Что такое ли в китае
Перейти к содержимому

Что такое ли в китае

  • автор:

Конфуцианское учение, Китай

Групповые туры в Узбекистан в 2024-2025

Конфуцианство – господствующая религия Древнего Китая

Пекинский конфуцианский храм расположенный в районе Дунчэн

Конфуцианство – одно из древнейших религиозно-философских учений Китая. Его основателем был высокопоставленный чиновник и китайский философ Конфуций, который жил в VI веке до н.э.
Нужно отметить, что конфуцианство до XX века в течение долгого времени считалось основной религией Китая. Во время правления многих китайских династий именно конфуцианство считалось государственной религией. На основе философии и этических принципов этой религии строилась вся система государственных взаимоотношений в Китае.

Конфуцианство зародилось и получило широкое распространение на территории современной провинции Шаньдун, где родился и прожил свою жизнь Конфуций. Конфуцианство не просто так долгое время было государственной религией. Само это учение имело четкую социально-политическую направленность. Оно способствовало укреплению власти императора и позиций чиновничьего аппарата, к которому принадлежал и Конфуций.

В основе учения лежит концепция Неба и небесного повеления, которое определяет судьбу. В Китае императоры всегда почитались как дети Неба, поэтому их власть на протяжении нескольких тысячелетий была неоспорима. Кроме того одним из важнейших правил конфуцианство является концепция «сяо» – почтительности и уважения к старшим. Конфуций так же разработал систему «ли» – этикета, которая регулирует поведение человека в различных жизненных ситуациях.

На основе всех этих правил конфуцианства Конфуцием была так же разработана особая политическая система, которая успешно функционировала почти три тысячи лет. Он выступал за строгую иерархию власти, где над народом стояли чиновники, управляемые императором. Однако Конфуций подразумевал, что все правители должны следовать по пути самосовершенствования и заботиться о нуждах своего народа.

В современном Китае конфуцианство не столь распространённая религия как скажем буддизм, даосизм и даже ислам. Однако эта религия внесла огромный вклад в развитие Китая и на сегодняшний день является неотъемлемой частью древней китайской философии.

Что такое ли в китае

Ли, или Лицзян, что в переводе с китайского означает «Река цветения персика», восхищает поэтической красотой прибрежных пейзажей. Её окружают высокие холмы с причудливыми формами и мягкими очертаниями, покрытые кудрявой зеленью. Этой реке поэты Китая посвятили множество картин и стихотворений, называя Ли шёлковой нитью, а окружающие холмы – нефритовыми шпильками для волос. Журнал National Geographic внёс Ли в список топ-10 Водных Чудес планеты.

Что делать на реке Ли?

По реке Ли можно отправиться в круиз на теплоходе или моторизованном плоту, а также в пеший поход по её берегам. По пути вы увидите холмы «Слон, пьющий воду», «9 подков», «Кисть художника», «Летучая мышь», «Камышовая флейта», «5 тигров в погоне за козой», «Хрустальный дворец», «Летящий водопад» и множество других, безымянных. Популярное развлечение туристов – не пропустить пейзаж, который изображён на банкноте в 20 юаней.

Исторические факты про Ли?

  • С рекой Лицзян и её горами связано много легенд. Она из них рассказывает, что у короля обезьян, жившего на небесах, было девять удивительных коней. Как-то раз они сбежали от хозяина, чтобы попастись на земле. И так им понравилось в чудесной долине реки Ли, что они не захотели возвращаться обратно. Рассердившись, король обезьян превратил их в камни – так появилась одна из прибрежных достопримечательностей, холм Девяти лошадей, или «9 подков».
  • Китайские поэты посвятили реке Ли немало литературных произведений. А европейцы сняли здесь в 1934 году фильм «Разрисованная вуаль» с Гретой Гарбо в главной роли.

Когда лучше приехать?

Лучшим временем для круиза по реке Ли считаются весенние и осенние месяцы. Высокий туристический сезон приходится на май–октябрь. Самое интересное событие – праздник Драконьих Лодок, или Дуаньу, он же – праздник Двойной Пятёрки, поскольку отмечается в пятый день пятого месяца лунного календаря.

Сколько надо времени?

Круизы на теплоходах длятся 4 часа, на моторизованных плотах 4–5 часов. Пеший поход – 20-километровый, он рассчитан на 5–6 часов.

Как добраться до Ли?

  • Круизы по реке Ли начинаются в городе Гуйлинь и заканчиваются в Яншо. Поскольку теплоходы отправляются в плавание с утра, туристы, как правило, проводят как минимум одну ночь в Гуйлине (это стоит учитывать, если едете в город только ради круиза по Ли из других регионов страны). Из Яншо можно добраться обратно на автобусе. Впрочем, организаторы круизов обычно включают в свои услуги и обратный трансфер.
  • Деревня Янди, где начинается популярный пешеходный маршрут и в которой организуются сплавы на плотах, также находится неподалёку от Гуйлиня.
  • Добраться до Гуйлиня из Москвы можно на самолёте, с пересадкой в Пекине. Или, как вариант – долететь до Пекина, а затем сесть на скоростной поезд. Такие поезда отправляются в Гуйлинь и из других городов страны.

Какой режим работы?

Круизы в Гуйлине начинаются утром, обычно в 9:00 или 10:00. Примерно в 13:00 или 14:00 теплоход пристаёт к берегу Яншо, после чего у туристов есть несколько часов для знакомства с этим городом: обратно везут на автобусах, отправляющихся в 17:00 или 18:00.

С чем совместить посещение?

Перед путешествием по реке Ли стоит осмотреть и другие красочные достопримечательности Гуйлиня и его окрестностей: озеро Шаньху, рисовые террасы Лунцзи, а самое главное – знаменитую Пещеру тростниковых флейт, которую называют жемчужиной долины Ли. После круиза у вас будет возможность познакомиться с Яншо – пройтись по торговой Западной улицей с множеством китайских лавок, полюбоваться на сады Шангри-Ла и Лунный холм с большой природной аркой.

Сколько денег брать для посещения Ли?

Средняя стоимость круиза по реке Ли от Гуйлиня до Яншо составляет 1000–1200 юаней (12–14 тыс. руб.). Стоимость зависит от комфортабельности судна: по реке курсируют трёх- и четырёхзвёздочные теплоходы. Нужно также уточнять, входит ли в цену обратный трансфер из Яншо.

Что же касается выбора отелей в Гуйлине, то он широкий: от 100 до 750 юаней за ночь (от 1200 до 9000 руб.). Цены и курс указаны на апрель 2023 года.

Автор Татьяна Кигим

Категории «Ли» и «Фа» в правовом поле традиционного Китая Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Ишкуватова Л.М., Ткаченко А.В.

Китайская правовая традиция формировалась под влиянием древних философских учений конфуцианство , даосизм , легизм . Эволюция древнекитайского законодательства ярко продемонстрировала доминирование конфуцианства и легизма , олицетворяющих силу традиции («ли») и силу закона («фа»). Переплетение этих концепций образовало фундамент правовой системы Древнего Китая и стало основой дальневосточной правовой семьи.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Ишкуватова Л.М., Ткаченко А.В.

К вопросу о традиционных взглядах на право в китайском обществе
Место категорий «Ли» и «Фа» в правовом поле КНР
Китайская правовая традиция
Политические и правовые учения в Древнем Китае
Концепция справедливости в философских школах древнего Китая
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

“LI” AND “FA” CATEGORIES IN TRADITIONAL CHINA LEGAL BOUNDARIES

China legal tradition was formed under the influence of the ancient systems of philosophy Confucianism, Taoism, Legalism. The evolution of Ancient China legislation demonstrated the majority of Confucianism and Legalism, which embody the power of tradition (“li”) and law (“fa”). The combination of these systems formed the foundation of Ancient China legal boundaries and became the basis of the Far-Eastern legal family.

Текст научной работы на тему «Категории «Ли» и «Фа» в правовом поле традиционного Китая»

корпоративных конфликтов, так как остальные члены корпорации склонны воспринимать их более враждебно, чем «чужих». Ведь если не доверять действиям чужаков естественно (это недоверие «узаконено» их статусом «чуждых Самостей»), то «своим» столь же естественно доверять, и это доверие «свои» должны оправдывать лояльностью не только к мировосприятию и ценностному ядру группы, но и к сложившейся в группе иерархической структуре. Диссидент наносит удар по Самости группы изнутри, чего от него не ожидали и что напрямую противоречит его роли «своего». Невыполнение «ожидания лояльности» создает предпосылки для восприятия такого члена (или части) группы как предателя, в то время как сам он всего лишь пытался восстановить гармонию между архетипическими программами корпоративности и иерархии. Но отступника уже лишают внутригрупповых привилегий и подвергают остракизму — запрещают ему публично идентифицироваться с группой и лишают всех ранее закрепленных за ним социальных ролей (так, например, в христианстве отлучение от общины и того экзистенциального комфорта, который дает пребывание в ней, считается одним из самых тяжких нака-

заний). По сути, такое насильственное прерывание связи между общностью и индивидом есть казнь — причинение социальной смерти Мы-Самостью Я-Самости.

1. Василькова В. В. Порядок и хаос в развитии социальных систем. СПб. : Лань, 1999. 480 с.

2. Грицков Ю. В. Образы страдания в страдающем сознании. Красноярск : КрасГУ, 2004. 120 с.

3. Фромм Э. Бегство от свободы. М. : Акад. проект, 2007. 272 с.

4. Фет А. И. Инстинкт и социальное поведение. Новосибирск : Изд. дом «Сова», 2005. 656 с.

5. Чалидзе В. Иерархический человек. М. : Терра, 1991. 224 с.

6. Грицков Ю. В. Феномен страдания и способы его освоения в культуре : дис. . д-ра филос. наук. Омск, 2006. 321 с.

© Грицков Ю. В., Львов Д. В., 2015

КАТЕГОРИИ «ЛИ» И «ФА» В ПРАВОВОМ ПОЛЕ ТРАДИЦИОННОГО КИТАЯ

Китайская правовая традиция формировалась под влиянием древних философских учений, таких как конфуцианство, даосизм, легизм. Эволюция древнекитайского законодательства ярко продемонстрировала доминирование конфуцианства и легизма, олицетворяющих силу традиции («ли») и силу закона («фа»). Переплетение этих концепций образовало фундамент правовой системы Древнего Китая и стало основой дальневосточной правовой семьи.

Ключевые слова: китайское право, легизм, конфуцианство, даосизм, дальневосточная правовая семья.

fl. M. MwKyBamoBa, A. B. TKaneHKO L. M. Ishkuvatova, A. V. Tkachenko

«LI» AND «FA» CATEGORIES IN TRADITIONAL CHINA LEGAL BOUNDARIES

China legal tradition was formed under the influence of the ancient systems of philosophy, such as Confucianism, Taoism, Legalism. The evolution of Ancient China legislation demonstrated the majority of Confucianism and Legalism, which embody the power of tradition («li») and law («fa»). The combination of these systems formed the foundation of Ancient China legal boundaries and became the basis of the Far-Eastern legal family.

Keywords: China law, Legalism, Confucianism, Taoism, Far-Eastern legal family.

Китайская цивилизация традиционно является актуальным объектом российских и зарубежных исследований различной направленности. Политико-правовые процессы, происходящие в жизни восточного соседа, обращают на себя внимание не только из-за культурной уникальности. Геополитическое положение, которое занимает Китай в регионе, позволяет оказывать решающее воздействие на многие сферы жизнедеятельности его соседей, в том числе и на правовые аспекты в развитии соседних стран.

Со времен эпохи Просвещения цивилизация Китая была удивительным примером усвоения культурных и технических достижений Запада без утраты собственной самобытности. Традиции, пришедшие из глубокой древности, и по сей день оказывают влияние на правовосприятие, пра-вопонимание и правоприменение китайца. Крупные философские учения — конфуцианство, легизм и даосизм — лег-

ли в основу правового менталитета жителя Поднебесной. Понять причину извечного недоверия китайцев к формальному праву, страха перед ним невозможно без погружения в суть данных философских систем. Культурное влияние этических учений было столь велико, что соседние Япония и Корея восприняли конфуцианство и стали развиваться в русле китайской правовой традиции, образовав самостоятельное направление в сравнительном правоведении -дальневосточную правовую семью.

Политическое развитие Китая в XX в. привело к созданию социалистического государства, которое сочетает в себе отличительные черты как дальневосточной правовой семьи, так и социалистической.

Правовая система Древнего Китая испытала на себе серьезное влияние двух философских учений, сформировавшихся в VI-IV вв. до н. э. Этико-политические догматы

конфуцианства и политико-правовые категории легизма стали фундаментом системы права, включая механизмы правоприменения и традиционного правопонимания китайцев. Оба течения объединяет стремление организовать жизнь в китайском обществе на рациональных началах и справедливости, но пути достижения этой цели понимались по-разному.

Сила традиции является важнейшей категорией в конфуцианстве, а сила закона играет определяющую роль в понимании легизма. Краткий анализ политико-правовой истории традиционного Китая поможет понять, как соотношение этих базовых категорий формировало правовое поле и, соответственно, правовой менталитет жителей Поднебесной.

В развитии древнекитайского права можно выделить несколько этапов.

Первый этап (ХМ^! вв. до н. э.) связан со становлением первых древних государств на территории Китая — государства Шан-Инь и государства Чжоу. В этот период ключевую роль в регулировании общественных отношений играют обычаи и традиции (\Щ — «ли»), которые определяли отношение китайцев к правителю (^ — «вану»), также важное место занимает регулирование внутрисемейных отношений. Нормы строятся на почитании родителей, старших, на преклонении перед знатностью, почитании вана. Важным сохранившимся источником права эпохи Чжоу является «Уложение о наказаниях» [1, с. 44], разработанное правителем У-ваном в X в. В Уложении У-вана разработана практика наказаний через нанесение физических увечий, типичных для того времени. У-ван выделил пять основных наказаний:

ЭЖ1 — «мосин» (клеймо тушью на лице) применялось за 200 различного рода провинностей;

— «исин» (отрезание носа) — также за 200 различных провинностей;

ШШ — «фэйсин» (отрезание ног) — за 500 провинностей;

^Ш — «чужин» (кастрация для мужчин и превращение в рабынь-затворниц женщин) — за 300 провинностей;

— «дапхисин» (отрубание головы) — за 1000 провинностей.

Следует отметить, что в период Чжоу от наказания можно было откупиться. За клеймо — 100 хуаней (2 кг меди), за ногу — 200 хуаней, за оскорбление — 600, за смертную казнь — 1000 [1, с. 45].

В VI в. до н. э. великий китайский философ Конфуций (Кун-цзы) создает свое учение. С точки зрения конфуцианства, средством поддержания всеобщей гармонии и порядка было соблюдение традиций, моральных норм. Конфуций ставит нравственное поведение и традиции выше законов. «Воспитание и убеждение, а не власть и принуждение» -таков лозунг конфуцианства. Образ жизни добропорядочного китайца, согласно тезисам конфуцианства, должен исключать любые правовые притязания, обращение к правосудию. В своем поведении человек должен руководствоваться не юридическими мотивами, а стремлением к миру и гармонии. Писаному праву отводилась незначительная роль в регулировании общественных отношений.

Конфуцианство оказало значительное влияние на китайское правопонимание, закрепившееся в менталитете. Традиционная китайская концепция не отрицает права, но

полагает, что оно необходимо для тех, кто пренебрегает моралью, т. е. для преступников, и, наконец, для иностранцев, которым чужда китайская цивилизация.

Конфуций также развивает учение о «совершенном муже», который общественные интересы должен ставить выше личных. Совершенствование человека начинается с подавления его «эго». Человек, сумевший освободиться от диктата материальных условий существования, имел возможность исключить фактор выгоды из своего поведения: «Совершенный муж осознает свой долг, тогда как низкий человек понимает только свою выгоду» [2, с. 233]. Согласно конфуцианству, человек, считающий, что кто-то по отношению к нему пренебрег правилами «ли» (правилами гармоничного, правильного поведения), должен стремиться к беспристрастному разрешению конфликта посредством спокойного обсуждения, а не подчеркивать возникшие разногласия.

Китайское правопонимание, формирующееся на данном этапе, невозможно исследовать без упоминания о даосизме — учении, которое зародилось в одно время с конфуцианством. Основы даосизма излагаются в трактате, написанном Лао Цзы — «Дао дэ цзинь» вв. до н. э.). Суетным мирским делам даосы противопоставляли бездействие, слияние с природой и просветление: «Не толкайся в жизни локтями, не хватай кусков со стола — и все само придет к тебе, ибо это твой путь» [3, с. 23]. Совершенный человек, достигший дао, достиг просветления и отверг испорченное и лживое общество.

Даосская этика еще более усиливает конфуцианскую опору на силу традиции и, как отметили бы западные исследователи, развивает идею естественного права. Принцип «недеяния», сформулированный Лао Цзы, говорит о самопроизвольном решении любого конфликта, так как небесное дао имеет способность восстанавливать справедливость без вмешательства человека.

Даосизм в меньшей степени повлиял на правоприменительную практику, но оказал серьезное воздействие на восприятие права и его роли в жизни общества для китайца. Так, в традиционном Китае судебной деятельностью занимались не профессиональные юристы, а чиновники, сдававшие для занятия должности экзамены литературного характера. Они не знали права и руководствовались советами высших чиновников и правителя.

Второй этап (V-. вв. до н. э.). Развитие права на втором этапе начинается с периода Чжаньго (Сражающиеся царства) и заканчивается падением империи Цинь. В этот период усиливается роль права с его стабильным комплексом наказаний. Реализацией новых задач по легитимации этических норм занялись законники ()£ЩШ — «фацзя»), именуемые в Европе легистами. Они предложили иную форму правового бытия, вступив в жесткую конкуренцию с последователями Конфуция.

Легистское течение не имеет общепризнанного основателя. В основном оно формировалось государственными чиновниками, стремившимися к упорядочению системы «наград и наказаний», среди которых наибольший вклад в учение внесли мыслители Шан Ян, автор трактата «Книга правителя области Шан», и Хань Фэй, автор трактата «Хань-Фэй-цзы» (IV-. вв. до н. э.) [4, с. 123].

Легисты провозгласили равенство всех перед законом и сыном Неба (правителем). Хань Фэй утверждал, что «там, где действует закон, умный просто не сможет его обойти; храбрый не смеет ему противиться; наказания за проступки не минуют и сановников, награды за добрые дела не обходят и простолюдинов» [5, с. 237]. Китайские легисты исходили из постулата о порочной человеческой природе, которую не в состоянии исправить образование и культура. Порядок в обществе должны поддерживать законы (^ — «фа»), которые принимает государь. Жестоко карать, по их мнению, следовало даже за малейшее нарушение приказов государя.

Обострение противоборства двух идеологий (конфуцианства и легизма) приходится на III в. до н. э., когда легизм в его крайней форме становится официальной идеологией первой китайской империи Цинь (221-207 гг. до н. э.) [6, с. 347]. Согласно легенде, Циньский император Шихуанди в 213 г. до н. э. приказал сжечь все конфуцианские книги, предав казни 400 ученых-конфуцианцев [7]. Устрашение окончательно становится основной целью наказания. Смертная казнь широко применяется в самых разнообразных видах.

Легизм довольно часто подвергается критике с разных сторон за его жестокость и фанатичность в следовании закону, однако именно это учение позволило в III в. до н. э. преодолеть кланово-патриархальный уклад, поощряемый конфуцианством, и объединить раздробленное китайское государство в единую империю Цинь [8, с. 169-174; 9, с. 107-115]. Легистские реформы, осуществленные Шан Яном в западном царстве Цинь, впоследствии были распространены по всей территории имперского Китая.

Жизнь империи Цинь была скоротечной, она перестала существовать вместе со смертью своего основателя Шиху-анди, но последующие династии уже не могли не использовать элементы легизма ради сохранения целостности Китая.

Третий этап (III в. до н. э. — III в. н. э.) приходится на правление династии Хань. В этот период постепенно происходит синтез идей конфуцианства и легизма. Несмотря на серьезные различия, оба учения имеют множество общих черт: рационалистический подход к решению проблемы, абсолютный авторитет правителя, чиновничий аппарат — главная опора правителя, народ — невежественная масса, которая нуждается в управлении. Все это обусловило благоприятные условия для синтеза.

Жесткие моральные нормы ортодоксального конфуцианства задавали стереотип поведения, а право с помощью санкций запрещало от него уклоняться. Нормы конфуцианской морали («ли») должны были поддерживаться силой закона («фа»): «. там, где не работает «ли», следует применять «фа»; то, что наказуемо по «фа», не может быть позволено по «ли»; позволенное по «ли» не может быть наказано по «фа»» [10]. В результате нормы «ли» были легитимизированы.

В последующие столетия традиционное китайское право развивалось преимущественно как уголовное право. Крупный свод законов «Танский кодекс» (VII-VIII вв. н. э.) отражал конфуцианские представления о праве [11, с. 376]. На основании конфуцианского принципа «Если

воля добрая, то человек не нарушает закон» начинает складываться специфическое учение о форме вины, учитываться преступная воля при определении меры наказания. В китайском праве начинают выделять предумышленные и преднамеренные преступления; преступления, совершенные с умыслом и без него, а также по ошибке. Концепция «преступной воли» определяла содержание таких понятий, как «соучастие» и «групповое преступление». В этом контексте наиболее виновным считался тот, кто непосредственно замыслил преступление, а такое положение в правовой системе Китая было явной победой конфуцианства над универсализмом легизма. Однако конфуцианское представление о нарушении «ли» не исключало жестокого наказания за нарушение этого принципа. В то же время жестокое наказание могло быть заменено символической уголовной санкцией. Например, смертная казнь заменялась ношением специальной холщовой рубахи; напоминаем о совершенном преступлении являлось нанесение на тело преступника татуировки. Подобными действиями общество пыталось перевоспитать преступника, подвергая его всеобщему осуждению.

Краткий обзор эволюции древнекитайского права позволяет сделать вывод о том, что формирование правового поля в Поднебесной происходило под влиянием двух важнейших тенденций, таких как опора на силу традиции, высокую мораль и безусловное почтение к писаному закону с суровым наказанием за малейшее отступление от него. Конфуцианство стало олицетворением патриархально-кланового китайского права на первом этапе его развития, а легизм монополизировал правовую систему на втором этапе, предложив откровенно тоталитарную доктрину. Третий этап эволюции древнекитайского права стал периодом закономерного синтеза двух учений. Введенные легизмом новшества (централизация администрации и фиска, судебная система и т. п.), без которых нельзя было управлять империей, в интересах той же империи следовало сочетать с уважением к традициям и патриархально-клановым связям.

Значение идей конфуцианства, даосизма и легизма, зародившихся в Китае, заключается в том, что они оказали концептуальное воздействие на формирование дальневосточной правовой семьи и, соответственно, на официальную идеологию и право соседних Японии и Кореи. Традиционность, присущая китайскому праву, претерпев некоторые изменения, до сих пор влияет на политико-правовую систему социалистического Китая. Несмотря на развитое законодательство в настоящее время, национальная правовая система этих стран представляет собой сложное переплетение действия законодательных актов государства и традиционных представлений о нравственности, долге, совести, достоинстве и чести, а общее благо оценивается выше личных интересов.

1. История государства и права зарубежных стран / под ред. К. И Батыра. М. : Былина, 2003. 496 с.

2. Мартынов А. С. Конфуцианство. Лунь-юй. СПб. : Пе-терб. востоковедение, 2001. Т. 2. 384 с.

3. Лао Цзы. Дао дэ цзин : поэма / пер. с кит. В. Ф. Пере-лешина. М. : Время, 2000. 253 с.

4. Книга правителя области Шан / пер. с кит. Л. С. Переломова. М. : НИЦ Ладомир, 1993. 390 с.

5. Из книги мудрецов. Проза Древнего Китая / пер. с кит. и сост. И. С. Лисевич. М. : Худ. лит., 1987. 352 с.

6. Хуань Куань. Спор о соли и железе (Янь те лунь) / пер. с кит. Ю. Л. Кроль. СПб. : Аист, 1997. Т. 1. 416 с.

7. Переломов Л. С. Империя Цинь — первое централизованное государство в Китае (221-202 гг. до н. э.). / отв. ред. Т. В. Степугина. М. : Вост. лит., 1962. 245 с.

8. Чернусь Н. Ю. Сведение права к законодательству (легизм) // Защита частных прав: проблемы теории и прак-

тики: сб. материалов !! ежегодной междунар. науч.-практ. конф. Иркутск, 2013. С. 169-174.

9. Недилько Ю. В. Формирование основных правил и аспектов толкования права в Древнем Китае // Современная научная мысль. 2013. № 3. С. 107-115.

10. Ковлер А. И. Антропология права. М. : Норма, 2002. 480 с.

11. Уголовные установления Тан с разъяснениями. Цзюани 1-8 (Тан люй шу и) / пер. с кит. В. М. Рыбаков. СПб. : Петербург : Востоковедение, 1999. 384 с.

© Ишкуватова Л. М., Ткаченко А. В., 2015

ПОНЯТИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ

В статье анализируется понятие экологического сознания в современной культуре. Автор обращает внимание на тот факт, что термин «экология» имеет самый широкий спектр применения. Но еще до научного осмысления этого термина в традиционной культуре существовали принципы экологического отношения человека к природе. Между тем существует необходимость определения понятия экологического сознания, которое играет важную роль в процессе формирования экологической культуры человека.

Ключевые слова: человек, экология, сознание, культура.

A. M. To6oee A. I. Toboev

THE CONCEPT OF ECOLOGICAL CONSCIOUSNESS

The article examines the concept of ecological consciousness in modern culture. The author draws attention to the fact that the term «ecology has the widest range of applications. But even before scientific understanding of this term in the traditional culture, there were principles of the man’s ecological relation to the nature. Meanwhile, there is a need for the definition of ecological consciousness which plays an important role in the process of formation of the man’s ecological culture.

Keywords: man, ecology, consciousness, culture.

Термин «экология» в научный обиход, как известно, ввел немецкий ученый Э. Геккель (1834-1919), который определял ее как науку об отношениях между растительным и животным миром с окружающей средой. В настоящее время этот термин используется в самых разных сочетаниях: экологическая культура, экологическая ниша, экологические проблемы и т. д. Особое место в этом терминологическом ряде занимает понятие экологического сознания, которое используется практически во всех науках, исследующих особенности взаимодействий человека и природы.

Понятие экологического сознания в современной научной литературе определяется как способность человека понимать свою общность с природой и уметь согласовывать свои действия с ее ритмами. Вопрос о статусе понятия остается открытым. Некоторые исследователи считают, что экологическое сознание — это самостоятельная форма общественного сознания наряду с такими формами, как нравственное сознание, обыденное, политическое и т. д. Существует противоположное мнение, согласно которому экологическое сознание органично включено во все сферы общественного сознания и не следует его выделять в качестве особого способа познания мира: «Экологическое сознание не выступает в качестве специфической отдельной формы сознания, но служит неизбежным аспектом всех основных

форм сознания, пронизывает и пропитывает их, тем самым выполняя роль интегратора не только индивидуального и общественного сознания, но и разнокачественных форм сознания общества, всей духовной жизни людей» [1, с. 46].

На наш взгляд, современные тенденции общественной жизни свидетельствуют в пользу первой точки зрения. Предполагаем, что экологическое сознание является самостоятельной формой общественного сознания, которая играет важную роль в формировании мировоззрения человека. Рассмотрим этот тезис в исторической ретроспективе.

Интерес к изучению природы возник уже в античной философии. Натурфилософы стремились объяснить феномен человека, основываясь на научных представлениях своего времени. Вся природа представлялась им живой, одушевленной и даже разумной. К этой мифологической идее многие ученые вернулись уже в прошлом веке: возникли концепции коэволюции, биосферы, ноосферы. События, произошедшие в духовной жизни общества, самым непосредственным образом повлияли на его отношение к природе. Стало понятно, что античное представление человека в качестве микрокосмоса не является красивой метафорой, а отражает действительное положение дел.

В эпоху эллинизма главным предметом философии становится мораль, которую рассматривали в качестве

Эволюция содержания понятия ритуала «Ли» в китайской литературе Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Цзоу Хун

Ритуал является одной из важнейших и специфических форм регулирования человеческих отношений, одним из древнейших феноменов человеческой культуры. Множество ученых занимались исследованием этого феномена. В данной статье рассматриваются вопросы происхождения и развития ритуала в Китае, этапы осмысления специфического содержания этого понятия китайскими исследователями, сфера его распространения, а также та важная роль, которую он играет в обществе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Цзоу Хун

Ритуал (?, ли) в социокультурном пространстве стран конфуцианского ареала Азиатско-Тихоокеанского региона

Влияние конфуцианской идеи ритуала «Ли» на идеологию и культуру народов Кореи и Японии
Эволюция и структура даосского ритуала

Принцип сыновней почтительности в родильной обрядности и погребальных церемониях и его особенности в Китае

Особенности дискурса конфуцианства
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Evolution of the Notion Li (Confucian) in Chinese Literature

Rite is one of the most important and specific forms to regulate human relationships. It is an ancient cultural phenomenon. Many scientists have studied the phenomenon since ancient times. Issues of its origin, development in China, stages of its specific understanding by Chinese researchers, the sphere of its influence and important role it plays in society are discussed in the paper.

Текст научной работы на тему «Эволюция содержания понятия ритуала «Ли» в китайской литературе»

УДК 821.581 + 008 ББК Ш5 (5 Кит) +Ч 11

Эволюция содержания понятия ритуала «ли» в китайской литературе

Ритуал является одной из важнейших и специфических форм регулирования человеческих отношений, одним из древнейших феноменов человеческой культуры. Множество ученых занимались исследованием этого феномена. В данной статье рассматриваются вопросы происхождения и развития ритуала в Китае, этапы осмысления специфического содержания этого понятия китайскими исследователями, сфера его распространения, а также та важная роль, которую он играет в обществе.

Ключевые слова: ритуал, церемония, мораль, происхождение ритуала, традиционная культура.

The Evolution of the Notion “Li “(Confucian) in Chinese Literature

Rite is one of the most important and specific forms to regulate human relationships. It is an ancient cultural phenomenon. Many scientists have studied the phenomenon since ancient times. Issues of its origin, development in China, stages of its specific understanding by Chinese researchers, the sphere of its influence and important role it plays in society are discussed in the paper.

Keywords: rite, ceremony, morals, rite origin, traditional culture.

Ритуал — одна из многочисленных форм поведения человека, определяемая культурной традицией, обладающая такими особенностями, как символизм и игровой характер. Ритуал бывает сакральный и профанный, или светский. Такой вид поведения часто используется для социальной регуляции коллектива, укрепления общественного порядка, осуществления связи человека с высшими силами, различного вида переходов (смены социального статуса, возрастной группы, места обитания и т. д.) [6, с.1]. Изучение ритуала имеет важное значение для исследования характера развития человеческой культуры. В Древнем Китае понятие ритуала было связано с различного рода церемониями, которые и обозначались словом «ли». Китайцы уделяли пристальное внимание церемониям («ли»), детально формализующим достаточно глубокое философско-культурологическое содержание параметров поведения и параметров сознания человека, выраженных в поведенческих нормах, которое и выступает сущностью ритуала.

Цель данной статьи — на основе китайской литературы проанализировать развитие и обогащение содержания церемониальной составляющей ритуала «ли».

Ритуал — самое раннее явление, возникшее в культуре. Тем не менее, у большей части европейских народов ритуал очень часто сводился к этикету и различным народным церемониям. В большей степени понятие ритуал связано с развитием религиозного опыта. Более того, у многих

народов светские обряды не были зафиксированы в письменной форме, их идейная составляющая, как правило, не была описана в летописных источниках, а, следовательно, не было регламентированной детализации каждого ритуального действа. В связи с чем и затрудняется исследование историко-культурной преемственности внутреннего содержания церемониального поведения культурных сообществ.

В Китае ритуал в широком смысле обозначается словом «ли» ( ) и подразумевает

церемониальное поведение, детально формализующее определенное для конкретной историкокультурной ситуации китайского общества философско-культурологическое содержание параметров поведения (этикет) и параметров сознания человека, выраженных в поведенческих нормах. «Ли» не претерпел существенных изменений, он прошел красной нитью через весь процесс развития китайской культуры. Со временем понимание ритуала «ли» как внешнего оформления церемонии вышло за рамки самого ритуала или церемонии и проникло в такие сферы общественной жизни, как политика, право, моральноэтические нормы, религия, философия и т. д. [8, с. 15]. По существу, ритуал «ли» стал пониматься как своего рода универсальный концепт китайской культуры и цивилизации, который содержал в себе духовные принципы и правила поведения, ядром которого является этикет. Именно в китайском традиционном этикете сконцентрированы

обязательные морально-этические нормы поведения человека, регламентирующие взаимоотношения между людьми, внутреннее содержание и смысл которых особенно ярко проявлялись в церемониях [5, с. 3].

История начала осмысления ритуала относится к XXI в. до н. э. Происхождение «ли» рассматривается в древних классических произведениях, таких, как «Сюньцзы — Трактат о ли», «Лиц-зи», «Книге перемен» и т. д. Общая точка зрения авторов всех указанных работ была следующей: чувства и желания человека обусловливают его потребности. Основные желания человека — удовлетворение потребности в пище и сексуальной потребности [4, с. 689]. Для регулирования этих желаний необходимо «ли» [3, с. 21], т. е. тщательная регламентация возможностей удовлетворения потребностей.

На первых порах феномен ритуала отличался разнообразием понимания его содержания. Различные авторы по-разному понимали содержание понятия ритуала «ли». Исследование смысла ритуала «ли» представлено в содержании таких древних философских трактатов как «Чжоули», «Или», «Цзочжуань», «Гоюй», «Луньюй», «Лиц-зи», «Сюньцзы».

Более того, в некоторых книгах, таких как «Цзочжуань», «Гоюй», «Луньюй», «Лицзи-Цюли», «Сюньцзы», ритуал «ли» понимается как основная программа управления государством.

Значительное место в них занимает описание ритуалов, связанных с иерархическими отношениями в рабовладельческом и феодальном обществе. Все эти книги были созданы в период до эпохи Цинь (221-206 гг. до н. э.), когда «ли» понимался как воплощение законности и порядка, объединяющее Небо, Землю и человека. Соблюдение норм «ли» для правителя считалось умением правильно управлять государством, а для простого народа — хорошим выполнением своего долга перед правителем. В то время «ли» было очень широким понятием, включающим сферу политики, государственного управления, законов и т. д. [2, с. 17].

В произведениях «Лицзи — Чжунняньцзюй», «Лицзи — Юецзи», «Гуанюнь» и др. ритуал рассматривался как воплощение социальной справедливости. Здесь в первую очередь подчеркивалось, что ритуал «ли» является непреложной истиной, разумным принципом Неба и Земли. Рациональный характер «ли» позволил с течением времени рассматривать его как синоним слова «справедливость».

Книги «Лицзи — Юемин» и «Люйшичунь-цю» трактуют «ли» как воплощение правил и норм этикета. В этих книгах и описывается, главным образом, светский этикет. В «Лицзи — Юемин»,

когда речь идет об уважении мудрых людей, «ли» употребляется в значении «уважение».

В «Лицзи — Бяоцзи», «Лицзи -Цзацзи» упоминается, что люди не должны посещать друг друга без подарков, причем при подношении подарков ценится взаимность, эта традиция берет начало в глубокой древности, таким образом, здесь «ли» выступает в значении «подарок».

В «Чжоули» описаны пять основных ритуалов: свадебный, жертвоприношения, приема гостей, военный и траурный. Все они представляют собой официальные церемонии, проводимые в соответствии с определенными нормами, соблюдение которых, однако, не является исключительно особенностью только официальных церемоний, они соблюдались и в простонародных обрядах -праздновании дня рождения, свадьбах, приеме гостей, похоронах и т. д., также включаемых в понятие «ли».

Кроме этого существует много других пониманий ритуала «ли», но они обычно обозначают только какой-то отдельный аспект этого во многом универсального для китайской культуры понятия. Ритуал «ли», по выражению Лю Ихуэя «включает в себя все, и его трудно объяснить одной фразой» [2, с. 18].

Еще 3000 лет назад, правитель династии Чжоу, проанализировав причины падения предшествующей династии Шан-Инь, выдвинул идею «доброжелательности» как залога достижения прочного мира и стабильности. Для реализации этой политической платформы для правительства и чиновников была разработана система правил поведения, которая и называлась «ли». Это был важнейший этап становления практической стороны этических представлений древних китайцев. Система «ли» должна была заменить религиозный обряд жертвоприношения. Система обрядов в эпоху Чжоу была очень сложна. Но в ней неизменно присутствует понимание достижения духа нравственности через соблюдение определенных норм ритуального поведения. [7, с. 104].

В эпоху Западная Чжоу «ли» превратился в инструмент укрепления порядка в обществе и закрепления господствующего положения правящей элиты.

Следует отметить, что именно в период чжо-уского «ли» ( XI в. до н. э.) в содержании концепта «ли» произошли качественные изменения. Ритуал стал приобретать осмысление, его концепт стал означать не столько этикет или обряд, сколько возможность регулирования достижения нравственного сознания человека через проявление обрядовых норм поведения.

Огромный вклад в детальную рефлексию содержания и формы ритуала «ли» внес известный китайский мыслитель Конфуций.

До Конфуция, несмотря на бурное развитие системы «ли», не проводилось четкой границы между формой и содержанием «ли». Конфуций же считал, что «ли» — это внешняя форма выражения чувств и нравственных качеств человека, его моральных принципов. Этикет и обряд — это внешняя форма выражения определенной идеологии. Поэтому Конфуций призывал не пренебрегать «ли». Однако Конфуций не ограничивался только внешней, формальной стороной «ли», не забывал о глубоком внутреннем содержании — морали. Поэтому Конфуций еще более усложнил систему чжоуского «ли». С точки зрения этики, Конфуций привнес в «ли» понятие «жэнь» (гуманность), он соединил понятие «ли» с понятием «дэ» (нравственность).

Социально-политические позиции Конфуция, сконструированный им социальный идеал, равно как и абсолютное преклонение перед авторитетом великих древних мудрецов, оказали решающее воздействие на формирование всей религиозно-этической концепции конфуцианства.

Последователи и ученики Конфуция создали множество школ понимания ритуала «ли». Именно им принадлежит основная заслуга в обогащении содержания понятия (концепта) ритуала как интегрированного качества национальной ментальности. Вместе с тем, всех авторов объединяет единство в понимании светской сакральности природы ритуала «ли». Причина этого в том, что в Китае, в отличие от многих других цивилизованных обществ, со времен Конфуция и на долгие века был установлен и неукоснительно соблюдался отчетливо осознанный примат морали над религией. На все чисто религиозные проблемы китайцы обычно смотрели сквозь призму морали, в самой религии они видели не столько мистику, метафизику и теологические рассуждения, сколько прагматическую мораль, имевшую самое непосредственное отношение к жизни людей. Если в других странах мораль всегда воспринималась как нечто подсобное, производное от основных религиозных догматов, если у других народов мораль была, прежде всего, религиозна, то о Китае можно сказать обратное: в Китае религия была моральной, т. е. подчиненной тем традициям и нормам, которые были возвеличены и канонизированы конфуцианством. В этом смысле можно понять точку зрения тех ученых, которые вообще не склонны считать идеологическую систему конфуцианства религией [1, с. 107].

Первым из конфуцианских ученых, обогативших понимание «ли», был представитель конфуцианской школы Сюньцзы, который развивал идею о «ли» как духовном пространстве общества. Он рассматривал «ли» как основу самосовершенствования индивида и сохранения общественного порядка, а также управления государством. Но в

отличие от другого видного конфуцианца Мэнц-зы, который придерживался теории о принципе гуманности, человеколюбия как следствия природной доброты человека, Сюньцзы считал, что по своей природе человек зол и правила «ли» необходимы для регулирования его поведения. Мэнцзы делал упор на способность человека к самоконтролю, самодисциплине, Сюньцзы же говорит о сознательном ограничении поведения человека при помощи принципов «ли», устанавливаемых обществом. Это важнейшая особенность идеологических построений Сюньцзы; обряду, ритуалу в них отводится главнейшее место, так же, как и закону.

Таким образом, будучи составной частью идеологических систем и Конфуция, и Сюньцзы, «ли» стал чрезвычайно влиятельным концептом китайской цивилизации, включающим и политические, и морально-нравственные критерии; по существу, он стал ядром конфуцианской культуры. Теперь соблюдение правил и принципов «ли» стало обязательным не только для правителей, но и для «благородных мужей», и для всех членов общества.

В 221 г. до н. э. Цинь Шихуан объединил шесть царств, существовавших на территории современного Китая, в централизованную империю. Цинский властитель ставил целью консолидацию политики, экономики, культуры и образования, главной идеологической основой стал легизм -приоритет закона. Цинь Шихуан был сторонником насильственных методов в образовании и воспитании, придерживаясь принципов «чиновник -это учитель», «закон — это метод воспитания». Кроме этого, в 154 г. до н. э. по приказу императора начали уничтожать конфуцианские книги, разрешенной была лишь «Циньцзи» — записки об истории династии Цинь, а также книги по медицине, гаданию и сельскохозяйственной технике. Тем не менее, запрещенные им книги хранились в Императорской библиотеке.

Политика в области культуры и образования, несомненно, способствовала укреплению централизованной феодальной империи, но на традиционное образование в Китае она оказала негативное воздействие.

Последующие династии извлекли урок из ошибок Цинь, они постепенно создавали школы различных уровней, в которых большое внимание уделялось воспитанию молодежи в соответствии с принципами «ли».

В эпоху Западная Хань (206 г. до н. э. -23 г. н. э.) Дун Чжуншу предложил отказаться от всех прочих идеологий кроме конфуцианства, которое именно в данный период превратилось в господствующую идеологию. Содержание «ли» стало включать так называемые «три устоя» и «пять добродетелей». «Три устоя» — это: абсолютная

власть государя над подданными; власть отца над сыном; власть мужа над женой. Они составили три этические нормы старого Китая. «Пять добродетелей» включают: «жэнь» — гуманность; «и» -чувство долга; «ли» — обряд, церемония, этикет; «чжи» — мудрость; «синь» — доверие. Эти добродетели представляют собой пять этических принципов взаимоотношений между людьми. Также данным автором были выделены основные виды социальных взаимоотношений, такие, как отношения между государем и министрами, отцом и сыном, старшими и младшими братьями, мужем и женой, между друзьями. Позже к добродетелям, регламентируемым с помощью «ли», добавились «чжун» — преданность государю, «сяо» — сыновняя почтительность, «цзе» — репутация.

Хотя древняя китайская система обряда имела и негативные стороны, например, она была призвана обеспечивать интересы правящих классов, у нее были и позитивные моменты, такие, как уважение к старшим по возрасту, почитание родителей, служение Родине, гостеприимство, скромность, помощь бедным и т. д. Таким образом, в целом квинтэссенцией «ли» является добродетель. Из этого следует, что перенимать древнюю систему обрядов следует критически, оставляя положительное и отказываясь от отрицательного. Так и обстояло дело в китайском обществе, система этикета находилась в постоянном развитии и обновлении, следуя за политическим и социальным прогрессом [9, с. 5].

Начиная с эпохи Западная Хань, происходит еще одно обновление содержания концепта «ли». Поскольку тексты трактатов «И-ли», «Чжоули», «Лицзи» регламентируют общественные взаимоотношения, религиозные обряды, включают сведения о правлении древних царей, календаре и т. д., поэтому, они, как и другие классические каноны, описывающие нормы и правила «ли», были последовательно включены в обязательное содержание образования чиновников.

В эпоху Тан (618-907 гг.) феодальное общество в Китае достигло своего расцвета. Императоры этой династии активно способствовали развитию этикета, церемоний и музыки, считая их неотъемлемыми признаками цивилизованного государства.

В 726 г. был издан указ об изучении конфуцианских идей, который был призван поощрять людей читать канонические книги, изучать этикет, следовать правилам безупречного поведения.

В период правления династии Сун (9061279 гг.) возникло неоконфуцианство, которое укрепило не только идею «ли», но и порядок управления государством при помощи этой идеи. В данный период содержание концепта приобрело системообразующий характер, что совпало с процессом сакрализации государственной власти.

С приходом к власти монгольской династии Юань (1279-1368 гг.) ситуация несколько изменилась. На словах юаньские императоры почитали конфуцианство и следовали сунской системе ритуалов. Они даже назначали на ответственные посты некоторых ученых-чиновников — этнических китайцев. На деле же они пренебрегали идеями конфуцианства, в том числе и традиционными церемониями.

Этнические конфликты повлияли на социальные отношения, и система ритуалов пришла в упадок. С приходом к власти династий Мин (1368-1644 гг.) и Цин (1644-1911 гг.) феодальное самодержавие вновь усилилось. Традиционные принципы «ли» приобрели свое прежнее священное значение («золотые разделы и яшмовые параграфы»).

В начале XIX в. из-за вторжения западных империалистических держав Китай вступил в эпоху полуфеодального полуколониального развития. Хотя в этот период китайцы проявляли большой интерес к западным достижениям в области науки, техники и культуры, это не мешало китайскому народу в своей жизни строго придерживаться традиционных норм ритуала «ли». С началом XX в. под влиянием западных демократический идей традиционная конфуцианская идеология подверглась жесткой критике, ее стали рассматривать как орудие воздействия в руках феодального господствующего класса. Учение о «ли» неоднократно отвергалось в Китае и вновь возрождалось. В новый период развития система «ли» вступила после начала политики реформ и открытости, став составной частью передовой социалистической культуры. И сейчас, в XXI в., «ли» оказывает влияние на всестороннее развитие Китая и мировое развитие. Система ритуалов и этикета является важной частью китайской цивилизации, отражением духовной культуры Китая.

Ритуал «ли» также изучали такие современные китайские ученые, как Гу Цзеган, Шэнь Вэньчжо, Ян Сянкуй, Цзянь Сюань, Чэнь Сюйго, Су Чжихун, Цзоу Чанлинь, Чан Цзиньцан, Чжан Хэцяюань, Ян Хуа, Суй Сянь.

Кроме указанных авторов, внутреннее содержание ритуала «ли», его культура получили освещение с новых, нетрадиционных позиций в таких трудах, как «Рассуждение о ритуале и музыке в эпоху Цинь и Хань» Су Чжихуна, «Изучение ритуалов эпохи Чжоу» Чан Цзиньцана, «Ритуал ли, музыка и религия в Древнем Китае» Се Цяня и др.

Все современные китайские авторы отмечают, что концепт «ли» глубоко специфичен для китайской духовной культуры. Несмотря на то, что обычаи и традиции в различных регионах Китая значительно отличаются, «ли» — это неизменное и единое духовное начало на территории

всей страны, не имеющее географических различий. «Ли» распространяется на все сферы жизни общества, включая семейную жизнь (рождение, смерть, брак, домашние дела и т. д.), политическую, культурную, военную деятельность, а также на отношения между властью и народом. «Ли» регулирует мельчайшие детали поведения человека — манеру одеваться, разговаривать, принимать гостей и т. п. Поэтому понимание китайской традиционной культуры невозможно без обращения к концепту «ли» — резюмируют авторы.

Таким образом, проанализировав идеи многих древних и современных авторов, сущность «ли» можно рассматривать как интегративное единство содержания следующих положений, имеющих культурообразующий характер для китайской цивилизации.

Ритуал «Ли» — цивилизационный признак китайской культуры, основа управления государ-

ством, основа политической стратегии; критерий различий между классами и сословиями общества; системный свод моральных норм и критерий системы воспитания и воспитанности личности; этический критерий отношений в семье и обществе; правила взаимоотношения между людьми; наконец, это образ поведения, основанный на здравом смысле.

Ритуал — институализированный церемониал, и потому в структуру концепта «ли» включаются содержания понятий «обряд», «церемониал», «этикет», «правила приличия», «долг» и т. д. В ритуале более важное место отводится не внешней его стороне, а внутренней — духовной и интеллектуальной. Итак, ритуал являлся и является объединяющим, культурообразующим, ассимилирующим началом для всех многочисленных национальностей Китая на протяжении многих поколений.

1. Васильев Л. С. Культы, религии, традиции в Китае. М.: Восточная литература РАН, 2001. 487 с.

2. Гу Сицзя. Ритуал и культура Китая. Пекин: Народное изд-во, 2001. 500 с.

3. Гэ Чэньхун. Китайская культура этикета. Пекин: Экономическая наука, 2001. 229 с.

4. Пояснение тринадцати цзин / под ред. Ли Сюейцзинь; пер. Лицзи. Пекин: Изд-во Пекинского ун-та, 1999. 1678 с.

5. Пэн Линь. Древняя китайская культура этикета. Пекин: Изд-во Чжунхуа Шуцзюй, 2004. 298 с.

6. Ритуал и социальные изменения / под ред. Го Юйхуа. Пекин: Социальные науки, 2000. 383 с.

7. Се Цянь. Древняя китайская религия и музыкальная культура. Пекин: Сычуаньское нар. изд-во, 1997. 281 с.

8. Цзоу Чанлинь. Китайская культура этикета. Пекин: Социальные науки, 2000. Т. 1. 294 с.

9. Чжу Сяосинь. Древние китайские ритуальные системы. Пекин: Изд-во Шану Иньшуа, 2007.

Рукопись поступила в издательство 6 апреля 2011 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *