсменов, надгробные плиты, большие узорные гробы, детали архитектуры.

Анапа (древняя Горгиппия). Гроб знатного эллина

Анапа (древняя Горгиппия). Гроб знатного эллина

В одноэтажном здании — археологический музей, где представлены бесценные памятники жизнедеятельность одной из самых развитых и культурных древних цивилизаций: скульптуры (многие хорошо сохранились), посуда и другие предметы быта, украшения. На стендах и в одном из залов — материалы, посвященные матери Марии, жившей в молодости в Анапе.

?КУЗЬМИНÁ-КАРАВÁЕВА (Пиленко) Елизавета Юрьевна (в монашестве мать Мария) (1891-1945), русская поэтесса. Сборник стихов ?Скифские черепки? (1912), ?Руфь? (1916); автобиографическая повесть ?Равнина русская? (1924). С 1919 в эмиграции. Участвовала в движении Сопротивления во Франции. Казнена фашистами в концлагере Равенсбрюк?. (Статья из БЭКМ.)

. Западнее раскопок покупал сувениры.

Пора ?домой?. Прошел мимо раскопок по Кубанской. Рядом расположена православная церковь. На ее дворе — прижившиеся здесь кошки со множеством разноцветных котят.

В парке устроился на ?чертово колесо?, чтобы снять город сверху. Один круг стоит 70 рублей. Не успел оглянуться, как снова оказался внизу. Подходяще получился лишь один кадр — остальные три менее удачны, ибо не было времени хорошенько прицелиться.

Прошел мимо стадиона. На улице Горького девица предлагала, кажется, за 5 рублей прокатиться на ?пьяном? велосипеде, сама лихо это проделывая. За несколько метров, если ездок продержится в седле, обещала большую сумму. В чем подвох? Что такое ?пьяный? велосипед? Оказалось, его руль и переднее колесо вращаются в разные стороны. Разумеется, без долгой тренировки удержаться на нем даже две секунды нереально.

Кришнаиты в индийских одеждах что-то пели, били в барабанчики и собирали подаяние

Кришнаиты в Анапе

Кришнаиты в Анапе

. Дома? забрал у хозяйки паспорт (она опять не хотела его отдавать: боялась, видимо, что я ее обокраду) и сдачу — 300 с 1000. Приготавливаясь к горной экскурсии, взял теплые куртку и шапку и снова направился в центр.

То ли сейчас, то ли чуть раньше (после наблюдения за ?пьяным? велосипедом) сдал в фотоцентр ?Kodak? для проявления 5 вышеупомянутых пленок.

Кришнаиты уже перебрались к автовокзалу.

Еще раньше присмотрел уютное кафе ?Три кита? за рынком, у расположенного на Крымской сквера. Сейчас отправился туда поужинать и отметить свой юбилей (сегодня еще ничего не ел, кроме сырков,? и теперь снова наступает проголодание). (Перед посещением кафе умудрился еще зайти в дисковый магазинчик.) Можно было бы занять столик на улице, но предпочел внутренний зал, так как в августе еще не ел в закрытом помещении (кроме как на квартире у Иры), и стены вокруг меня с непривычки казались создающими торжественное настроение. Что ел, не помню, но было очень вкусно.

Только наслаждаться ужином, обстановкой и праздничным настроением пришлось недолго: проглотив все за 5 — 10 минут, почти бегом устремился на место сбора экскурсантов (на перекресток Горького и Красноармейской). (Снова спешка!)

Экскурсия, как и вчера, началась на квартальчик юго-восточнее — на перекрестке Красноармейской и, кажется, Терской. Фирма ?Визит? снарядила 2 автобуса ?Setra?, и поначалу была путаница, кого куда сажать. В конце концов мне повезло: посадили хоть и не у окна, но зато во второй ряд, за водителем, так что переднему обзору мешала всего одна голова спереди (а водитель сидел на полметра ниже пассажиров).

Особо остановлюсь на экскурсоводе. Виктор Степанович Чащин — историк и филолог. Как мне показалось, он влюблен а адыгов и, наверное, знает их язык. В пути он сыпал их словами, легендами, выдвигал неожиданные этимологические соображения (скорее всего, спорные). На обратном пути, в Майкопе, он купил большую книгу ?История Адыгеи? (или что-то в этом роде). Я же приобрел брошюру ?Легенды и мифы древней Анапы?, одним из соавторов которой он является, с его автографом: ?Игорю Борисовичу с уважением в память о дорогах странствий в мир тайн моей земли от автора — проводника Чащина В.С. . Почему же вместо занятий наукой он работает экскурсоводом? Не знаю. Возможно, подрабатывает. Кроме того, похоже (может, ошибаюсь?), что он пьющий, как и многие творческие личности.

. Автобус плавно мчит по ночным дорогам. До Верхнебаканского проехали вчерашним маршрутом, потом свернули на трассу А 146 (по другой версии ? М 4) в сторону Крымска.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ,
24 августа

?КРЫМСК (до 1958 станция Крымская) город в Российской Федерации, Краснодарский кр. Железнодорожный узел. 52 тыс. жителей (1992). Консервный комбинат, молочный завод и др.? (Статья из БЭКМ.)

(В энциклопедии ошибка: не ?станция?, а станица Крымская.) За Крымском трасса поворачивает к Краснодару.

Кажется, уже после полуночи останавливались на окраине какого-то населенного пункта (Новоукраинского?) по анатомической причине (скажем деликатно: для отдыха).

Потом я начал дискретно дремать. Приоткрываю глаза — вижу в свете взрезающих тьму наших фар бегущую навстречу дорогу, огни, указатели, встречные фары, придорожные дома. Потом снова сознание отключается на какое-то время. И так — многократно. Поэтому каким путем ехали, понял лишь на обратном пути (обратно двигались тем же маршрутом). Так что расскажу об этой дороге в свое время. А сейчас — лишь обрывочные проблески. Вот ярко освещенная широкая магистраль вблизи Краснодара (кажется, поселок Энем). А вот уже катим по нешироким переплетающимся трассам; мелькают указатели с названиями знакомых городов: Усть-Лабинск, Белореченск, Майкоп, Армавир, Апшеронск, Туапсе. И все они — где-то недалеко; а если ехать на автобусе, можно сказать, рядом. Все эти топонимы здесь не кажутся экзотикой: здесь они обыденная реальность, а не элементы мечты о юге, горах, море, дальних дорогах и заманчивых странствиях. По каким-то из этих дорог я наверняка уже велосипедил (так и оказалось!), но только сейчас трудно об этом судить: точно не знаю, где находимся (какое странное и непривычное ощущение: не знать, где находишься!), да к тому же и карту в темноте рассматривать несподручно? А вот проезжаем Великовечное; сейчас это название мне ничего не говорит; а позже, разобравшись, понял, что уже был здесь! Впрочем, это не удивительно: за время своих скитаний я побывал в десятках тысяч городов и сел, станиц и хуторов — разве все упомнишь. Большой пустой город: Майкоп? Да, уже Майкоп.

?АДЫГÉЯ (Адыгейская Республика), в Российской Федерации. Образована 27 июля 1922 как Черкесская (Адыгейская) авт. обл., с 24 августа 1922 по 13 августа 1928 — Адыгейская (Черкесская) авт. обл., до 3 июля 1991 Адыгейская авт. обл. в составе Краснодарского кр., с 3 июля 1991 — Адыгейская Республика в составе Российской Федерации. 7,6 тыс. км 2 . Население 449,3 тыс. человек (1999), городское 53%; русские (294 тыс. человек, 1989), адыгейцы (95 тыс. человек) и др. 2 города, 5 поселков городского типа (1991). Центр — Майкоп. Северная часть — равнина, южная — предгорья и горы Б. Кавказа. Средние температуры января ок. -2 °C, июля ок. 22 °C. Осадков ок. 700 мм в год. Реки бас. Кубани. Пищевкусовая, лесная и деревообрабатывающая, машиностроительная, газодобывающая и др. промышленность. Посевы зерновых, подсолнечника, сахарной свеклы, табака. Овощеводство, бахчеводство; виноградарство, плодоводство. Разводят главным образом крупный рогатый скот. Пчеловодство. Судоходство по р. Кубань?. (Статья из БЭКМ.)

Граница Краснодарского края Адыгеи настолько причудливо извивается, что мы сегодня уже 5 раз пересекли ее и пересечем еще 15 или 17 раз (трудно даже подсчитать, поскольку в некоторых местах дорога пойдет почти по границе, то и дело виляя то туда, то сюда. Указателей, что это, мол, Адыгея, а это — Краснодарский край, нет.

? город Кубанской области. Здесь находится управление Майкопского отдела. Основан в 1858 г.; до 1871 г. имел только значение укрепления. В 1871 г. здесь упразднено военное управление, в 1878 г. введено городовое положение, и с этих пор началось развитие города в торгово-промышленном отношении. К 1 янв. 1895 г. жителей было 35754 (19922 мжч., 15832 жнщ.): православных 34155, раскольников 263, католиков 161, протестантов 24, армяно-григориан 324, евреев 718, магометан 65, прочих исповеданий 44. Дворян 493, духовного сословия 59, почетных граждан и купцов 459, мещан 16213, крестьян 12489, военного сословия 5828, горцев и других инородцев 89, иностранных подданных 71, прочих сословий 53. Церквей православных 5, синагога 1, домов каменных 121, деревянных 5340. Горская школа (61 учен.), 3-кл. городск. учил. (240 учащ.), 2 начальных мужских и 1 женское учил., 2 частные школы?

А. Ф. С.? (Выдержка из статьи в ЭСБЕ.)

?Майкóп (от адыг. Мыекъуапэ — долина яблонь), город, центр Адыгейской АО (в составе Краснодарского края РСФСР). Расположен на правом берегу реки Белой (приток Кубани), на автодороге Туапсе — Усть-Лабинск. Железнодорожная станция на ветке от линии Армавир — Туапсе. 122 тысячи жителей (1973; 34 тысячи в 1897, 45 тысяч в 1926, 56 тысяч в 1939, 82 тысячи в 1959).

М. основан 17 мая 1857 как русская крепость. С 1870 уездный город. Советская власть установлена 8(21) января 1918. Город захвачен белогвардейцами 7 сентября 1918. Советская власть восстановлена 21?22 марта 1920, когда в М. вступили части 1-й Конной армии и партизаны. За годы довоенных пятилеток М. из захолустного провинциального города с предприятиями кустарного и полукустарного типа превратился в промышленный и культурный центр. Во время Великой Отечественной войны 1941?45 М. с 10 августа 1942 до 29 января 1943 был оккупирован немецко-фашистскими войсками, причинившими ему громадный ущерб. В первую послевоенную пятилетку М. полностью восстановлен?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?МАЙКÓП, город (с 1870), в Российской Федерации, административный центр Адыгеи, на р. Белая. Железнодорожная станция. 166,7 тыс. жителей (1999). Машиностроение, пищевая, легкая, деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная промышленность. ГЭС. Педагогический институт. Театр, 2 музея (в т. ч. историко-краеведческий). Основан в 1858?. (Статья из БЭКМ.)

В пятом часу — подъем. На выход! За поселком Каменномостским (по-адыгейски — Хаджохом) — Хаджохская теснина. Это настолько узкое каменное ущелье, что, если бы не боязнь сорваться, в некоторых местах можно бы его перепрыгнуть. Однако оно имеет двадцатиметровую глубину (кажется, что больше); и по этой расщелине, бурля, грохочет вода реки Белой — левого притока Кубани. Ширина Белой, стиснутой здесь отвесными стенами, видимо, меньше глубины. Высота над уровнем моря — около 400 м. Длина теснины — почти полкилометра. Через нее перекинут автомобильный мост. А для горе-туристов устроены многочисленные железные мостки, лесенки, смотровые площадки с перилами (а как же люди пробирались здесь, когда не было этих подпорок?). В свете множества ламп картина казалась бы фантастической, если бы, несмотря на ночь, здесь не шастало множество экскурсантов (наш автобус пришел первым, но тут же начали прибывать другие). В микроозерцах — подсвеченные мини-фонтанчики. Вот за решеткой, на голых камнях, томится бурый медведь (вернее, сейчас он спит, а томиться будет днем). А вот Аминовская площадка (Мухаммед Амин, или Эмин,? наместник Шамиля), откуда горцы сбрасывали осужденных в бурлящую воду. Да, выжить после падения в такую пропасть крайне трудно. Сколько смертей видели эти коричнево-серые камни! Расправы прекратились с завоеванием горной Адыгеи Россией в 1859 — 1862 — менее полутора веков назад.

Я отстал от своей группы, вернулся на стоянку и пытался сесть в автобус — оказалось, что это не тот автобус, хотя точно такой же и принадлежащий той же анапской фирме ?Визит?. Найти в потемках свой автобус среди других оказалось не так-то просто.

. Едем дальше на юг, вдоль правого (восточного) берега Белой (вверх по течению). Перед станицей Даховской сворачиваем направо, пересекаем реку и по серпантину уходим в горы.

Следующая остановка — уже на рассвете. Справа — обрыв, слева — длинная скала, из которой на четырехметровой высоте сочится родник — умылись ледяной водой. Сзади, на севере, профиль горных вершин напоминает лежащего великана с обрубленными по колени ногами: на этот счет есть соответствующая легенда, объясняющая, куда делись ноги; вообще, мифов, преданий, рожденных в этих местах, существует множество.

Едем дальше. Туристическая стоянка у Нежной пещеры. Зашел в уютное кафе (скорее, чайную). Пещера небольшая (длиной всего около 200 м), поэтому приходится ждать, чтобы войти (несмотря на ранний час,? солнце или еще не взошло, или взошло только что,? туристов уже море). Эту пещеру открыли недавно, расширив едва заметную расщелину, так что люди впервые проникли сюда лишь несколько лет назад и не успели попортить пещеру. Здесь первозданная красота. Мелкие каменные ?сосульки? напоминают нежный мех, потому так и названа пещера.

Прокатился на дельтаплане, укрепленном на тросах. Даже в туристической брошюрке слово ?полет?, употребленное применительно к этому аттракциону, заключено в кавычки.

Километров через пять — вход в Большую Азишскую пещеру, названную так из-за своих грандиозных размеров и потому, что расположена она в хребте Азиш-тау. Пещеру открыли в 1911 году. Удивляюсь, как первопроходцы-спелеологи лазят по пещерам, где железных лесенок и дорожек, как здесь, еще нет; где путь может идти не обязательно горизонтально, а под любым наклоном вплоть до вертикального; где падение на камни даже с небольшой высоты чревато самыми тяжкими последствиями. А 94 года назад у них наверняка не было электричества (где-то электричество было, были уже телефон и радио, но вряд ли — в этих горах). Несмотря на отсутствие удобств, люди успели хорошенько изгадить пещеру, закоптив ее и обломав самые красивые сталактиты и сталагмиты, создававшиеся миллионы лет капельками воды. Несмотря на это, величественное зрелище поражает. Длина пещеры — 660 м (для туристов доступно 220), перепад высот — несколько десятков метров. В некоторых залах мог бы, наверное, поместиться несколькоэтажный дом. Конечно, величие не только в размерах, но и в причудливейшем скоплении каменных нерукотворных фигур. которое не смог бы создать ни один умалишенный с самой изощренной и самой иррациональной фантазией. Но и царством хаоса это назвать нельзя: здесь не свалка камней, как на Казантипе, а изваянный Природой гротескный монолит. Есть тут и небольшое озерцо, вернее, лужица — но с кристально-чистой водой.

Температура воздуха и воды в пещерах — около 4 º C. Снаружи — ненамного теплее. Непредусмотрительным туристам выдавали теплую одежду.

На завтрак съел батончик ?Picnic?, купленный в одном из ларьков.

Это якобы конечный пункт маршрута. Дальше автобус не пойдет. Желающим предлагают проехать рублей за 60 еще километра 4 на ?Газелях?. Конечно, дорога впереди еще хорошая и самый нежный автобус без труда туда бы проехал. Но все дело в политике непрямого выжимания денег из горе-туристов. Так, путевка сюда стоит 500 рублей. Вроде бы. О том, что придется еще доплатить, говорится вскользь. А платить надо за все: за въезд в горы, за подход к памятникам Природы (Природы, а не человека — за что ему-то платить?), а тем более — за вход в эти памятники и за право их фотографировать (!). Итого получается на несколько сотен больше. Если бы включить все это сразу в цену билета, желающих отдать 800 — 900 рублей за сутки было бы гораздо меньше. А так ? куда деваться? Не отстегнешь — никуда не пойдешь, кроме автобуса, на котором приехал. И сейчас ? впереди маячат снеговые вершины, в том числе Оштен (2804 м над уровнем моря), маня и обещая еще большие красоты впереди. Так что погрузились в ?Газели? все или почти все.

Небольшой (временный) спуск, мост через ручей, и снова — серпантинистый подъем. С одной стороны — отвесная скала, с другой — обрыв. Внизу — ярко-белое под ослепительным солнцем облако (вернее, ночной туман еще не растаял; хотя облако и есть тот же туман). Налево уходит просека. Вот бы туда! Турбаза Лаго-Наки. Трудно сказать, доехали до Азишского перевала или нет. По карте, вроде, доехали, а на самом деле в месте, где нас высадили, подъем еще не закончился.

Находимся на высоте 1700 — 1800 м над уровнем моря. Вообще-то, эту дорогу планировали довести до Сочи. Вот бы. Вот бы. Слева — невысокая почти отвесная скала (хребет Каменное море?). Справа — обрыв в долину Курджипса (поблизости, в пропасти, его истоки; ?пс? по-адыгейски значит ?река?). За долиной — плато (видимо, это и есть плато Лаго-Наки) с несколькими не очень внушительными (поскольку мало возвышаются над окружающим рельефом) вершинами высотой по 2000 с чем-то. Под вершинами — остатки ледников, которые, по словам проводников, совсем недавно,? может, полмесяца назад — покрывали гораздо большие площади, теперь же сильно подтаяли. А в сентябре снова выпадет снег. Да и сейчас холод такой, что, кроме куртки, пришлось надеть еще и теплую шапку. Не спасает и яркое солнце, находящееся в этот утренний час за левой, восточной скалой. Тени длинные (поскольку Солнце еще низко), темные — на снимках они получились почти черными, ведь фотографическая широта фотопленки гораздо меньше, чем аналогичный параметр нашего зрения. (Может, тени такие темные из-за большой высоты? Ведь над нами — меньший слой воздуха, чем на равнине; и солнечный свет здесь хуже в нем рассеивается. Тогда в безвоздушном пространстве тени должны быть абсолютно черными.)

Да, если речь зашла о фотографии, то затвор моего ?Зенита? работает без устали. Начал сегодня снимать еще на рассвете, у родника, и закончу в Майкопе. (Меня на фоне Лаго-Наки сняла одна туристка.)

Прошел немного вперед, — похоже, там кордон: возможно, начинается заповедник (хотя вряд ли). Вернулся — наши уже отошли назад, к повороту. Там рядом с дорогой не обрыв, а поляна, а уже за ней — скалистый обрыв, причудливо изломанный и живописно поросший соснами, прицепившимися корнями к скалам.

Кавказ. Плато Лаго-Наки. Вид от хребта Каменное море

Кавказ. Плато Лаго-Наки. Вид от хребта Каменное море

Кавказ. Плато Лаго-Наки. Вид от хребта Каменное море. На утесе

Кавказ. Плато Лаго-Наки. Вид от хребта Каменное море. На утесе

Картина очень напоминает Южный Урал. Здесь, пожалуй, еще более красиво. И уж, конечно, красивее, чем в Крымских горах (имею в виду только те невысокие горы, где побывал в этом году). Но зато нет того ощущения спокойствия и немого восторга от слияния с первозданностью. Здесь — суета: где наша группа? Где ?Газель?? Не отстать бы! Многоголосая речь вокруг и щелканье десятков фотозатворов тоже не создают умиротворения. Прикидываю, насколько по-другому я бы прочувствовал красоту этих гор, если бы добрался сюда сам, с помощью только своей мышечной силы и непреодолимой жажды странствий. А когда тебя сюда привезли, чувствуется досада на себя и какая-то неполноценность всего происходящего, как будто не заслужил лицезреть эти красоты.

(Обучал школьниц способам защиты объективов их ?мыльниц? от солнечного света.)

. Из ?Газели? заметил, что то облако под поднимающимся все выше Солнцем уже почти растаяло.

От места стоянки автобусов, выгрузившись из ?Газели?, последний раз снял вид на юг: на Лаго-Наки и дорогу туда — на снимке видна вершина Оштен (наверное, та, что почти в центре кадра, над лесом).

. Автобус бежит обратно, вниз. Перепад высот между конечным пунктом экскурсии (куда возили на ?Газелях?) и рекой Белой — около 1300 метров, так что на этом спуске уши закладывает почище любого самолета. Экскурсовод учит, как с этим можно бороться (закрыв рот и зажав нос, пытаться сильно дуть, чтобы повысить давление воздуха во внутренних полостях ушей и таким образом компенсировать рост наружного давления), но его совет мало помогает.

На полпути к Белой остановились у правой пасеки и, оглохшие, вылезли из автобуса. Направо ? великолепный вид, но после Лаго-Наки замыленный от красот глаз уже плохо их воспринимает. Виден образованный дальними горами образ вышеупомянутого великана с обрубленными ногами. Желающих сфотографироваться здесь наряжают в черкесскую бурку. На потеху туристам установлен плетень с искусственными подсолнухами и другие подобные ложные штуки (кажется, еще сруб колодца без самого колодца). Хорошо хоть, что деревянные столы и мед настоящие. Здесь я позавтракал уже более-менее плотно — блинами с медом, запивая их отваром трав (надо признаться, что за деньги, заплаченные за этот завтрак, на среднерусской равнине можно было бы питаться несколько дней.) Купил брошюрку ?В краю гор и водопадов? со схемой, красочными снимками и кратким описанием здешних достопримечательностей; оная книжечка помогает мне писать сии мемуары.

. Последний серпантин, и — Белая. Переезжаем на ее правый (восточный) берег вблизи Даховской. Недалеко — Казачий (Девичий, Черкесский, Шайтанский) камень. Это местами поросший травой и кустами валун высотой с четырех- или пятиэтажный дом, упавший в давние времена с гор. Дорога объезжает его с двух сторон. С камнем тоже связано несколько легенд. Многие взбираются на него, но спуск выглядит комичнее.

. Через километр — другой — следующий туристический объект — горная речка Руфабго (левый приток Белой), названная так в честь легендарного злого великана (уже другого). Через бурлящую, сравнительно широкую Белую перекинут платный пешеходный мост; и чтобы попасть к Руфабго, нужно заплатить или каким-то образом перебираться через бурлящий поток

Белая река между Даховской и Каменномостским. Вид на юг, вверх по течению

Белая река между Даховской и Каменномостским. Вид на юг, вверх по течению

За мостом — обычный набор ларьков, лотков и забегаловок.

Теперь о Руфабго. Более живописной речки (можно назвать ее большим ручьем) я еще не видел. Она прорубила свой путь в скалах, пробив за миллионы лет глубокое узкое тенистое ущелье, заросшее лесом. Самое замечательное в нем — это, конечно, водопады, особенно третий — Сердце Руфабго (?сердце? это, вырванное из груди великана героическим джигитом Хаджохом, не что иное, как огромный валун метров 5 — 7 в диаметре, перегородивший ручей и образовавший водопад ? ). Описать это невозможно — нужно видеть

Сердце злого великана Руфабго

Сердце злого великана Руфабго

Броская, яркая, кричащая красота, чуждая привыкшему к степным и полупустынным пейзажам глазу и оттого режущая его, кажущаяся неестественной, фантастической, почти неземной. Это четвертое место с такой вопиющей, нескромной красотой, посещенное мной в сем месяце, а первые три: мысы Меганом и Казантип и плато Лаго-Наки. Речка Руфабго с водопадами,? пожалуй, самое экзотичное из этих четырех. Сколько еще на планете таких мест, замечательных этой своей непохожестью на обыденность! А мы 11 месяцев в году, больше 91 процента неповторимой жизни, проводим на одном месте, забившись в свои жалкие тараканьи щели.

Множество туристов карабкаются по берегам речки ? по корням, камням, уступам скал,? то поднимаясь в гору, то спускаясь, то переходя бурлящий поток вброд, то перепрыгивая его по камешкам и камнищам. Странно, но травмированных не видно. ?Нулевой? водопад, невысокий, расположен при впадении Руфабго в Белую (счет водопадам ведется наоборот, от устья речки к ее истоку). Первый — большой, мощный, но ничего особенного собой не представляет. Далее — цепь из множества небольших водопадиков; какой из них считается вторым, я так и не понял (не смог выделить самый большой из них). О третьем, до которого добрались минут через 40, уже сказано.

Четвертый — Шнурочек (до него ползли еще около 10 минут) — низвергающаяся с примерно с пятнадцатиметровой высоты узкая, как серебряная змея, струя воды

Водопад Шнурочек на речке Руфабго

Водопад Шнурочек на речке Руфабго

Здесь я искупался, поняв, почему экскурсовод предупредил, что купающийся под Шнурочком должен хорошо уметь плавать: озерцо у водопада мелкое, по колено или чуть глубже; но вода в месте своего падения продолбила глубокую впадину; ударяя подплывшего под водопад по голове, струя топит его, мгновенно увлекая вглубь (все это испытано на собственной шкуре).

Некоторые туристы, вскарабкавшись на верхнюю площадку Шнурочка, идут дальше; но экскурсовод сказал, что это дикие люди, а нам туда идти некогда — пора возвращаться. (В брошюре сказано, что еще через час взору открылся бы великолепный двухъярусный каскад водопадов Девичьи Косы. Жаль, что я уже не дикий человек. )

На обратном пути группа разбрелась, а моя основная цель — съемка (при движении вверх по ущелью снимать было некогда). Интенсивно щелкаю затвором,

Земной рай. Речка Руфабго

Земной рай. Речка Руфабго

стараясь, чтобы в кадр попадало как можно меньше человеческих тел, ползающих, скачущих, снующих со всех шести сторон: спереди, сзади, справа, слева, сверху и снизу. До Белой — километра 2, прополз это расстояние часа за 1,5 — 2 (старался выбирать другой маршрут, нежели на пути к Шнурочку).

. Вот и первый водопад. Скалы расступились — и я оказался на широкой поросшей лесом площадке перед Белой. Из кафешек несутся аппетитные запахи, но обедать некогда. Съел только польскую сладкую трубочку ?Мардель?.

По мосту перешел через Белую, повернул направо. Местные люди продают огромные яблоки. В сотне — другой метров стоит наш автобус. Народ, оказывается, еще не собрался. Можно и подремать, чуть компенсировав лишения бессонной ночи.

. Еще немного проехали. Справа — расположенная в углублении скалы стоянка древнего человека третьего — второго тысячелетия до нашей эры. Чтобы создать у туристов ощущение пещеры, этот большой грот закрыт недостающей искусственной стеной. От древнего человека здесь осталась лишь предположительно обглоданная им кость какого-то животного. Все остальное — муляжи, манекены. Перед входом в ?пещеру? — скульптурное изображение нашего далекого предка. Подумать только! Ведь в то время в. некоторых уголках Земли уже существовали высокоразвитые цивилизации (взять хотя бы древние Египет и Вавилон). Что общего с представителями тех цивилизаций имеют изображенные здесь дикари? Разве что строение тела.

. Каменномостский (Хаджох). Средней величины поселок. Хаджох ? имя уже упоминавшегося героя местной легенды; а русское название ?Каменномостский? возникло потому, что когда-то берега расположенной рядом Хаджохской теснины соединял природный каменный ?мост?, потом обрушившийся. Поблизости, на Батарейной горе (747,7 м), во время затяжной Кавказской войны (1817 ? 1864) находились укрепления горцев. По одной из версий, Хаджох дольше всего сопротивлялся российским войскам, и с его падением война закончилась (это сведение из вышеупомянутой брошюры ?В краю гор и водопадов? энциклопедиями не подтверждается).

?До Майкопа еще дважды пересекли Белую. В станицу Абадзехскую и поселок Тульский, кажется, не заезжали. Горы расступаются, понижаются. Когда въехали в Майкоп, их уж и след простыл.

?Столица? Адыгеи — равнинный город с прямыми, длинными, широченными, как проспекты, улицами. Планировка, в основном, прямоугольная, за исключением прилегающих к Белой кварталов (то, наверное, старый город). Растительности много, но от южного города можно бы ждать большего. Троллейбусы. Дома невысокие: четырехэтажные в центре выглядят чуть ли не небоскребами, хотя, вообще-то, изредка встречаются и девяти-, и шестнадцатиэтажные.

Здесь я уже был 07.08.95 во время 1-й памятной Кавказской велосипедки: тогда прогнал город с северо-востока (приехал со стороны Кужорской) на юго-запад (поехал в Апшеронск и — на море) по улицам Хакурате, Шовгенова, Спортивной и Подлесной. Сегодня предстоит прогнать его с юг-юго-востока на северо-запад. А поскольку на этот раз движемся в автобусе, по каким улицам проехали, не запомнил, и где пересекли ту мою давнишнюю траекторию, не знаю. Видимо, некоторые из мелькающих за окнами домиков уже ловили на себе мой взгляд десятилетие тому назад.

Остановились на Советской, перед перекрестком с улицей Ленина, у продовольственного магазинчика, в котором сразу образовалась очередь из моих попутчиков. Прошел назад (на северо-восток), затем — налево, за угол — там большой книжный магазин. Перед ним — широкая, как и все здесь, площадь с памятником и растительностью. За площадью свернул на северо-запад, на пешеходную улицу Жуковского. На ней, справа,? правительственное учреждение (Верховный Совет, что ли?). Дошел до первого перекрестка и вернулся. В книжном, купил красочную схему Майкопа, где почти половину печатной площади занимает реклама; в продовольственном (рядом с нашим автобусом) — литр кефира и еще что-то мучное (уже примерно 16 или 17 часов, а я только сейчас наконец-то хорошо поем!). Толстая адыгейка-продавщица жаловалась толстому адыгейцу-милиционеру, что ее напугала невесть откуда взявшаяся спешащая толпа (то есть вывалившиеся из автобуса мы). Да, в этом сонном царстве, каким является даже центр адыгейской ?столицы?, сразу несколько покупателей в магазине — редкость.

Проехав немного вперед, увидели справа роскошную мечеть, подаренную городу каким-то арабским шейхом

Майкоп. Новая мечеть - подарок арабского шейха мусульманам Адыгеи

Майкоп. Новая мечеть — подарок арабского шейха мусульманам Адыгеи

Вообще-то, по словам экскурсовода, ислам, принятый в 19 веке в угоду туркам частью адыгов, надеявшихся на турецкую помощь в борьбе с Россией, здесь прижился плохо; среди адыгов имеются и язычники, и христиане; а регигиозных фанатиков нет и среди мусульман. От себя добавлю, что этим, и, конечно, тем, что большинство жителей Адыгеи — русские (65 %), объясняется миролюбие здешних жителей (адыгейцев, черкесов и других родственных народов), имеющих очень мало общего с чеченцами, дагестанцами и прочими, живущими северо-восточнее. Там — оголтелый религиозный фанатизм. Там автобусы с туристами не разъезжают запросто по горам, по долам; а рискнувший отправиться не на плато Лаго-Наки, а в горы северо-восточного Кавказа, с большой вероятностью получит не хорошие впечатления, а пулю. В Майкопе рядом с мечетью (подумать только!) спокойно ходят и агитируют христианские проповедники (скорее всего, свидетели Иеговы); а что бы с ними сделали в Чечне?

Рядом с мечетью (к юго-западу) — площадь Дружбы (имеется в виду дружба адыгейцев и русских) с искусственным озером, стелой и памятником ?Навеки с Россией?. На северо-запад от мечети — великолепный Дворец искусств. (Надо сказать, что самой известной в России уроженкой Майкопа и его гордостью является народная артистка Лия Ахеджакова).

. Из Майкопа едем на северо-запад, огибаем по объездной знакомый мне Белореченск (я сказал, что в Башкирии тоже есть река Белая и город Белорецк, и — надо же! — одна из туристок оказалась из тех мест) и движемся в сторону Усть-Лабинска. По этой дороге, но в другую сторону, я велосипедил 18.08.02! Странное чувство: места, где только раз проехал на велосипеде, кажутся чуть ли не родными. Глаза слипаются, но не сплю, вглядываюсь в широкую дорогу, почти магистраль, стараясь уловить что-то знакомое. И, кажется, это удается (а может, только кажется?).

Вот и Великовечное. Возле него я тогда обедал. А около Бжедугхабля сворачиваем налево, на юго-запад, на уже не знакомую мне дорогу, пересекающую сначала Белую (ее сегодня уже 10-й раз), а потом Пшиш и многие другие притоки и приточки Кубани. Здесь горные речки превратились в типично равнинные: извилистые, с меандрами, старицами, зарослями тростника и, наверное, комарами.

Казачьи станицы чередуются с адыгейскими поселениями. В одном из них, Понежукае (или Таучежхабле?) остановились. На придорожном базарчике, несмотря на предзакатный час, множество сыров (местные жители славятся сыроварением). Сыр я не стал покупать, зато в магазинчике взял литр молока и еще что-то.

. Адыгейск (Теучежск) рядом, но он остается слева. В нем я был 13.08.95 при возвращении из своей Первой Кавказской чистой велосипедки. Сворачиваем направо, на ведущую из Джугбы в Краснодар дорогу, по которой тогда ехал. Вот и снова знакомая трасса рядом с дамбой, сдерживающей напор Краснодарского водохранилища (на реке Кубань), уровень которого на несколько метров выше бегущей по пойме нашей дороги.

Не доехав 4,5 км до Кубани, за которой — Краснодар, и шлюзов плотины Краснодарского водохранилища, свернули налево, на объездную. Километров через 15, в Яблоновском,? налево, на ведущую в сторону Новороссийска трассу А 146 (отсюда до реки Кубани, по которой проходит городская черта краевого центра, всего 3 км). (С удивлением узнал от экскурсовода, что Краснодар намного меньше не только Ростова-на-Дону, но и Волгограда.) Слева — оживленная железная дорога. Сумерки.

Колесимая автобусом трасса здесь не просто дорога, а широченная магистраль. Но любой российской магистрали через несколько десятков километров от регионального центра положено превращаться а обычную дорогу, зачастую даже настолько узкую, что для нее больше подходит термин ?дорожка? (как для нашей М 6 ?Каспий? или для одной из напряженнейших российских трасс ? сибирско-дальневосточного тракта М 5 на участке Самара — Уфа). Так и А 146 скоро сузилась до ширины обычной дороги (хорошо еще, что не дорожки; еще бы этого не хватало: по ней снуют десятки миллионов курортников ежегодно).

Встречные фары — желтые или голубоватые кляксы на черном фоне ночи. Подобно сове, с наступлением темноты я взбодрился, сонливость прошла — вовсю глазею вперед, на дорогу и окрестности.

Как вяленые воблы на веревку, на трассу между Краснодаром и Крымском нанизаны многочисленные большие и не очень населенные пункты (поселки, город, станица), расстояние между которыми редко превышает 10 км: Яблоновский, Энем, Афипский, Северская, Ильский, Черноморский, Октябрьский, Холмский, Ахтырский, город Абинск, Новоукраинский. Причем объездных дорог в большинстве случаев нет — так что гоним по центральным улицам. Создается впечатление, что вся трасса — сплошная деревенская или поселковая немногоэтажная улица. Пешеходы иногда выпархивают прямо из-под колес — водителю нужно иметь джутовые нервы. А некоторые не выпархивают, а прогулочным шагом выбредают. Раз автобус, тормознув так, что все мы влипли в спинки передних сидений, остановился в метре от стоявшей посреди дороги женщины, которая даже и не пошевелилась: дура, а может, самоубийца.

За Крымском трасса пошла вверх (северо-западное окончание Кавказских гор) — и расстояния от жилья до жилья увеличились. Нижнебаканский, Аманат, Горный, Верхнебаканский — и так далее.

В Анапу прибыли в 22-30, на полчаса позже положенного. Я забрал из фотоцентра 5 проявленных пленок.

Поскольку вчера мне так и не удалось толком отпраздновать свой юбилей (если не считать утреннего объедания сырками и десятиминутного ужина в кафе ?Три кита?), наверстаю упущенное сегодня. В парке хотел пострелять из пневматического пистолета, но что-то мне помешало (кажется, не нашел ?Макарова?). А почему бы не прокатиться на аттракционе, подобном волгоградскому ?Бумерангу?? Слегка пошатываясь после резких касательных и центростремительных ускорений, пошел искать подходящее заведение ?общепита?. Основная сложность — ?разбегающиеся? глаза, ведь кафешек в летней Анапе — море. Одно кафе очень понравилось, но там была оглушающая музыка. В конце концов, ?банкет? состоялся в открытом (как, впрочем, и все другие подобные заведения) ресторанчике ?Визави? с живой певицей и одним живым музыкантом, певшим, игравшим на синтезаторе и ударной машинке и успевавшим включать фонограмму с записью остальных инструментов. Здесь я впервые попробовал рапанов, хотя высматривал их уже давно. Съел также много шашлыка. Ресторан, похоже, будет работать до утра (у них сейчас ночь год кормит), но я рассвета все же не дождался и ушел оттуда, примерно в час или два ? надоело развлекаться (уже вторую ночь толком не сплю).

Несмотря на поздний час и усталость, от избытка впечатлений долго не мог заснуть

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЙ,
25 августа

Немного поспав, часов в 7 ? 8 был уже на ногах.

Простился с Ирой. (Или еще позавчера с ней простился, перед автобуской на Лаго-Наки? Нет, наверное, все же сегодня.) Она пригласила приезжать еще. (Нет уж. Как-нибудь без меня. )

Вчера думал, что утром еще успею на прощание искупаться в море — но нет. Не успеваю.

Успел только съесть на завтрак мороженое.

На автовокзале в автобус сразу не пустили: пришлось еще бежать в кассу и доплачивать за рюкзак.

Автобус отправился в 10-10.

И вот Анапа позади. Как перевернутая страница жизни. Может, еще и вернусь когда-нибудь к этой странице — но вряд ли: таких анап на оставшемся жизненном пути столько еще можно пройти, что, наверное, не стоит возвращаться к уже пройденной, прочитанной. Тем более, что оказался я здесь случайно и никто меня тут не ждет, как, впрочем, и в миллионах других населенных пунктов. Странник свободен. Хоть я и не настоящий странник.

Обычный красный ?Ikarus? ехал до Краснодара (точнее, до Яблоновского) тем же путем, что я проделал вчера. (Вообще-то, надеялся: а вдруг поедем не через Краснодар, а другой, неизвестной дорогой. Но автобусы ездят там, где больше пассажиров, а не там, где некоторым из этих пассажиров интереснее.) Снова — через уже упомянутые многочисленные населенные пункты. Насчет Крымска не помню, а вот в Абинске заезжали на автостанцию и минут 10 — 15 стояли.

? станица Кубанской области, Темрюкского отдела, в 80 верстах от Темрюка и 3 верстах от железной дороги. Жителей 6585. Табаководство. Церковь, 2-классное училище министерства народного просвещения, женское училище?. (Статья из ЭСБЕ.)

?АБИ́НСК, город (с 1963) в Российской Федерации, районный центр Краснодарского края, в 75 км к юго-западу от Краснодара. Железнорожная станция Абинская на линии Краснодар?Крымская. 30 тыс. жителей (1992). Пищевкусовая промышленность, лесомебельный комбинат, производство стройматериалов. Близ Абинска — добыча нефти. В окрестностях города грязевые источники, скалолазный полигон. Раскопки городища меотов с богатыми захоронениями. Дольмены.

Основан как Абинское укрепление. Здесь в 1836 побывал М. Ю. Лермонтов, служили некоторые из декабристов, в том числе А. А. Бестужев-Марлинский?. (Статья из БЭКМ.)

В других поселках тоже останавливались, но неофициально.

Сразу за Яблоновским — мост через Кубань, по которой здесь проходит граница между Адыгеей, в которой я опять оказался, и Краснодаром.

?Екатеринодар

? главный город Кубанской области, на правом берегу реки Кубани, в 802 верстах от Тифлиса. Основан в 1794 г. переселившимися сюда запорожскими казаками. Жителей 47620 (25225 мужчин, 22395 женщин), в том числе православных — 45461, евреев — 873, армян — 851, католиков — 229, протестантов — 110, магометан — 71 и раскольников — 24; городских сословий — 30340, сельских состояний — 7258, военного сословия — 6722, дворян — 2476, иностранных подданных — 486, инородцев — 25. Домов 678 каменных и 10488 деревянных, церквей 12. Классическая гимназия, женская гимназия, реальное училище, женское училище, духовное училище, военно-фельдшерская школа, двухклассное городское училище, 4 одноклассных городских училища, начальное народное училище, войсковая профессиональная женская школа, воскресная женская школа для взрослых, церковно-приходская армяно-григорианская школа, лютеранская школа, частное учебное заведение I-го разряда и 3 частных III разряда. При областном статистическом комитете естественноисторический музей. Занятия жителей — садоводство, скотоводство, отчасти рыбный промысел и хлебопашество. Три раза в год ярмарки, с оборотом в 2 млн. руб. Е. соединен железной дорогой с Новороссийском (127 верст) и со станцией Тихорецкой Ростово-Владикавказской железной дороги. Фабрик и заводов 129 (1 винокуренный, 1 клееваренный, 1 мыльный, 15 кожевенных, 29 кирпичных, 1 табачная фабрика, 3 пиво-медоваренных, 1 чугунолитейный, 2 ваточных, 2 восковых свечей, 6 маслобойных, 7 гончарных, 40 бондарных, 12 овчинных, 4 экипажных, 4 химических).

Н. Кузнецов?. (Статья из ЭСБЕ.)

?Краснодáр (до декабря 1920 — Екатеринодар), город, центр Краснодарского края РСФСР. Расположен на правом берегу Кубани, на первой и частично на второй надпойменных террасах реки. Узел ж.-д. линий (на Новороссийск, Тимашевск, Тихорецк, Ставрополь) и автодорог. 491 тыс. жителей (1972; 66 тыс. в 1897, 153 тыс. в 1926, 193 тыс. в 1939, 313 тыс. в 1959).

К. основан как военный лагерь (затем крепость) в 1793 черноморскими (бывшими запорожскими) казаками, переселенными на Кубань после присоединения Западного Предкавказья к России. С 1860 административный центр Кубанской области. С 1867 город. С проведением в 70?80-х гг. железной дороги на Северном Кавказе (Тихорецк — Екатеринодар — Новороссийск) К. к концу 19 в. превратился в крупный торгово-промышленный и транспортный центр Кубанской области (мукомольное и маслобойное производство, переработка с.-х. продуктов, сбыт хлеба, табака, кож и т. д.). В конце 19 в. в К. зарождаются первые марксистские кружки, в 1902 возникла социал-демократическая организация, в 1903 — Екатеринодарский комитет РСДРП, в 1904 — Кубанский областной комитет РСДРП. Рабочие К. принимали активное участие в Революции 1905?07. Возникший во время Октябрьской Всероссийской политической стачки 1905 Екатеринодарский совет, руководимый большевиками, на всех предприятиях города ввёл 8-часовой рабочий день. После Февральской революции 1917 город являлся центром казачьей контрреволюции, возглавлявшейся Кубанской радой 1917?20. 1(14) марта 1918 отряды Красной Гвардии изгнали белогвардейцев из города. 27?31 марта (9?13 апреля) по призыву 2-го съезда Советов Кубанской области части Красной Армии и красногвардейские отряды отразили попытки Добровольческой армии захватить город и нанесли ей поражение. В мае 1918 Екатеринодар стал центром Кубано-Черноморской советской республики. 17 августа 1918 город был вновь захвачен белогвардейцами и освобожден Красной Армией 17 марта 1920 в результате разгрома войск Деникина. С 11 августа 1942 по 12 февраля 1943 был оккупирован немецко-фашистскими войсками, нанёсшими городу большой ущерб. За годы Советской власти К. превратился в крупный промышленный центр. Особенно быстро развивается в послевоенный период. На долю тяжёлой промышленности (главным образом машиностроения, приборостроения) приходится 33% всего объёма промышленности продукции?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?КРАСНОДÁР (до 1920 Екатеринодар), город в Российской Федерации, центр Краснодарского кр., на р. Кубань. Железнодорожный узел. 642,2 тыс. жителей (1999). Машиностроение (станки, радио- и электроизмерительные приборы, компрессоры, сельскохозяйственные машины), нефтеперерабатывающая, химическая, легкая (хлопчатобумажный, камвольно-суконный комбинаты, кожевенные заводы и др.), пищевая, деревообрабатывающая промышленность. Производство витаминных и биохимических препаратов; фарфоро-фаянсовый завод. 6 вузов (в т. ч. Кубанский университет), 3 театра. Историко-археологический, художественный музеи. Основан в 1793 как крепость?. (Статья из БЭКМ.)

По улицам Суворова и, кажется, Мира доехали до железнодорожного вокзала Краснодар-I, постояли минуту-другую недалеко от Привокзальной площади. Далее ехали по узеньким, почти задворочным улочкам, стыдливо уворачиваясь от центральных. Каким-то образом выбрались на улицу Леваневского и по ней поехали на север. Справа, у перекрестка то ли с Чапаева, то ли с Горького на велосипеде катался мальчишка, которому я позавидовал. Пересекли знакомую мне магистральную Северную улицу, но свернули не на нее, а чуть погодя — на Промышленную (налево). Затем — направо, на улицу Коммунаров, по которой добрались до железнодорожного вокзала Краснодар-II.

Здесь долго стояли (похоже, в Краснодаре, как и в Волгограде, нет большого автовокзала). Я успел перекусить и изучить всю привокзальную площадь и ее окрестности. Автобус переехал на другое место — еле его нашел!

. На север, затем ? направо, по мосту через железную дорогу, и налево — на трассу М 4 ?Дон?. По ней к вечеру доехали до Ростова. Эта дорога мне знакома: по ней я проехал (сначала с Черным, потом один) с 21 по 24.08.99. Вот (около Октябрьского) та канава, где Черный исчез в ночь на 22.08.99, а вот (через несколько сот метров) направо, вдоль канальчика, уходит та густейшая лесополоса, в которой я тогда ночевал. Вот (перед Динской) пост ГАИ, где спрашивал про своего пропавшего спутника у ментов. Вот (в Пластуновской) базарчик и забегаловки, где отмечал свой день рождения. А вот вдали виднеется станица Платнировская, куда я заезжал искать Черного.

?Кореновская

? станица Кубанской обл., Кавказского отдела. Жит. 7348, дворов 811, црк., школа, млнц. 11, торгово-промышленных заведений 6?. (Статья из ЭСБЕ.)

?Кореновск, город (до 1961 — станица Кореновская), центр Кореновского района Краснодарского края РСФСР. Расположен на р. Бейсужек-Левый (приток р. Бейсуг), на автодороге Ростов-на-Дону?Новороссийск. Ж.-д. станция на линии Тихорецк?Краснодар, в 64 км к С.-В. от г. Краснодара. 26 тыс. жителей (1970). Молочноконсервный комбинат, сахарный, пивовар. заводы, инкубаторно-птицеводческая станция. Элеватор?. (Статья из БСЭ.)

?КОРЕНОВСК, город (с 1961) в Российской Федерации, Краснодарский кр. Железнодорожная станция. 36,8 тыс. жителей (1992). Пищевая промышленность?. (Статья из БЭКМ.)

Автостанция расположена то ли у самой трассы, то ли недалеко от нее, так что вглубь Кореновска не заезжали. Во время стоянки перекусил и взял мороженое ?Snickers? (мороженое — то ли здесь, то ли уже в Ростове). Купил две топографические карты Кавказских гор: районов горы Фишт и Архыза. (Да, из Майкопа мимо Фишта в Сочи проехать на велосипеде вряд ли удастся; причем боюсь в основном не трудностей, а заповедника.)

. Вот (у Журавской) направо ответвляется трасса в Выселки, Тихорецк, Сальск, Зимовники, Котельниково, Волгоград. А вот там (сразу за Ирклиевской, справа) я ночевал на 23.08.99 и отмечал свою ночь рождения.

Только проехали то место — скрежет, крики, женский визг: на полной скорости лопнула правая передняя шина. Водитель — молодец: тормозил постепенно, не дал автобусу съехать с дороги и высокой насыпи, хотя еще немного — и он, перевернувшись, лежал бы внизу. Задержка на полчаса или час.

. Знакомые места продолжаются, но внимание уже рассеяно, наступает сонливое оцепенение.

? ст. Кубанской обл. Ейского отд. Жит. 5831, церковь, школа. Торгово-промышленных завед. 92, фабрик и заводов 7, тонкорунных овец более 20 тыс. штук, молотилок 12 паровых и 2 конных; мельниц 1 паровая, 16 конных, 3 ветряных и 1 водяная?. (Статья из ЭСБЕ.)

(В более поздних энциклопедиях упоминаний об этой станице нет.) Смутно помню, что около Кущевской останавливались на несколько минут (слева от трассы). Впрочем, может, и нет. Эта станица мне дважды памятна. Отсюда до Ростова я уже два раза прежде велосипедил: 29 ? 30.05.97 и 23 ? 24.08.99.

За Кущевской, на подъеме от Куго-Еи,? большой памятник кубанским конникам, около которого, в вагончике, пережидая страшный грозовой ливень, я ночевал на 24.08.99, когда по местному радио сообщили, что чья-то корова, заблудившаяся в Кущевской, на такой-то улице, мокнет под дождем, и призывали хозяев забрать ее.

. Памятный левый отворот в Красное и Нововысоченский, где гостили с Черным 29 ? 30.05.97.

Граница Ростовской области.

Самарское. В той железной будочке мы в который раз пережидали дождь 30.05.97; теперь она не одинока: рядом понастроено множество ларьков, магазинчиков и забегаловок.

В Ростов, а также из Азии в Европу въехали, кажется, по центральному мосту (даже это точно не помню; а если бы двигался на велосипеде, запомнил бы чуть ли не каждую кочку). (Перед мостом, в гигантских лопухах — место мокрейшей ночевки на 31.05.97). Да, скорее всего, въехали в центр, потому что помню, что заранее предугадал появление памятника Пушкину на перекрестке Ворошиловского проспекта и Пушкинской (все-таки я в Ростове 16-й раз!). До центрального автовокзала доехали, видимо, по Красноармейской (по пути — множество строек). Прибыли в 19 с чем-то (часовое опоздание — из-за прокола шины).

Сфотографировал в последнем дневном (уже сумеречном) свете этот и железнодорожный (за Темерником) вокзалы. Поужинал где-то чем Бог послал.

Сегодня ожидаются еще 2 ночных автобуса в Волгоград. Билетов на них уже нет, но уехать, похоже, можно: на это намекает околачивающийся возле касс водила первого из них, и несколько женщин с ним уже торгуются (потому, видимо, и билетов нет: чтобы платили не в кассу, а водилам, которые, разумеется, делятся с кассиршами; в Волгограде та же история). Первый утренний рейс в Волгоград — в 6 с чем-то, но на него билеты сегодня не дают (вообще-то, в билет в Волгоград дали бы, но мне нужно в Белую Калитву — сказали, чтобы пришел утром — тогда получу билет перед самым отправлением автобуса, если не будет желающих ехать в Волгоград).

Прошел на пригородный вокзал (когда-то, в молодости, на нем ночевал, а теперь он закрыт на ремонт, билетные кассы — снаружи). Ближайшая электричка в Лихую — в 5 с чем-то утра.

Вернулся на автовокзал. Посадка на волгоградский рейс (кажется, даже не последний рейс) еще продолжается, но я не стал лезть в толпу и договариваться, чтобы взяли в автобус: не хотелось. Зато очень хотелось погулять по Ростову. Поэтому проигнорировал скопление жаждущих усесться в автобус волгоградцев, сдал рюкзак в камеру хранения и не спеша отправился на ночную прогулку, наслаждаясь великолепной августовской ночью в одном из самых любимых моих городов и понимая, что это последняя подобная прогулка в этом году.

Налево — на главную улицу города Большую Садовую (бывшую Энгельса). Подъем от Темерника. Медленно иду по левой стороне. Сейчас уж совершенно никуда не тороплюсь: впереди — целая ночь. В душе разливается грустное спокойствие, как после чего-то очень хорошего, но уже почти свершившегося, на глазах становящегося прошлым.

Здесь был магазин, где я брал напиток 04.08.99. Сейчас его не нахожу: крыльцо со входом исчезло: видимо, дом отремонтирован и перестроен. Да, обновлены фасады многих домов.

Слева — знакомый пединститут.

Поставив фотоаппарат на каменный парапет подземного перехода, снял с ручной выдержкой перекресток Большой Садовой и Буденновского проспекта

Ростов-на-Дону. Перекресток Большой Садовой и Буденновского проспекта

Ростов-на-Дону. Перекресток Большой Садовой и Буденновского проспекта

По этому переходу (с мозаичными сценами из казачьей жизни) перебрался на другую сторону и пошел по Буденновскому вниз, к Дону. Вот знакомый уютный бывший пивбар ?Старый причал?; теперь там что-то вроде клуба для нуворишей — и только за вход нужно отдать несколько сотен рублей.

Спустился к речному порту (здесь тоже ремонт), прошел по его огромной эстакаде. На ней — стеклянные ?грибы?, заглянув в которые, можно увидеть далеко внизу торговый зал какого то большого магазина с миниатюрными движущимися фигурками покупателей.

Пошел по набережной вверх по течению Дона, на восток.

Осмотрел новый памятник М. А. Шолохову.

Набережная обезображена: старые тенистые деревья спилены, а на их месте — многочисленные новые кафешки, забегаловки. Они, конечно, красивы, оригинальны, каждое питейное заведение неповторимо; но, честное слово, было лучше, когда набережная напоминала парк, а не торговую зону. Еще не вся набережная изуродована: в ее конце остались деревья-великаны, со дня на день ждущие смерти и печально взирающие на сваленную под ними тротуарную плитку, которой скоро замостят то место, где они когда-то жили, зеленели, радовали глаз людям, находившим отдых в их тени, и наполняли кислородом легкие своих будущих убийц.

Еще на Большой Садовой бросилась в глаза, а теперь, в месте отдыха, удивляет еще больше малочисленность праздного люда. Непривычная тишина, когда слышен даже звук своих шагов, коробит слух. Если раньше (по сравнению с Волгоградом) Ростов казался мне муравейником, гудящим ульем, то теперь (после Анапы) он представляется спокойным, почти серьезным городом. Да, банальная фраза, что все познается в сравнении, верна. Конечно, выпивающие и гуляющие есть, но их на порядок меньше, чем на море. И еще одно: если черноморская публика была весела и доброжелательна, то от ростовской веет холодом озлобленности и то там, то здесь раздаются пьяные подоночьи выкрики. Видимо, врожденная казачья агрессивность. Кроме того, если на морских курортах народ длительно целенаправленно отдыхает, то здесь он кратковременно расслабляется после трудового дня — и ему нужно побыстрее выплеснуть наружу отрицательные эмоции.

. Прошел под центральным мостом через Дон и поднялся в гору по лестнице и подземному переходу под какой-то дорогой местного значения. Сразу понял, что в нем уже когда-то был.

У начала моста, с западной его стороны (я уже пересек идущую с него дорогу) — тот магазинчик, где я отоваривался 24.08.99, проехав по мосту с азиатской стороны Дона: это ведь первый ростовский магазин, встречающий въезжающих в город этим центральным путем людей. Сюда же я заходил и 02.04.00. Несмотря на поздний час, магазинчик открыт, но там продавщица так самозабвенно целуется с покупателем, что я постеснялся туда заходить.

Рядом — несколько двух- или трехэтажных красивых, с виду добротных, но брошенных старых (возможно, еще дореволюционных) домов. Похоже, на их месте возведут современные здания — исторический облик города от этого, конечно, пострадает.

А теперь нужно сделать несколько снимков ночного города с моста. Не дойдя до его середины, положил фотоаппарат на металлические перила и с ручной выдержкой снял на запад, вниз, Дон, огни города, фонари бакенов, теплоходы. Я знал, что вид яркого ночного города с воды всегда великолепен — и Ростов не обманул мои ожидания. А на противоположном, азиатском берегу Дона ? темнота. Перешел на другую сторону моста (с трудом, ибо машин хватает) и запечатлел вид на восток.

Дон. Ветер. Вид с центрального моста Ростова-на-Дону на восток, вверх по течению

Дон. Ветер. Вид с центрального моста Ростова-на-Дону на восток, вверх по течению

Здесь огней намного меньше, зато луна (в третьей четверти) живописно плавает в редких облаках, смутно освещая донскую рябь. Сегодня ветрено; и если средь домов ветер ощущался слабо, то здесь, разогнавшись над Доном, он приобрел чуть ли не богатырскую мощь, продувает и выстуживает все тело и хоть и не опрокидывает человека за перила, но грозится это сделать или хотя бы вырвать из рук любую плохо удерживаемую вещь. Ветер несется точно с востока, значит, правильно я сделал, что оставил велосипед: все равно ехать на восток сейчас невозможно. Мост под напором ветра неприятно, мелко вибрирует — и эта дрожь передается прижатой к перилам фотокамере, отчего изображение на снимках получилось чуточку размытым, как будто нарисованным или снятым сквозь легкий поэтический туман, хотя на самом деле никакого тумана не было.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЙ,
26 августа

Вернувшись в город, пошел прямо по левой стороне Ворошиловского проспекта, пересек его, оказавшись у памятника первоконникам (здесь меня бывший однокурсник Володя Частухин снял еще 07.02.80), и, где-то перейдя Большую Садовую, по ее левой стороне двинулся на восток. Слева, недалеко от мединститута,? скверик, в котором, как я думал, находится кафе, называвшееся ранее ?Белой акацией?. Постоял у него, предаваясь ностальгическим воспоминаниям; но оказалось, зря: то кафе находилось (а может, и теперь находится, хотя вряд ли) гораздо дальше, у самой Театральной площади. В этом же скверике — стройка. И, похоже, именно здесь, а не у настоящей ?Белой акации? я был 02.04.00.

Медленно бреду дальше, пересекая проспекты (ими здесь часто называются обычные улицы; даже Крепостной переулок зачем-то переименован в проспект), разглядывая яркие витрины закрытых магазинов.

Слева — памятник Кирову в другом скверике, поменьше. Запомнилась построенная в ?билдинговом? стиле гостиница ?Интурист? — в основном из-за яркого сине-фиолетового освещения.

Огромная Театральная площадь. Прошел мимо современного здания драмтеатра, побродил по полузаброшенному парку Октябрьской Революции.

Пора возвращаться: уже около трех часов.

С чугунных перил, ограждающих проезжую часть, снял Театральную площадь.

За театром залез в брошенный незапертый трактор ?Беларусь?, немного отдохнул, может быть, слега задремал. Но холодно: заднего стекла нет.

Иду обратно. ?Интурист? уже не сияет (часть иллюминации отключили) — жаль, что не снял его сегодня раньше.

Фасад университета ремонтируют — он окружен строительными лесами и огорожен сплошным деревянным забором, кое-где сломанным. Прямо у центрального входа, под лесами, я присел на доски и минут 20 не то дремал, не то просто отдыхал.

Чуть дальше я поставил фотоаппарат на уступ осветительного столба и хотел снять находящееся на другой стороне улицы красивое старое ярко освещенное здание. И вдруг кто-то, совершенно неслышно подкравшись сзади, пока я смотрел в видоискатель, резко выхватил мою камеру. Бандит! Потом появился еще один. Оказалось, что это не совсем бандиты, а охранники казино, о существовании которого я и не подозревал и которое прибрало к рукам это понравившееся мне, наверное, историческое здание. Хотя от бандитов оные охранники ни манерами, ни внешним видом тупых морд не отличались — ну разве что с иголочки одеты. Они завели меня в вестибюль, обыскали, на каждое мое слово отвечая угрозами здоровью и жизни. Пришел их начальник более человеческого вида. Тут я опомнился — и такая взяла дикая злоба на эту паразитическую, жирующую мразь, посмевшую схватить меня, честного, трудящегося человека, да еще и ощущающую свое надо мной превосходство, что я на них так разорался, такими оскорблениями стал этих сволочей осыпать (сейчас уже ни слова не помню: видимо, в состоянии стресса мозг работает по-другому, а потом многое выбрасывает из памяти, как ненужный балласт с воздушного шара), что они опешили, а начальник, не желая, видимо, со мной связываться, приказал все мне отдать и отпустить. Им пришлось подчиниться, хоть и с великой неохотой. Эти тупорылые мордовороты даже не сумели открыть мой фотоаппарат, чтобы засветить пленку; а я, несмотря на их настойчивые понуждения и угрозы, делать этого не стал (еще бы: там кадры от самого Руфабго; считаю, что отснятые фотопленки — это самое ценное, что я привожу с собой из странствий, если, конечно, не считать воспоминания). Набравшись наглости, я еще потребовал найти снова запропастившуюся крышку объектива; но оказалось, что она упала на асфальт там, где меня ?повязали?.

. Пересекая проспект Соколова, вспомнил, что по нему я проезжал 24.08.99 и что-то разглядывал в этом самом газетном киоске (или том, на другой стороне?).

В парк Горького (где у входа — памятник Ленину) заходить не стал: настроение уже не то, да надо и поторопиться на вокзал. Хотя можно бы снять это красивое место, но здесь темновато, да и недавний инцидент отбил охоту к продолжению ночной съемки.

На электричку все-таки опоздал, но это и хорошо: в автобусе доехал быстрее и, наверное, не дороже: на электричку билет до Лихой стоит 102 р., на автобус билет до Калитвы — 120 с чем-то (плюс багажный билет, который на этот раз купил, не дожидаясь, когда заставят); но ведь после того, как электричка выбросила бы меня в Лихой, нужно было бы добираться еще на чем-то.

Первый утренний автобус Ростов — Волгоград отправился в 6-10 и ехал тем же путем, что и я на велосипеде 24 ? 26.08.99, то есть через Новочеркасск — ?столицу? донского казачества — и Шахты ? 3-й по численности жителей город области (после Ростова и Таганрога).

?Новочеркасск

? областной город Области Войска Донского, на холмистой возвышенности, окружен с 3 сторон 2 притоками Дона — Аксаем и Тузловым. Н. основан в 1805 г. на урочище Бирючий Кут. До того времени административным центром донского войска служил г. Черкасск (ныне Старочеркасская станица). С переходом на новое место город лишился своего торгового значения, так как главной отраслью его промышленности было рыболовство в Дону. Желая развить, взамен рыбной, сельскохозяйственную промышленность, Платов вызывал верховых казаков селиться в Н., но заселение шло очень медленно, так что явилась даже мысль опять перенести город на другое место; но в 1837 г. император Николай I, лично осмотрев город, повелел оставить Н. на том же месте; с этих пор началось быстрое заселение города? Прав. церквей 15, из них 3 деревянных; 1 единоверческая церковь и 3 раскольничьих молельни. Жителей в Н. к 1 января 1896 г. 67178 (34287 мжч. и 32891 жнщ.); коренного населения 13822 мжч. и 12675 жнщ., иностаничников и жителей разных поселений Области Войска Донского 10593 мжч. и 11050 жнщ., иногородних 9872 мжч. и 9166 жнщ. Из общего числа жителей 50% грамотных. Дворян 985, дух. звания 164, поч. граждан и купцов 215, военн. и войск. сословия 50482 мещан 2989, крестьян 12176, проч. сословий 167. Православных 65172, раскольников 986, католиков 135, протестантов 193, евреев 338, магометан 162, проч. исповеданий 192??

Л. В. (Выдержка из статьи в ЭСБЕ.)

?Новочеркáсск, город областного подчинения в Ростовской области РСФСР. Расположен на правом берегах рр. Тузлов и Аксай (рукав нижнего Дона), на автостраде Харьков — Ростов-на-Дону. Ж.-д. станция в 40 км к С.-В. от Ростова-на-Дону. 178 тыс. жителей в 1974 (52 тыс. в 1897; 81 тыс. в 1939; 123 тыс. в 1959). В Н. 2 городских района.

Основан в 1805 как административный центр Земли (с 1870 — Области) войска Донского. В 19 в. Н. развивался как военно-бюрократическая казачья столица. В связи с проведением ж. д. Миллерово — Ростов-на-Дону через Н. (1864) в городе возникло ж.-д. депо. В 1905 в Н. оформился комитет РСДРП. В годы Гражданской войны 1918?20 Н. был центром донской контрреволюции. Окончательно освобожден Красной Армией 7 января 1920. С 24 июля 1942 до13 февраля 1943 был оккупирован немецко-фашистскими войсками?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?НОВОЧЕРКÁССК, город в Российской Федерации, Ростовская обл. Железнодорожная станция. 185,4 тыс. жителей (1999). Машиностроение (электровозы, станки и др.), химическая, пищевая промышленность. 2 вуза. Театр. Музей донского казачества; Дом-музей М. Б. Грекова. Основан в 1805 как административный центр Земли (с 1870 Области) войска Донского. Близ Новочеркасска — Новочеркасская ГРЭС?. (Статья из БЭКМ.)

?НОВОЧЕРКÁССКИЙ РАССТРÉЛ 1962. С 1 июня 1962 в Советском Союзе были значительно повышены цены на основные продукты питания (мясо, молоко, масло в среднем на 30%) и одновременно пересмотрены тарифные ставки рабочих. 1-2 июня 1962 в Новочеркасске произошли массовые демонстрации рабочих, протестующих против понижения уровня жизни. Выступления были в основном стихийные. Рабочие вышли на центральную площадь, чтобы вступить в диалог с городскими властями? В Новочеркасск из Москвы для выяснения обстановки был направлен член Президиума ЦК КПСС А. И. Микоян, было принято совместное решение о разгоне демонстрации с помощью военной силы. 1-й секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев был в курсе принятия решения?

Операция по вытеснению демонстрации с площади закончилась кровопролитием (16 человек было убито, 42 — ранено). По ее завершении было приказано спешно замыть кровь на площади и закопать на окраине города трупы в безымянной могиле. Родственникам и близким погибших не разрешили их похоронить. Более 100 человек было арестовано. В августе состоялся судебный процесс, на котором семь человек было приговорено к высшей мере наказания и семь к 15 годам заключения. Правда о событиях в Новочеркасске в течение десятилетий скрывалась официальными властями. Только в конце 1980-х годов появились объективные публикации об этих событиях. После этого Генеральной прокуратурой СССР в 1993-1994 было проведено расследование расстрела в Новочеркасске, в результате которого виновных в гибели людей не оказалось?. (Статья из БЭКМ.)

?Александровск-Грушевский

? безуездный город Области Войска Донского, Черкасского округа, при реке Грушевке; станция железной дороги. Жителей 16250 (8446 мжч., 7804 жнщ.). Богатое месторождение антрацита (см. Грушевские копи). Бюджет города в 1900 г.: доходы — 57594 руб., расходы — 58932 руб., в том числе на народное образование — 9046 руб., на медицинскую часть — 10902 руб.? (Статья из ЭСБЕ.)

?ШÁХТЫ (до 1920 Александровск-Грушевский), город (с 1867) в Российской Федерации, Ростовская обл. Железнодорожная станция. 222,8 тыс. жителей (1999). Добыча каменного угля. Машиностроение, легкая (хлопчатобумажный комбинат, обувные фабрики и др.), пищевая промышленность. Технологический институт бытового обслуживания. Театр?. (Статья из БЭКМ.)

Глаза после бессонной ночи слипаются. Так что эта автобуска проплыла почти мимо сознания. Помню только, что часто про себя отмечал, что тогда ехал по этим же дорогам. Помню поворот (недалеко от Лихой) с бешеной М 4 ?Дон? (Москва — Воронеж ? Ростов-на-Дону ? Новороссийск) на мою родную М 21 (Кишинев — Кировоград ? Днепропетровск ? Донецк ? Луганск ? Волгоград). Здесь я на велосипеде проезжал уже 3 раза: 20.08.98 (из Белоруссии), 26.08.99 (из Крыма) и 27.08.04 (из Украины).

А вот вдали показалась и моя Родина — Белая Калитва.

?Усть-Белокалитвянская

? станица Донецкого округа Области Войска Донского, расположена по реке Сев. Донец при впадении в него реки Калитвы. Жителей 18039; из них войскового сословия 8396 мжч., 8104 жнщ.; иногородних 704 мжч., 615 жнщ.; пришлых 220. Церковь, станичное приход. муж. и женское учил. В окрестностях по Сев. Донцу и по р. Калитве в меловой системе залегает огромными пластами кварцевый песчаник — так назыв. «калитвенский камень», хрупкий, но очень красивый, идущий на постройки; разработка камня служит издавна одним из местных промыслов?. (Статья из ЭСБЕ.)

?Бéлая Калитвá, город (до 1958 посёлок) в Ростовской области РСФСР. Пристань на р. Северский Донец, при впадении р. Калитва. Железнодорожная станция на линии Лихая — Волгоград. 30 тыс. жителей (1969). Добыча угля и камня. Лёгкая и пищевая промышленность, производство стройматериалов. Металлургический завод. Политехникум?. (Статья из БСЭ.)

?БÉЛАЯ КАЛИТВÁ, город (с 1958) в Российской Федерации, Ростовская обл., пристань на р. Северский Донец. Железнодорожная станция. 48,8 тыс. жителей (1992). Добыча каменного угля. Заводы: сельскохозяйственного машиностроения, металлургические; пищевая промышленность?. (Статья из БЭКМ.)

Далее ? свеления из Интернета.

??Первое поселение — казачий городок — появилось здесь в 1703 году по Указу Петра I. Городок превратился в станицу Усть-Белокалитвинскую. В 1941 году станица получила статус рабочего поселка и другое имя: Белая Калитва. В 1958 году она стала городом-центром Белокалитвинского района. С 1988 года город и район являются территориальной областной единицей с общим административным управлением.

?Городской краеведческий музей, Введенский храм, ?Высота Бессмертия? — мемориал в память о погибших в Великой Отечественной войне, памятник ?Воинам Игоревой рати — храбрым русичам? единственный памятник ?Слову о полке Игореве?, стела в честь первостроителей и создателей белокалитвинского металлургического завода — это лишь часть достопримечательностей, которые могут быть предложены для осмотра посетителям города?. ( http://www.donland.ru/ content/info.asp?partId=4&infoId=534&topicFolderId=48&topicInfoId=0 .)

?Справка. Город расположен в северо-восточной части области, на расстоянии в 168 км от г.Ростова-на-Дону. Население — свыше 89 тыс. человек. Связан с областным центром автомобильными, железнодорожными и воднотранспортными путями.

История. Город Белая Калитва расположен на живописных каменистых холмах, разбросанных в междуречье Северского Донца, Лихой и Калитвы. Валы Донецкого кряжа и белопесчаные берега рек — немые свидетели многих памятных событий. На месте современного города, по преданию, произошла битва дружин князя Игоря с половцами. Станица Усть-Белокалитвенская, нынешний город Белая Калитва, возникла в 1703 г. Позднее, с развитием угольной промышленности, Белая Калитва в 1958 г., из шахтерского поселения была преобразована в город.

Достопримечательности. С вершины вулканообразного кургана, именуемого Караул-горой, можно было наблюдать историческую битву 1185 г. Игоревой рати с половцами, воспетую в «Слове о полку Игореве». Здесь установлен памятный знак «Воинам Игоревой рати — храбрым русичам 1185 г.»

В городе открыт музей краеведения, экспонаты которого отражают историю Донского края от времен древнего мира и до наших дней.

Интересен старый станичный центр с Веденским храмом и кампличкой — памятником погибшим казакам всех войн.

Любители особенных экскурсий могут поехать в район «Двух сестер» — памятник природы, который так же является объектом с аномальной зоной. Здесь часто наблюдают НЛО, а под землей, по легенде, зарыты несметные сокровища.

В районе города бьёт родник с лечебной святой водой (с повышенным содержанием ионов серебра)?. ( http://www.rostovtourism.ru/rus/region/kalitva.php.)

Не успел я еще сполна предаться нахлынувшим сентиментальным чувствам, как автобус проехал по старому мосту через Северский Донец и подрулил к автостанции (10-10). Приехал.

Сначала наступило легкое отупение, возникающее обычно, когда после долгого пути возвращаешься домой. Постепенно это тупое ощущение ослабело — и я залез то ли в автобус, то ли в маршрутку — 1, доехал до железнодорожного вокзала, зашел в него, посмотрел расписание поездов, влез на перекидной мост и снял вокзал оттуда. Затем сел в следовавший в обратном направлении богатовский (или какичевский?) автобус.

Родители были дома. Как обычно, радость встречи, объятия.

В тот день я никуда далеко не ходил. Отсыпался, купался. Разговаривали. Возможно, разбирал вещи. Подарил папе можжевеловую ложку, а маме (она сама выбрала) — кедровый гребень.

Вечером долго читал.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ,
27 августа

Занимался делами: чистил папину бритву, отремонтировал 3 настольные лампы и холодильник.

Фотографировал родителей. Снимки с изображениями Мамы с Мурзиком у крыльца и на нем не удались: огромная недодержка — моя ошибка.

После обеда отправился на прогулку по Калитве. Сначала прошел вверх по правому бережку Панькиного Лога и выбрался на дорогу, ведущую в Краснодонецкую станицу (и в Волгоград). Затем направился по шоссе, расположенному за Караулом, в сторону металлургического завода. Свернул налево, на Караул. На его большей вершине ? телевышка, на другой ? памятник:

?Воинам
Игоревой рати ?
храбрым
русичам 1185 г
?

Положил к его подножию цветы.

Белая Калитва. Памятник воинам Игоревой рати - храбрым русичам. Вид с горы Караул на Северский Донец

Белая Калитва. Памятник воинам Игоревой рати — храбрым русичам. Вид с горы Караул на Северский Донец

Как на ладони под горой расстилается панорама Северского Донца с ползущим по его мосту железнодорожным составом; скрытых зеленью устьев Калитвы и Лихой; кудрявого парка Маяковского с ?чертовым колесом?, кажущимся отсюда игрушечным; старой Калитвы с золотящимся куполом церкви, многоэтажного степного Заречного и выглядывающего из зелени садов и пирамидальных тополей Нижнего поселка. За Донцом ? холмы и горы Донецкого кряжа, среди которых ? две совершенно одинаковые стометровые горы — Две Cестры. Легенда гласит, что это окаменевшие красавицы, тоскующие по своим превратившимся в соколов возлюбленным и горюющие о своей несчастной доле.

Всякий раз, оказываясь здесь, в одном из самых любимых своих мест на нашей планете, я как бы подвожу черту под очередным отрезком прожитой жизни. Седой Караул, подвластный только Вечности, каждый раз другим видит меня, подчиненного совсем иным, суетным законам мимолетной человеческой жизни.

(Да простит меня читатель, но вставлю сюда ? с небольшими изменениями ? фрагмент из прошлогодних воспоминаний: уж очень он сейчас к месту ? более, чем год назад.)

Здесь, на этой самой вершине, 18-летний парень записал в блокнот 27 лет:

?30 / VII 1978, вс. Чувствую беспомощность слов?

Для каждого человека в большом слове ?Родина? есть еще и свой подсмысл. Кроме общей для всех нас великой Родины у каждого из нас есть еще и своя маленькая, но бесконечно близкая и дорогая сердцу Родина. Сколько бы мы ни были вдали от этого единственного в своем роде уголка земли, мы всегда стремимся сюда?

Я верю, что через много лет, уже на закате своей жизни, я снова заберусь сюда, на древний Караул, положу к подножию нехитрого памятника скромные полевые цветы и? жалко мне будет себя, если тогда зачерствевшим от мшистого налета лет и впечатлений сердцем я вновь не почувствую того, что ощутил сейчас; если вновь не затрепещет оно от нахлынувшего неповторимого чувства своего слияния, единства с родной землей, с детством?

А что Крым? Я смотрю на его пленяющие красоты так, как смотрит русский человек на диковинного заморского павлина (ведь ему гораздо ближе не такой уж красивый, но более понятный и знакомый с детства петух).

Несомненно, Крым можно полюбить. Но нельзя из-за этого изменить своему единственному и самому дорогому клочку земли, который всегда будет прекраснее всех других, пусть даже самых красивых и романтических мест?.

?И вот почти на закате жизни я снова здесь — и мне не жалко себя?

Только грустно. Грустно оттого, что эти 27 лет канули безвозвратно. Грустно было стоять здесь и в прошлом году, и три, и пять лет назад. Но сейчас грустнее. Грустнее настолько, насколько ближе год последний.

. Спустившись в сторону Донца почти до домиков, увидел небольшой бетонный парапет широкой водосточной трубы, на котором выдавлена дата, — кажется, 1977. Надо же, в моем детстве, когда я многократно здесь бывал, этого сооружения не было. Оно намного моложе меня. А каким старым кажется! Каким тогда старым должен казаться я! Тем более что я не каменный и стареть должен быстрее.

Спустился на улицу Льва Толстого не у нефтебазы, а недалеко от того же Панькиного Лога, по Ключевой (хотел — по Пионерской, но немного заплутался в пересекающихся узких песчаных улочках).

Надо еще навестить и мой любимый Донец. Прошел по улице Горького немного на север. В первый переулок сворачивать (направо) не стал; а второй, по которому ходили на реку в детстве, перекрыт или застроен. Так что подошел к Донцу еще дальше, по тропке, между какими-то заборами, сопровождаемый звонким лаем собаки.

Берег зарос тростником, в просвете которого я и искупался, нырнув в воду с мостков. Здесь почти сорок лет назад я учился плавать?

?Северский Донец (неправильное название — Северный Донец), река в Белгородской и Ростовской области РСФСР, Харьковской, Донецкой и Ворошиловградской областей УССР, правый приток р. Дона. Длина 1053 км, площадь бассейна 98,9 тыс. км 2 . В верхнем течении (до г. Белгорода) перекрыт плотинами и состоит из ряда водоёмов. Ниже — Печенежское водохранилище (86 км 3 ), из которого вода подаётся для водоснабжения Харькова. Далее долина расширяется, в пойме много стариц. В районе Донецка (Ростовская область) река течёт в узкой долине; близ устья разбивается на 3 рукава. Питание преимущественно снеговое. Половодье с февраля по апрель. Средний расход воды в 119 км от устья 159 м 3 /сек. Замерзает в декабре — январе, иногда начале февраля, вскрывается в конце февраля — начале апреля. Главные притоки: Оскол, Айдар, Калитва, впадают слева. Судоходен до Донецка (на 222 км). В устье С. Д. — порт Усть-Донецк. У поселка Райгородок начинается канал С. Д. — Донбасс (130 км). На реке — гг. Белгород, Чугуев, Изюм, Лисичанск, Счастье, Донецк, Каменск-Шахтинский, Белая Калитва?. (Статья из БСЭ.)

Сделал снимок с низкой точки, то есть фотоаппарат находился рядом с водой.

В этом году я купался в Дубовке (в пруду, на Ангарском); Волге; Есауловском Аксае; ответвлении Верхнесальского канала; Большом Куберле; Донском Магистральном канале; Сале; в Дону; Миусском лимане; Азовском море (в Новоазовске, между Безыменным и Широкино, между Бердянском и Приморском, на Арабатской Стрелке ? в том числе и в ?рассольном? озере,? а также перед Семеновкой и на Казантипе); в Сиваше; Черном море (в Морском, за Судаком, на Меганоме, в Прибрежном, Коктебеле, Феодосии, за Феодосией, в Геленджике и Анапе); в Керченском проливе; кавказских горных потоках Жене и Руфабго. И вот ? Северский Донец. Это (если не считать ванну) последнее мое купание в 2006 году.

?От реки пробрался между тех же заборов. Прошел по центру Нижнего поселка (мимо почты). К моему удивлению, действительно, как говорили родители, на улице нет вообще никаких телефонов-автоматов, что уж тут говорить о междугородных и международных!

Заходил в несколько частных мини-магазинчиков. В одном из них, на пересечении Толстого и Ключевой (метрах в 100 от родительского дома), купил отцу пол-литра пива в алюминиевой банке, поскольку он только что говорил, что в Калитве баночного пива не бывает. Около входа в этот магазинчик висит искореженный почтовый ящик. Сразу стало ясно, почему здесь нет уличных телефонов: что бы сделали с ними в первую же ночь, если даже примитивный почтовый ящик не уцелел?! Не доросли еще морально здешние казаки не только до телефонов, но и до почты. Пусть общаются лично.

. Дома, видимо, собирал вещи.

ДЕНЬ ТРИДЦАТЫЙ, ПОСЛЕДНИЙ,
28 августа

С Мамой простился у автобусной остановки, а Папа поехал провожать меня на вокзал.

Пригородный поезд Лихая — Морозовская (всего один или два вагона) отправляется примерно в 10-30. Простился с Папой; из окна полупустого вагона снял его сиротливо стоящую на перроне одинокую фигуру.

. И вот поезд, плавно покачиваясь и неторопливо стуча колесами, уносит меня от самых родных и близких на свете людей.

. За станцией Жирновск ? мост через реку Быструю, ? по одной из версий, бывшую легендарную Каялу из ?Слова о полку Игореве (а река Калитва, по той же версии, раньше называлась по-половецки Суюрлием) У моста заметил ту дорогу, по которой возвращался в Волгоград 29 июля прошлого года. И до станицы Тацинской все смотрел на нее. Тогда я вернулся на велосипеде, хоть и не совсем исправном; а сегодня. Позорно заканчивается мое теперешнее путешествие, которое могло бы стать Второй Крымской велосипедкой, а выродилось в жалкую комбинацию. Поэзию настоящих дорог я променял на жалкий комфорт ленивого ?культурного? туризма, вольный простор — на душные чрева автобусов и поездов.

. Перед Тацинской (райцентром) вагон постепенно заполнился пассажирами, но в ней большинство их вышло. От начала Морозовского района — та же картина: по мере приближения к Морозовску народа все больше и больше. Видимо, большинство ездит только до райцентров, считая их оплотом цивилизации.

?Морóзовск, город (до 1941 — станица Морозовская), центр Морозовского района Ростовской обл. РСФСР. Расположен в верховьях р. Быстрая (приток Северского Донца). Узел ж.-д. линий на Волгоград, Лихую, Куберле. 27 тыс. жителей (1970). заводы: с.-х. машиностроения, молочный, комбикормовый; мясоптицекомбинат. Элеватор. Предприятия ж.-д. транспорта?. (Статья из БСЭ.)

?МОРÓЗОВСК? 26,9 тыс. жителей (1992)?? (Выдержка из статьи в БЭКМ.)

В Морозовск поезд прибыл около полудня. Только я зашел в кассовый зал вокзала, как ко мне резко и радостно подскочил мент, надеясь обезвредить в моем лице опасного террориста. Он осведомился, что находится в рюкзаке и сумках, которыми меня щедро нагрузили родители, и потребовал паспорт. Я долго его искал, поскольку не мог вспомнить, куда засунул. В конце концов менту это надоело и он разрешил не показывать паспорт, тем более что когда он узнал, что я еду из Калитвы, а не с Кавказа, то разочарованно произнес: ?А, местный. — и потерял ко мне интерес.

Раз на вокзале такая бдительная стража, я рискнул оставить здесь вещи и сходить тем временем на автостанцию (она находится рядом). А там как раз стоит автобус Ростов — Волгоград (видимо, тот самый первый утренний рейс, которым позавчера приехал из Ростова в Калитву). Но на него я так и не устроился.

Вернувшись на вокзал, взял за билет на пригородный поезд Морозовская — Волгоград.

Захотел подкрепиться и обнаружил, что Мама вытащила мою видавшую виды старую пластмассовую бутылку, купленную еще 30.08.01, во время Первой Казахской велосипедки, в Уральске. Чтобы она не выбросила этот талисман, пришлось срочно писать письмо. Потом пошел искать почтовый ящик, но, пройдя по улице, перпендикулярной железной дороге, метров 200 — 300, не нашел его. Раза два спрашивал. Оказалось, что оный ящик висит прямо на перроне, метрах в 30 западнее вокзала.

Вещи тяжелые, а камеру хранения почему-то ликвидировали. Поэтому далеко не отлучался: побродил еще по перрону и привокзальной площади с расположенным в ее центре памятником Ленину, купил мороженое и заранее уселся в первый вагон прибывшего тем временем из Волгограда моего трехвагонного поезда.

Он отправился в 14 часов.

Минут через 15 за станцийкой Паршин (перед Чернышковским) поезд проехал под трассой М 21. Знаю, что в полутора километрах за этим местом начинается.

?Волгогрáдская óбласть (до 1961 — Сталинградская область), в составе РСФСР. Образована 5 декабря 1936. Площадь 114,1 тыс. км 2 . Население 2324 тыс. чел. (1970). Делится на 32 района, имеет 18 городов и 24 поселка городского типа. Центр — Волгоград?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?ВОЛГОГРÁДСКАЯ ÓБЛАСТЬ, в Российской Федерации, 113,9 тыс. км 2 . Население 2693 тыс. человек (1999), городское 76%. 19 городов, 32 поселка городского типа (1989). Центр — Волгоград. Река Волга делит область на возвышенное Правобережье (высота до 358 м) и низменное Заволжье. Средние температуры января от -8 до -12 °С, июля 23 °С. Осадков ок. 350 мм в год. Главные реки — Волга и Дон. Добыча газа и нефти; нефтеперерабатывающая, химическая и нефтехимическая промышленность, машиностроение (тракторы, суда, подшипники, промышленное оборудование и др.), черная и цветная металлургия; стройматериалов, деревообрабатывающая, легкая, пищевая промышленность. Волжская (Волгоградская) ГЭС. Посевы пшеницы и других зерновых, подсолнечника, горчицы. Бахчеводство (арбузы), овощеводство. Плодоводство. Орошаемое земледелие. Мясо-молочное скотоводство, овцеводство. Судоходство по Волге, Дону, Волго-Донскому каналу?. (Статья из БЭКМ.)

. Снимал на ходу поезда Дон (Цимлянское водохранилище) с моста через него

Дон, Цимлянское водохранилище. Вид с железнодорожного моста у Ложков

Дон, Цимлянское водохранилище. Вид с железнодорожного моста у Ложков

Фотографии получились яркими (сегодня солнечно), но не интересными: с транспорта некогда прицелиться, поэтому хороших результатов таких съемок ждать не приходится. Это последние снимки моего путешествия. А всего за 30 дней отснято 13 фотопленок ? 502 кадра.

Дальше сидел, тупо уставившись в окно на знакомые места, которых с каждым десятком километров становилось все больше и больше.

КТО БЫ ТОЛЬКО ЗНАЛ, КАК МНЕ НЕ ХОЧЕТСЯ ВОЗВРАЩАТЬСЯ. ВОЗВРАЩАТЬСЯ ИЗ СОЛНЕЧНОГО ПРОСТОРА В УБОГИЙ ЗАСТЕНОК, ИМЕНУЕМЫЙ БЛАГОУСТРОЕННОЙ КВАРТИРОЙ, ГДЕ ПРЕДСТОИТ ПРОСУЩЕСТВОВАТЬ СЛЕДУЮЩИЕ ОДИННАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ. ОДИННАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ. ЦЕЛЫХ ОДИННАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ НЕВОЛИ — БЕЗ ДОРОГ, БЕЗ СКИТАНИЙ, БЕЗ СВОБОДЫ, БЕЗ ЖИЗНИ.

? уездный город Саратовской губернии, один из важнейших торговых центров Нижнего Поволжья на правом, возвышенном берегу реки Волги. Речка Царица разделяет город на две части — Старый и Новый город, или Зацарицынский форштадт; кроме того, имеются еще два форштадта — Преображенский и Бутырский. Жителей в 1902 г. считалось 67650. Торговля Ц. носит транзитный характер; с Волги идут грузы по жел. дорогам в Центральную Россию, на Дон и Предкавказье. Главнейшие предметы торговли: нефть, керосин, хлеб, лесные материалы, рыба, соль, а летом — арбузы? По размерам грузооборота Ц. после Астрахани (отправка — 289 млн. пд., прибытие — 57 млн. пд.) занимает второе место среди всех приволжских городов; Нижний Новгород несколько ему уступает (отправка — 79 млн. пд., прибытие — 106 млн. пд.). В волжском судоходстве Ц. играет роль рынка для найма рабочих на суда и пристани. Ярмарок в Ц. три, но они в упадке; наоборот, базары, особенно в зимнее время, весьма оживленны. Фабрик и заводов в Ц. 231, с 3300 рабочих и производством на 3279 тыс. руб.; среди них первое место занимают 15 лесопильных зав., 2 мукомольни, 4 чугунолитейных и 1 механический зав., 5 горчичных и 1 солемольный зав.; остальные ? мелкие заведения? Быстрый рост Ц., особенно за последнее время, отражается на его внешности: много новых домов хорошей архитектуры, масса роскошных магазинов, гостиницы, рестораны, несколько клубов, телефон — и наряду с этим полнейшее неблагоустройство: улицы плохо или совершенно немощеные, пыль в сухое и грязь в дождливое время. 10 православных и 1 лютеранская црк., 1 православный женский монастырь. Метеорологическая станция. Учебные заведения (не считая низших): мужская и женская гимназии, ремесленное и 2 город. училища. 2 общественных библиотеки, мест книжной торговли 6, типографий 5. 2 ежедневные газеты (носят более справочно-коммерческий характер). Несколько благотворительных и 1 пожарное общ. 2 больницы, 2 амбулатории, 1 земская лечебница для животных. Общество врачей. Бюджет города по смете на 1903 г. Доходы и расходы исчислены в 496 тыс. р.; главнейшие статьи дохода: от городских имуществ и оброчных статей — 171 тыс. р., с городских сооружений — 102 тыс. р., сбор с торговли и промышленности — 53 тыс. руб. Расходы: на городское управление — 49 тыс. р., полицию — 47 тыс. р., пожарную часть — 26 тыс. р., городские предприятия — 72 тыс. руб., народное образование — 74 тыс. руб. (в том числе на начальное — 29 тыс. руб.), общественное призрение — 30 тыс. р., медицину — 15 тыс. р.

История. Ц. под этим названием впервые упоминается под 1589 г.; тогда здесь были уже воеводы, служилые люди, стрельцы и казаки. Расположенный в низовьях Волги, далеко от центра Московского государства, Ц. служил важным стратегическим пунктом против степных кочевников и разбойничьих шаек, постоянно бродивших по Волге. По понятиям того времени Ц. был сильно укреплен. Название свое город получил, по преданию, от рч. Царицы, на берегах которой во времена татарского владычества жила какая-то царица; вероятнее же, что в основании его лежат татарские слова «сари-су» (Желтая река) или «сара-чин» (желтый остров); русское поселение первоначально возникло на расположенном против нынешнего города песчаном острове, называемом и поныне Царицыным. С самого своего возникновения Ц. подвергался постоянным нападениям со стороны кочевников, казаков и разбойников. В 1606 г., во времена первого самозванца, Ц. завладели волжские казаки, провозгласившие здесь одного из своих товарищей царевичем Петром, сыном царя Феодора Иоанновича; отсюда казаки намеревались идти на Москву, но смерть Лжедимитрия изменила это решение, и казаки рассеялись по Дону. В 1667?72 гг. царицынский гарнизон принял сторону Ст. Разина; последний сильно укрепил город, и только после поимки Разина Ц. снова был занят царскими войсками. В 1691 г. учреждена в Ц. таможня, так как уже в то время здесь шла оживленная торговля солью и рыбой. В 1707 г. донские казаки под предводительством Василия Булавина и Игнатия Некрасова взяли Ц., но скоро были оттуда выбиты прибывшими из Астрахани войсками. В 1722 и 23 гг. имп. Петр Великий дважды посетил Ц., подарил его своей супруге имп. Екатерине I и на память о своем посещении оставил картуз и трость, которые сохраняются до настоящего времени в городской думе. В 1728 г. город был истреблен пожаром. В 1731 г., по учреждении волжского казачьего войска, Ц. был сильно укреплен и стал центром военной линии от Волги к Дону. В 1772 г. среди казаков явился самозванец Федот Богомолов, назвавшийся Петром III. Схваченный в Дубовке и привезенный под стражей в Ц., Богомолов сумел убедить стражу и большинство горожан в том, что он действительно имп. Петр III, и был освобожден толпою; бунт с трудом был подавлен. В 1774 г. Ц. два раза был осаждаем Пугачевым, но без успеха. По усмирении Нижнего Поволжья Ц. утратил свое стратегическое значение, крепость была уничтожена, и в 1780 г. Ц. преобразован в уездный город Саратовской губ. (тогда — наместничества). После того Ц. долго влачил жалкое существование, начал же развиваться в последние 40 лет, с развитием пароходства по Волге и с проведением к Ц. железнодорожных путей, соединивших Нижнее Поволжье с центральными губерниями, Доном и Предкавказьем. В 1799 г. в Ц. было 1130 жит., в 1839 г. — 5253, в 1861 г. — 6748, в 1881 г. — 29737, в 1897 г. — 55970, в 1902 г. — 67650. В настоящее время Ц., после Саратова, Казани, Астрахани и Самары, по числу жителей занимает пятое место среди городов Нижнего Поволжья. Из старинных построек в Ц. уцелели церкви Иоанна Предтечи (построенная при царе Иоанне Васильевиче Грозном на месте, где некогда стоял дворец Батыя), соборная во имя Успения (1718) и Живоначальной Троицы (1720)?. (Выдержка из статьи в ЭСБЕ.)

Насчет Иоанна IV Грозного тут явно ? неувязка: при Грозном (1530 ? 1584) Царицына еще не было, а если и был (ведь точная дата его основания неизвестна), то располагался он на острове Царицыном (ныне называемом Сарпинским). На правый же берег Волги, где и расположена церковь Иоанна Предтечи, Царицын перенесен лишь в 1615 году, так что церковь эта никак не могла быть построена в XVI веке, при Иоанне Грозном.

?Волгоград (до 1925 — Царицын, до 1961 — Сталинград), город, центр Волгоградской области РСФСР. Расположен на изгибе нижнего течения Волги, тянется более чем на 70 км по её правому берегу. В городе начинается Волго-Донской судоходный канал им. В. И. Ленина. Крупный речной порт (см. Волжского бассейна речные порты), важный железнодорожный узел [линии на Москву, Казань, Тихорецкую (Кавказ), Лихую (Донбасс), Астрахань]. Население 818 тыс. чел. в 1970 (55 тыс. в 1897, 148 тыс. в 1926, 445 тыс. в 1939, 591 тыс. в 1959). В административном отношении город делится на 7 районов.

Город основан в 16 в. на острове, против впадения р. Царицы в Волгу, для обороны волжского пути на стыке (?переволоке?) Волги и Дона. В начале 17 в. Царицын сгорел: вновь построен в 1615 на правом берегу Волги. В народных восстаниях 17?18 вв. Царицын являлся крупным центром борьбы народа против феодальной эксплуатации: в мае 1670 город был захвачен отрядами С. Т. Разина, в августе 1774 войска Е. И. Пугачёва разбили под Царицыном крупный отряд царских войск. С 1782 уездный город Саратовской губернии. С развитием капитализма в России быстро развивалась лесообрабатывающая промышленность (к 1915 было 45 лесопильных заводов с 20 тыс. рабочих); были построены крупнейшая на Волге нефтебаза товарищества Нобель, котельные мастерские француза Барро, Урало-Волжский металлургический завод (1898) и др. Во 2-й половине 19 в. через Царицын прошёл ряд железных дорог и он превратился в крупный железнодорожный узел, связанный с центром России, Донбассом, Кавказом. В 1905 в городе оформилась социал-демократическая организация. Рабочие активно участвовали в Революции 1905?07 и Великой Октябрьской социалистической революции. Советская власть установлена 4(17) ноября 1917. Героическая Царицынская оборона 1918?1919 разрушила планы по соединению южной интервенции с восточным фронтом. Город награждён боевым революционным знаменем ВЦИК (14 мая 1919) и орденом Красного Знамени (14 апреля 1924). За годы Советской власти В. превратился в один из крупнейших индустриальных и культурных центров страны. Были реконструированы старые и построено 50 новых заводов (в том числе первый в СССР тракторный завод). С июля 1942 по февраль 1943 на подступах и в самом городе происходила героическая битва Советской Армии с немецко-фашистскими захватчиками (см. Сталинградская битва 1942?43). В честь доблестной защиты города 22 декабря 1942 учреждена медаль ?За оборону Сталинграда?. Сталинград стал городом-героем. 8 мая 1965 Указом Президиума Верховного Совета СССР за мужество и героизм, проявленные трудящимися В. в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, город награждён орденом Ленина и медалью Золотая Звезда.

Ю. А. Бондарева?? (Выдержка из статьи в БСЭ.)

?ВОЛГОГРÁД (до 1925 Царицын, до 1961 Сталинград), город-герой в Российской Федерации, центр Волгоградской обл. Порт на Волге. Начальный пункт Волго-Донского судоходного канала. Железнодорожный узел. 995,8 тыс. жителей (1999). Машиностроение (ПО: ?Волгоградский тракторный завод?, ?Баррикады? и др.) и металлообработка, черная (завод ?Красный Октябрь? и др.) и цветная металлургия, химическая и нефтехимическая, деревообрабатывающая, стройматериалов, легкая, пищевая промышленность. Близ Волгограда — Волжская (Волгоградская) ГЭС. 7 вузов (в т. ч. 3 университета), 5 театров. Музеи (памятник-ансамбль ?Героям Сталинградской битвы? на Мамаевом кургане, Музей обороны, краеведческий, изобразительных искусств и др.). Основан в 1589, с 1615 на современном месте. В годы Великой Отечественной войны почти полностью разрушен, восстановлен по генплану (1945)?. (Статья из БЭКМ.)

. 20-30. Вышел из поезда на станции Волгоград-II. Отправился на трамвай. У его остановки опять подскочил мент (надо сказать, что террористы не то сегодня, не то вчера опять что-то взорвали или пытались это сделать), но уже не такой ленивый, как в Морозовске: этот заставил меня открыть рюкзак и сумки, сам обшарил тряпки (почище границы!) и досконально изучил мой паспорт. Не найдя ничего подозрительного, он переключил внимание на другого мужчину, вышедшего из того же поезда. Тоже перерыл его вещи и, поскольку у него не было паспорта, потащил в каталажку, несмотря на протесты его жены, заявлявшей, что они не чеченцы, что они местные, что им надо домой и в каталажке ее супругу делать нечего. Она также возмутилась: почему, мол, того типа (то есть меня) не тронули, а ее родного мужа повязали, на что мент резонно ответил примерно следующее: тот гражданин (то есть я) имеет паспорт, а потому он хороший гражданин; а те нехорошие граждане, у которых паспорта отсутствуют, не имеют права свободно и безнаказанно разгуливать в общественных местах, зато имеют право сидеть на нарах вплоть до полного выяснения их подозрительных личностей. Мольбы жены не помогли — и бедолагу забрали. Нельзя мужчине показываться на люди без бумажки, делающей его полноправным человеком и являющейся его главным достоянием.

Думаю, как бы эффектнее закончить сей пространный опус начинающего графомана. Ладно, пусть концовка будет такой: . В пятом трамвае под неспешный грохот колес медленно приближаюсь к дому.

КОНЧИЛОСЬ ЕЩЕ ОДНО ЛЕТО?

Игорь Абрамов, Волгоград, 2006.

  • Додати новий коментар
  • Цитувати

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *