Что это такое чайхана номер 1 васильчуки
Перейти к содержимому

Что это такое чайхана номер 1 васильчуки

  • автор:

Пушкинская площадь, 2

Пушкинская площадь, 2

В центре Москвы за памятником А.С. Пушкина на первом этаже здания театра Мюзикла расположился один из самых крупных ресторанов концепции VASILCHUKI Chaihona №1. Отдых с друзьями и близкими, непринужденные разговоры за барной стойкой, возможность понаблюдать за процессом приготовления блюд в зоне Open Kitchen или исполнить любимые песни в караоке – что бы вы ни выбрали, все дороги ведут в VASILCHUKI Chaihona №1 на Пушкинской площади. VASILCHUKI Chaihona №1 – это ресторан, где можно не только отдохнуть и поесть блюда европейской, русской и паназиатской кухни, а также блюда сезонное меню Hungry Chef. Это место, где каждое мгновение обретает особый вкус. Пушкинская пл., 2 Здание театра Мюзикла

Кулинарный поединок

Как конкурируют две разные сети «Чайхона №1» под одним брендом

Новые рестораны «Чайхона N1» в Москве открываются, кажется, на каждом шагу. Их запускают основатели сети, несколько лет назад разделившие бизнес пополам. Став конкурентами, предприниматели испортили отношения, но получили стимул для бурного роста.

Текст: Ксения Шамакина

«Мы сейчас хищники, боремся друг с другом за клиента. Поэтому наш конкурентный тандем далеко опережает другие сети, находящиеся в расслабленном состоянии»,— рассуждает основатель «Чайхоны N1» Тимур Ланский.

В первые десять лет работы владельцы «Чайхоны N1» открыли девять ресторанов. За последние четыре года увеличили сеть в четыре раза: сейчас в Москве и Подмосковье работают 36 ресторанов, это крупнейшая узбекская сеть в России.

Заведения под вывеской «Чайхона N1» параллельно открывают две независимые друг от друга команды: в 2010 году основатели сети Тимур Ланский и братья Алексей и Дмитрий Васильчуки разошлись и начали развивать две новые сети под старым брендом.

В голосовании на сайте журнала TimeOut за лучшую сеть ресторанов узбекской кухни 2013 года «Чайхона» Тимура Ланского набрала 79 008 голосов, «Чайхона» Васильчуков получила на один голос меньше. TimeOut объявил победителями обе «Чайхоны», потому что у сети «Бабай Клаб», показавшей третий результат, голосов было почти в десять раз меньше. «Эти люди — выдающиеся рестораторы, и у них выдающиеся сети»,— говорит гендиректор компании «Яхно Project» Денис Яхно.

Но, увидев друг друга на улице, выдающиеся рестораторы не поздороваются.

Из юрты в Mercedes

«Когда люди из Узбекистана заходят в нашу «Чайхону», они, конечно, удивляются: «Что это за вещи? Откуда вы их взяли? У нас такого нет»»,— рассказывает Тимур Ланский. Он оглядывает свой ресторан, поднимает чайную кружку и сахарницу: «Только эти предметы привезены из Узбекистана, все остальное оформление — просто в восточном стиле, это я сам придумал».

По национальности Тимур Ланский наполовину узбек, а по образованию — режиссер театрализованных представлений. После Московского государственного института культуры он работал на «Мосфильме», ставил массовые сцены и делал декорации. В середине 1990-х Ланский с партнерами открыл в Москве ночные клубы Penthouse (в саду «Эрмитаж») и «Аэроданс». В 2000 году он решил соединить ресторан узбекской кухни, которая в Москве была тогда диковинкой, с клубной лаунж-зоной, где можно расслабиться. Ланский открыл стилизованный под юрту ресторан на Рублевке. «Юрта» стала популярной у богатых москвичей. На открытие второго заведения нужны были деньги, и Ланский пригласил в качестве партнеров братьев Васильчуков, знакомых бизнесменов, с которыми он «ездил на охоту и ходил в баню». «Они производили впечатление надежных партнеров»,— вспоминает Ланский. Первый ресторан под вывеской «Чайхона N1» партнеры открыли в 2001 году в саду «Эрмитаж», второй — в 2002 году в парке Горького. Первое время рестораны работали только летом, с 2003 года перешли на круглогодичный режим. В 2005-м партнеры запустили три новых заведения. Но быстро масштабировать проект не удавалось.

«Открывать первые рестораны было очень тяжело,— вспоминает Ланский.— Мы строили без проектов: я рисовал на стенах мелом, где какая отделка должна быть. И ездил на рынок за каждым гвоздиком, чтобы сэкономить». Алексей Васильчук иногда сам жарил в саду «Эрмитаж» шашлыки. В компании Тимур отвечал за общую концепцию и оформление, Алексей — за персонал и кухню, Дмитрий — за инвестиции. «Тогда «Чайхона» была ржавой тачкой, которую надо было катить в гору,— сравнивает Ланский.— Только году в 2006-м она превратилась в тюнингованный Mercedes, и, чтобы ехать в нем с горки, выстроилась очередь инвесторов». Как и многие ресторанные проекты, «Чайхона» росла на деньги сторонних инвесторов, которые получали долю от прибыли.

Свобода выбора

Накануне нового 2010 года братья Васильчуки объявили Ланскому, что делят сеть пополам (одна часть им, другая Тимуру) и начинают работать отдельно друг от друга. «Для меня это был серьезный и неожиданный удар,— говорит Ланский.— Нас связывал не только бизнес, но и близкие человеческие отношения».

Алексей Васильчук утверждает, что причиной разрыва были разные взгляды партнеров на развитие компании: «Ручное управление, которое было в компании, не могло привести нас к большим успехам. Мы хотели экспериментировать с форматом и меню, но положение не менялось». Алексей в 2007 году окончил программу EMBA в МИРБИС и стремился к переменам, но понимания со стороны Тимура не встретил. Ланский же говорит, что разногласия между ними были надуманными, а причину разрыва видит в жадности компаньонов: «Чем меньше партнеров в деле, тем больше денег можно разделить».

В конце 2009 года сеть состояла из девяти ресторанов. Алексей Васильчук поделил их на два примерно равных по стоимости пула — из четырех и пяти ресторанов — и предложил Ланскому выбрать. «Да, у меня был выбор,— подтверждает Ланский.— Но это все равно что призыв в армию. Тебе говорят: «Выбирай, куда: в десант или в морпехи». А ты никуда не хочешь». Ланский в итоге выбрал четыре ресторана, зато один из них был в саду Эрмитаж.

Из-за бренда не спорили. Чайхана — это чайная в Средней Азии, и это слово нельзя зарегистрировать как товарный знак, как нельзя зарегистрировать слово «ресторан» или «кафе». Есть проблема и с «N1»: Роспатент не разрешает регистрировать слова, обозначающие превосходство услуги: «лучший», «самый вкусный», «N1» и так далее.

Фактически патентом защищено только графическое начертание этих слов. Это начертание по договоренности используют обе новые сети. Фирма, которая владеет патентом, ООО «Сеть ресторанов «Чайхона N1″», принадлежит им на паритетной основе.

У сетей есть общий сайт — Chaihona.com. Там указаны адреса всех ресторанов под вывеской «Чайхона N1», публикуются их новости. Если кликнешь на баннер в левой части экрана, переходишь на сайт ресторанов Ланского — Chaihona1.ru, если нажмешь на баннер справа — на сеть Васильчуков Chaihona.ru.

Территорию для дальнейшего развития бывшие компаньоны не делили: каждый может открываться как в Москве, так и в любом другом городе. Только в столице они определили минимальную дистанцию между новыми ресторанами: в пределах Садового кольца — 1 км, вне его — 2 км.

Во время раздела стороны условились принимать дисконтные карты друг друга, чтобы клиенты не путались. Но в середине февраля этого года в ресторанах Васильчуков перестали принимать карты сети Ланского, выпущенные после 2010 года, а вместо них предлагают дать свою, рассказывает Ланский. Хотя большинство клиентов вряд ли знают о «разводе» партнеров и воспринимают разные «Чайхоны» как одну сеть.

По-доброму развестись не удалось.

Узбекская ситуация

Антон Винер и Владимир Шерман несколько лет независимо друг от друга открывали в Москве и области узбекские рестораны «Урюк / Хивинская чайхана» (сейчас их 23). По договоренности оба ресторатора могли использовать одну вывеску. Но сети были автономны: разные сайты, разные меню. Только расстояние между ресторанами должно было составлять не меньше 5 км. В прошлом году сети начали объединение.

Битва чайников

Когда Тимур Ланский в 2011 году придумал новый логотип и на фасаде своих ресторанов начал изображать чайник с надписью внизу Made by Timur Lansky, Васильчуки в ответ выпустили рекламу, где этот чайник перечеркнут. Ланский обиделся и стал выдавать стажерам значок с перечеркнутым чайником: «Данный сотрудник или коллектив еще не достиг зачетного звания ударника чайханского труда или был лишен этого почетного звания»,— говорится в рекламной листовке сети.

Знак чайника Ланский зарегистрировал на себя лично и сейчас думает о том, чтобы подать в суд на Васильчуков, которые его товарный знак используют так неуважительно. Надпись Made by Timur Lansky бизнесмен добавил, чтобы история с разделом сети не повторилась.

После раздела Ланский продолжает привлекать для развития сети инвесторов, но продает им небольшую долю. Сейчас у него 15 инвесторов. Запуск ресторана площадью около 1 тыс. кв. м стоит от $2 млн. Флагманская «Чайхона» обошлась в $5 млн.

Заведения Ланского окупаются за два-три года, рассказывает инвестор сети Анатолий Поляновский: «Мне предлагают инвестировать и в другие ресторанные проекты, но нигде нет такой рентабельности, как в «Чайхоне» (до 30%, по расчетам СФ ). Кроме того, все проекты сети успешны». Вообще-то рестораны сети в саду «Эрмитаж» и Парке Горького перестали работать, но по инициативе администраций парков.

За пределами Москвы Ланский хочет развиваться по франчайзингу. Паушальный взнос за его франшизу стоит $250 тыс. (у «Урюка» — $150 тыс.). Бизнесмен сразу просит заплатить вперед роялти в размере $250 тыс. Пока на эти условия согласился только один франчайзи в Воронеже.

После 2010 года Ланский открывает рестораны в обновленном формате. «Раньше у нас все было самодеятельно сделано,— признается он.— Теперь есть типовая концепция». Такой подход делает все заведения похожими друг на друга («посетители должны чувствовать, что они в одной системе») и позволяет запускаться за четыре месяца. Ланский продолжает делать акцент на восточный стиль своих ресторанов. У Васильчуков ставка на фьюжн.

2,5 тыс. кв. м занимает самый большой ресторан «Чайхона N1» братьев Васильчуков. Площадь самого маленького — 700 кв. м

Make plov, not war

«Made in Uzbekiston», «Make plov, not war» — надписи на стенах в ресторанах Васильчуков. «Накормит» написано на футболках официантов, «Напоит» — у барменов, «Доставит» — у курьеров. После раздела сети Васильчуки стали активно экспериментировать и внедрять понравившиеся фишки. «Все нововведения, которые появляются под брендом «Чайхона N1″, принадлежат им»,— говорит Денис Яхно.

Те рестораны, что достались братьям «в наследство», как выражается Алексей, он переделал: изменил интерьеры так, чтобы у каждого было свое лицо. Дизайн-проект каждого нового ресторана теперь разрабатывается индивидуально. «Чайхона» в Аптекарском огороде выглядит как «загородный дом пожилого академика-ботаника, который любит путешествовать по странам Востока и привозит оттуда диковинные вещицы». Ресторан на Соколе, открывшийся в марте, оформлен в стиле «советское luxury». Такой подход к открытию требует времени: от идеи до запуска проходит минимум полгода.

В меню Васильчуков стало больше русских и европейских блюд, с меню Ланского оно теперь совпадает только на 60%. Во многих ресторанах есть большая детская зона, в некоторых работают концертные площадки, где выступают современные российские и зарубежные артисты: «Город 312», Nina Karlsson, британская певица Sonique. Алексей Васильчук, называющий себя православным человеком, приглашает «Калинов мост», Инну Желанную. Показательно, каких финалистов телеконкурса «Голос» рестораторы позвали к себе выступать накануне нового 2014 года. У Тимура Ланского пела узбечка Наргиз Закирова, Васильчуки пригласили Тину Кузнецову, которая исполняет русский фольклор.

Оборот некоторых ресторанов после модернизации вырос в три раза, утверждает Алексей Васильчук. Ланский говорит, что в его ресторанах выручка за это время увеличилась примерно в полтора раза. За четыре года Ланский запустил восемь новых ресторанов, Васильчуки — 21. Дело в том, что Васильчуки, как и Ланский, открывают заведения на деньги инвесторов, но дают им большую долю в своих ресторанах, гибче подходят к выбору партнеров. По данным «СПАРК-Интерфакс», в операционных компаниях ресторанов Ланскому обычно принадлежит 80%, Васильчукам — 50%.

В чужие руки

В 2010-м Тимур Ланский вместе с ресторатором Александром Оганезовым запустил Room Cafe на 1-й Тверской-Ямской. Однако в конце 2012 года они решили отдать кафе под управление другим рестораторам — Ginza Project. «У них очень серьезная клиентская база и хорошо поставлен промоушн заведений,— объясняет Ланский.— Мы решили поэкспериментировать, посмотреть, насколько такое сотрудничество может быть взаимополезным». Кафе теперь называется Double Dutch, его показателями Ланский и Оганезов довольны.

Хищная чайхона

По данным участников рынка, ежемесячная выручка ресторана Васильчуков на Мичуринском проспекте — до 60 млн руб. при среднем чеке 1,2 тыс. руб. У ресторана Ланского на Тверской-Ямской — до 40 млн руб. при сопоставимом чеке. «У обеих сетей немыслимые обороты, большинство конкурентов не могут в них поверить,— говорят Яхно.— Их выручка в три-четыре раза выше, чем у среднего московского ресторана».

После раздела владельцы «Чайхоны N1» стали запускать рестораны азиатской кухни под другими брендами: Васильчуки открыли «ПанАзиат», Ланский — «Тамерлан».

Однако сети под новыми брендами не «взлетели»: а главным брендом для них по-прежнему остается «Чайхона N1». Алексей Васильчук считает, что в Москве можно открыть до 50 ресторанов под этой вывеской.

До насыщения рынка осталось немного — в столице сейчас работают 36 ресторанов «конкурентного тандема», а открывать новые заведения становится все труднее. «Арендодатели знают ситуацию с нашим брендом и завышают цену, угрожая, что, если помещение не возьмем мы, возьмут соперники»,— жалуется Ланский.

В апреле бывшие компаньоны впервые выйдут за пределы Москвы и области: Васильчуки запускают «Чайхону» в Санкт-Петербурге, Ланский — в Сочи. Потом обе стороны собираются открыть рестораны в Воронеже. Битву за Москву, очевидно, выиграли Васильчуки, начинается битва за Россию.

Елена Перепелица, генеральный директор компании «Ресткон»:

— Алексей и Дмитрий Васильчуки сейчас двигаются в правильном направлении. Во-первых, они расширяют свою аудиторию, во-вторых, постоянно предлагают клиентам что-то новое: новых артистов, новые блюда, новые интерьеры. Если этого не делать, то в сеть будет ходить консервативная публика, а она и к расходам относится консервативно: старается много не тратить.

  • Журнал «Коммерсантъ Секрет Фирмы» №4 от 01.04.2014, стр. 18
  • Ксения Шамакина подписаться отписаться
  • Ресторанный бизнес подписаться отписаться

«Чайхону № 1» переименуют в Vasilchuki

Сеть ресторанов сменит название в честь владельцев проекта братьев Алексея и Дмитрия Васильчуков в течение года. Насколько удачен такой ребрендинг?

—>

Обновлено в 16:09

Братья Алексей и Дмитрий Васильчуки решили сменить название сети ресторанов «Чайхона № 1» на Vasilchuki. Ребрендинг произойдет в течение года, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу компании.

Сейчас уже 70% ресторанов работают в европейском стиле, реконструкцию остальных планируется провести в течение года.

Братья Васильчуки основали сеть «Чайхона № 1» в 2000 году вместе с Тимуром Ланским. Спустя десять лет партнеры разделили бизнес, в результате на российском рынке появились две независимые гастрономические концепции: «Чайхона № 1» братьев Васильчуков и «Чайхона № 1» Тимура Ланского. При этом сеть Ланского сохранила восточную концепцию, а Васильчуки перешли на мультиформат. Последние владеют почти полусотней ресторанов «Чайхона № 1» в Москве, есть также заведения в других городах.

Почему было выбрано именно такое название и останется ли в меню восточная кухня? Об этом продюсер Businees FM Анна Моргунова побеседовала с совладельцем сети ресторанов «Чайхона № 1» Алексеем Васильчуком.

— Решение было принято несколько лет назад после того, как управление брендом разделилось на две компании, возникли сложности с понятием бренда. Если, например, наш бывший партнер следует до сих пор такому восточному лаунж-формату в дизайне и так далее, мы приняли другую стратегию в понимании «Чайхоны № 1» как места на все случаи жизни. И поэтому мы изначально стали менять интерьерные решения. Рестораны стали современными, европейскими, расширили меню. В меню есть теперь всего 20-30% восточных блюд, все остальное — это фьюжн: детские комнаты, концертные площадки, переговорные и так далее, то есть решили предусмотреть все. Грубо говоря, изменение названия — это уже последний, наверное, шаг к подготовленному процессу. Название «Чайхона № 1» у людей вызывает ассоциацию такого восточного ресторана, узбекской кухни. Мы сильно отдалились от этого понятия, естественно поэтому часто бывает, что люди не идут в «Чайхону», потому что либо имеют какой-то негативный опыт при посещении каких-нибудь других чайхан, либо просто ассоциируют это с определенной публикой, кухней, интерьером и так далее. Мы решили расширить горизонты.

— То есть узнаваемый бренд «Чайхона № 1» больше вообще не будет никак фигурировать?

— Нет, он будет соседствовать в течение года с брендом Vasilchuki на вывесках. И «Чайхона № 1» останется: у нас в компании есть еще формат, который называется «Чайхона № 1 Easy». Мы его специально придумали, понимая, что будет ребрендинг. Это восточный ресторан с восточной кухней, более дешевой ценовой категории — там 900 рублей средний чек. Такой народный. В нашем понимании «Чайхона» должна быть недорогая, вкусная, восточная, как чайхана, как восточный ресторан.

Насколько удачен выбор нового имени? Рассуждает ресторанный критик Дмитрий Алексеев.

Дмитрий Алексеев ресторанный критик «Мне кажется, «Чайхона» — это развлекательный бренд азиатско-кавказской направленности, то есть, условно, кальяны, какая-то клубная атмосфера Востока, Кавказа. Но та концепция, которая продвигается сейчас, это просто разваливающийся, абсолютно разнонаправленный проект, поэтому я не очень верю в ее успех, честно говоря, не очень понимаю, зачем это сделано. Васильчуки этим самым привязывают бренд, который, видимо, испытывает не лучшие времена. Понятно, что у хорошо работающей машины никто не будет менять колеса на ходу. Соответственно, они привязывают к своим собственным успешным именам этот бренд, что может привлечь в «Чайхону» прежде всего какую-то более евро- и американоориентированную молодежь, для которой «Чайхона» была чем-то старым, неблизким. Мне кажется, что гибрид ежа и ужа не выживает в маркетинге. Хотя, кто знает: все-таки я абсолютно не оспариваю талант, бизнес-стратегии и все концепции Васильчуков, в том числе «Депо». Они очень талантливые и сильные рестораторы. Однако для человека на улице, для того же самого потенциального посетителя «Чайхоны», это просто какая-то фамилия».

«Чайхона № 1» управляется холдингом RESTart Vasilchuk Brothers, в который входит около 80 ресторанов десяти концепций. Средний чек в сети составляет полторы-две тысячи рублей. Самое последнее громкое заведение от Васильчуков — фуд-корт «Депо. Москва». Это 11 тысяч квадратных метров, на которых разместилось 75 ресторанных концепций. Остальные помещения в «Депо» заняли отдельные рестораны. Также в холдинг RESTart Vasilchuk Brothers входят Ploveberry, ObedBufet, Steak it Easy, Pizzelove, Burger Heroes, кулинарная студия Live Kitchen, ресторанный комплекс «354» в «Москве-Сити» и караоке «Щас спою».

«Чайхона № 1» меняет вывеску и превращается в Vasilchuki

кафе

На самом деле уже с 2010 года существует не единая сеть «Чайхона № 1», а две «ветви» бренда, две независимые гастрономические концепции, появившиеся из-за разделения бизнеса партнерами, — «Чайхона № 1» Тимура Ланского и «Чайхона № 1» братьев Васильчуков. Каждая концепция развивалась по-своему, по сути, постепенный процесс ребрендинга ресторанов братьев Васильчуков начался девять лет назад, и теперь приходит к своему логическому завершению и официальному оформлению.

Восточная концепция постепенно себя изжила, теперь «Чайхона № 1» братьев Васильчуков — это мультиформатные современные рестораны со значительной долей развлекающей составляющей — детскими комнатами, музыкальными вечерами и мастер-классами. Меню включает блюда восточной, русской, средиземноморской, паназиатской и японской кухонь, а также авторские блюда сезонного меню Hungry Chef. Чтобы четче отстроиться от прежней восточной концепции и не размывать бренд, решено было провести ребрендинг. Новое название стало логичным продолжением длительных изменений. Владельцы бизнеса Алексей и Дмитрий Васильчуки выбором нового названия для ресторанов — Vasilchuki, — стремятся в том числе подчеркнуть семейственность компании. Акцент перенесен на личный бренд, уже являющийся своего рода знаком качества в ресторанной индустрии, а для постоянных гостей решено сохранить узнаваемый маркер — дескриптор «Чайхона № 1». Бренд имеет довольно большую лояльную аудиторию: согласно исследованию компании, 65% гостей посещают ресторан «Чайхона № 1» братьев Васильчуков больше двух раз в месяц.

Создатели новой концепции надеются не только удержать прежних клиентов, но и привлечь новую аудиторию, которую раньше отпугивало название, ассоциирующееся с недорогой чайной Средней Азии.

До весны 2020 года вывеска Vasilchuki появится на всех московских ресторанах сети, в течение года будут заменены вывески всех ресторанов во всех регионах присутствия.

Смена названия -лишь часть процесса ребрендинга, который включает в себя также обновление дизайн-концепции некоторых ресторанов, изменение формата основного меню, дизайна доставки и всех каналов коммуникации. Средний чек заведения останется прежним: 1,5–2 тыс. руб.

Инвестиции в смену вывески составят около 1,5–2 млн руб. на ресторан, там, где потребуются более существенные изменения, вложения могут составить 10–12 млн руб. на один ресторан.

В настоящее время «Чайхона № 1» братьев Васильчуков объединяет около 40 ресторанов в Москве и области и около 10 франчайзинговых ресторанов в Санкт-Петербурге, Воронеже, Казани, Сочи и Саратове. До конца 2019 года или в начале 2020 Vasilchuki chaihona nomer odin планирует выйти на рынок АОЭ и открыть первый ресторан в Дубае.

Ранее сообщалось о том, что «Правда кафе» и Cofix запускают формат фудтраков.

Кроме того, «Утконос» начинает партнерство с кафе «АндерСон».

кафе

Статья относится к тематикам: Крупные мировые ритейлеры, Фастфуд. Фудкорты. Сетевые рестораны
Поделиться публикацией:

Кто и как делает кассы самообслуживания удобными для покупателей

Тонкости создания интерфейса и перспективы развития касс.

Управление полкой: инструменты повышения выручки

Какую стратегию мерчандайзинга выбрать производителю?

Как «Победа» развивает сеть логистических центров

Оптимизация процессов, внедрение технологий и инноваций, которые позволяют сети снизить потери и сок.

Борис Огарков, «М.Видео-Эльдорадо»: «В 2024 году планируем открыть не менее 100 магазинов»

О трансформации бизнеса, новых форматах, брендах и сервисах.

Подписывайтесь на наши новостные рассылки, а также на каналы Telegram , Vkontakte , Дзен чтобы первым быть в курсе главных новостей Retail.ru.
Добавьте «Retail.ru» в свои источники в Яндекс.Новости

«Чайхона № 1» меняет вывеску и превращается в Vasilchuki https://www.retail.ru

Теперь сеть ресторанов «Чайхона № 1» будет иметь название Vasilchuki, при этом ссылка на прежний бренд останется в логотипе, который полностью пишется как Vasilchuki chaihona nomer odin.

кафе

На самом деле уже с 2010 года существует не единая сеть «Чайхона № 1», а две «ветви» бренда, две независимые гастрономические концепции, появившиеся из-за разделения бизнеса партнерами, — «Чайхона № 1» Тимура Ланского и «Чайхона № 1» братьев Васильчуков. Каждая концепция развивалась по-своему, по сути, постепенный процесс ребрендинга ресторанов братьев Васильчуков начался девять лет назад, и теперь приходит к своему логическому завершению и официальному оформлению.

Восточная концепция постепенно себя изжила, теперь «Чайхона № 1» братьев Васильчуков — это мультиформатные современные рестораны со значительной долей развлекающей составляющей — детскими комнатами, музыкальными вечерами и мастер-классами. Меню включает блюда восточной, русской, средиземноморской, паназиатской и японской кухонь, а также авторские блюда сезонного меню Hungry Chef. Чтобы четче отстроиться от прежней восточной концепции и не размывать бренд, решено было провести ребрендинг. Новое название стало логичным продолжением длительных изменений. Владельцы бизнеса Алексей и Дмитрий Васильчуки выбором нового названия для ресторанов — Vasilchuki, — стремятся в том числе подчеркнуть семейственность компании. Акцент перенесен на личный бренд, уже являющийся своего рода знаком качества в ресторанной индустрии, а для постоянных гостей решено сохранить узнаваемый маркер — дескриптор «Чайхона № 1». Бренд имеет довольно большую лояльную аудиторию: согласно исследованию компании, 65% гостей посещают ресторан «Чайхона № 1» братьев Васильчуков больше двух раз в месяц.

Создатели новой концепции надеются не только удержать прежних клиентов, но и привлечь новую аудиторию, которую раньше отпугивало название, ассоциирующееся с недорогой чайной Средней Азии.

До весны 2020 года вывеска Vasilchuki появится на всех московских ресторанах сети, в течение года будут заменены вывески всех ресторанов во всех регионах присутствия.

Смена названия -лишь часть процесса ребрендинга, который включает в себя также обновление дизайн-концепции некоторых ресторанов, изменение формата основного меню, дизайна доставки и всех каналов коммуникации. Средний чек заведения останется прежним: 1,5–2 тыс. руб.

Инвестиции в смену вывески составят около 1,5–2 млн руб. на ресторан, там, где потребуются более существенные изменения, вложения могут составить 10–12 млн руб. на один ресторан.

В настоящее время «Чайхона № 1» братьев Васильчуков объединяет около 40 ресторанов в Москве и области и около 10 франчайзинговых ресторанов в Санкт-Петербурге, Воронеже, Казани, Сочи и Саратове. До конца 2019 года или в начале 2020 Vasilchuki chaihona nomer odin планирует выйти на рынок АОЭ и открыть первый ресторан в Дубае.

Ранее сообщалось о том, что «Правда кафе» и Cofix запускают формат фудтраков.

Кроме того, «Утконос» начинает партнерство с кафе «АндерСон».

кафе

«Чайхона № 1», Развитие сети, Ресторан «Чайхона № 1» меняет вывеску и превращается в Vasilchuki

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *