Мост где убили немцова на карте
Перейти к содержимому

Мост где убили немцова на карте

  • автор:

Мост Немцова в Москве

c36f8580d2547613020f978f87708437df473478

Первые цветы появились 28 февраля, на следующий день после гибели политика, на мосту, где в Немцова стреляли, уже была гора цветов, а также в большом количестве фотографии погибшего, плакаты, иконы, лампадки, российские флаги с траурными лентами. Мемориал в те дни протянулся на более чем 120 метров (на всю длину парапета в сторону Васильевского спуска); многие не могли протиснуться сквозь толпу и оставляли цветы на отдалении от центра мемориала. Во многих городах прошли акции протеста.

KMO 147643 00250 1 t218 153719

С первых дней после убийства появилось предложение о переименовании Большого Москворецкого моста в Немцов мост, но оно не было принято властями.

В дальнейшем это название перешло на возникший на мосту стихийный мемориал, которое в картах Яндекса так и называется, Немцов мост.

image 17

27 февраля 2023 года исполняется 8 лет, как был убит политик Немцов. В течении всех восьми лет волонтеры приносят на мост фотографии и цветы, дежурят по очереди возле народного мемориала практически каждый день.

Прерывались вахты памяти только на время пандемии и то в первые три месяца. Помимо фотографий на мемориале стоит табличка с отсчетом дней после смерти политика.

c36f8580d2547613020f978f87708437df473478 1

Первые пять лет цветы и фотографии стояли каждый день, после пандемии народный мемориал работает по понедельникам, средам и пятницам и в выходные дни-не хватает народа для вахт памяти, посвященных Борису Немцову.

IMG 20230226 152925

Поначалу московские власти противились тому, что на мосту собираются люди, приносят цветы и первые пару лет даже пытались бороться с народной любовью к политику, но потом смирились. За три дня до годовщины смерти Бориса Немцова власти выставляют для предотвращения беспорядка возле мемориала патруль с полицейскими.

Волонтеры дежурят возле импровизированного мемориала, потому что иногда находятся противник того, что фотографии политика стоят на мосту. Так в первый год волонтера по имени Иван Скрипниченко даже избили до смерти за то, что он не дал убрать фото. Теперь фото Ивана тоже стоит на мосту, рядом с фотографиями Немцова.

IMG 20230226 153332

Было бы логичным повесить мемориальную табличку на мосту, но московские власти почему-то не разрешают ее повесить, хотя было собрано 63 тысячи подписей людей.

Комиссия Мосгордумы по монументальному искусству признала нецелесообразной установку мемориальной таблички Борису Немцову на месте убийства политика на Большом Москворецком мосту. Мост-это сложное сооружение транспортного назначения, входящим в улично-дорожную сеть и установка мемориальной таблички на узком тротуаре небезопасна, пешеходам при скоплении народа у мемориала будет не пройти.

Памятники положено делать в парках, скверах, но почему-то памятник Немцову за эти годы так и не поставили.

Депутата Госдумы РФ Дмитрий Гудков как-то поднял вопрос об установке памятника убитому в столице Борису Немцову, но мэрия Москвы ответила отказом на это предложение: «Поставить памятник можно только через 10 лет после смерти того или иного деятеля в случае, если нет прямого указания президента или мэра Москвы».

IMG 20230226 151603

Так и стоит «Народный мемориал» в начале Большого замоскворецкого моста, с напечатанными фотографиями на принтере и цветами в вазах от волонтеров, к которому периодически подходят люди и приносят цветы. Все таки, как человек, Борис Немцов был отличным.

Шесть лет назад убили Бориса Немцова. С тех пор его именем называют улицы и скверы, но только не в России

Шесть лет назад убили Бориса Немцова. С тех пор его именем называют улицы и скверы, но только не в России

27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве убили политика Бориса Немцова. По обвинению в убийстве в 2017 году были осуждены пять человек. Непосредственного заказчика суд так и не назвал. Европейский парламент в своей резолюции назвал гибель Немцова «самым громким политическим убийством в новейшей истории России». В последние годы по всему миру появляются скверы, улицы и площади имени Бориса Немцова. В России официальных мест, которые бы получили имя убитого оппозиционера, нет. В качестве исключения можно назвать только Немцов мост — народный мемориал на месте преступления.

Где уже есть площади и скверы Немцова

27 февраля 2020 года в Праге официально переименовали площадь Pod kaštany (Под каштанами), на которой находится посольство РФ в Чехии, в площадь Бориса Немцова. Такое решение ранее принял городской совет Праги «в контексте с соответствующей петицией, подписанной 4,5 тысячами жителей».

Площадь Pod kaštany в Праге

Есть площадь Бориса Немцова в Вашингтоне, она находится перед зданием посольства России. Решение о переименовании места было принято в 2017 году.

Площадь Бориса Немцова в Вашингтоне

В мае 2018 года городской совет Вильнюса решил назвать сквер перед посольством России на улице Латвю именем Бориса Немцова. В церемонии открытия в том числе участвовали министр иностранных дел Латвии и мэр Вильнюса.

Сквер Немцова в Вильнюсе

В ноябре 2018 года скверу возле российского посольства в Киеве было присвоено имя Бориса Немцова.

Сквер в Киеве

В первые же дни после убийства Бориса Немцова появилось предложение о переименовании Большого Москворецкого моста в Немцов мост, но оно не было принято властями столицы. В дальнейшем на этом месте появился стихийный народный мемориал. Несколько раз его полностью уничтожали.

Народный мемориал на Москворецком мосту

Попытки увековечить Немцова в России

В 2015 году депутат городской думы Дмитрий Головин предложил присвоить одному из объектов Екатеринбурга имя оппозиционного политика Бориса Немцова. Это могла быть новая улица, площадь, сквер, проспект или шоссе. Инициативу Головина поддержал мэр города Евгений Ройзман. Однако депутаты гордумы не одобрили инициативу: народные избранники объяснили свое нежелание называть улицу в честь оппозиционного политика тем, что Немцов не имеет отношения к Екатеринбургу. В 2018 году движение «Открытая Россия» в рамках федерального проекта «Великие имена России» предложило назвать аэропорт Нижнего Новгорода в честь губернатора Нижегородской области Бориса Немцова. В итоге аэропорт Стригино стал носить имя Валерия Чкалова. В 2019 году жители поселка Матвеевка в городе Домодедово Московской области попытались присвоить безымянной улице имя Бориса Немцова, но столкнулись с неприятием со стороны властей и от идеи отказались. Переименовать улицу в честь убитого Немцова предлагали в Москве, Ярославле, Лондоне и Таллине.

Митинги памяти Бориса Немцова

Традиционно в день убийства Бориса Немцова проходят митинги и шествия в его честь. Но в этом году их не стали проводить из-за коронавирусных ограничений. Вместо них в Москве чиновники разрешили участникам акции приносить цветы к месту убийства оппозиционера, но без политических лозунгов и с соблюдением социальной дистанции. В других регионах страны проходят «вахты памяти»: жители приносят цветы к фотографиям Бориса Немцова, установленным в определенных места. В Екатеринбурге это памятник Татищеву и де Геннину. Кроме того, в этот раз к дню годовщины убийства Немцова приурочили пикет «Я выхожу! За убитых и репрессированных! За справедливость и возмездие!». В Екатеринбурге эта акция должна была начаться в 14:00 у Дворца молодежи, но на нее никто не пришел.

Главная новость по теме

В Екатеринбурге проходит вахта памяти Бориса Немцова. Фоторепортаж

В Екатеринбурге количество участников акций постепенно сокращается. Если в 2015 году почтить память политика собралось около ста человек, то в 2017-м — уже 25. В 2019 году в центре Екатеринбурга организовали «Вахту памяти». За первые сорок минут возложить цветы к портретам Бориса Немцова пришли трое пенсионеров. 27 февраля 2021 года акция тоже оказалась немногочисленной — за час к площади Труда с цветами одновременно пришли всего 10 человек.

Девять лет, несмотря ни на что, волонтеры продолжают нести вахту у стихийного мемориала на «Немцовом мосту»

«Политзаключенные спрашивают: как там мост? Стоит? Нет?»

Ровно девять лет назад в центре Москвы был застрелен политик Борис Немцов. Ночью, на Большом Москворецком мосту, рядом с Кремлем. Той же ночью на мост приехали его соратники, близкие, друзья. Утром на месте убийства были уже горы цветов, портреты политика, красные лампадки, черно-белые таблички «БОРИСЬ». Где-то между охапок гвоздик выглядывали зеленые листовки с призывом прийти на марш «Весна», одним из организаторов которого был Немцов.

Марш должен был состояться 1 марта в Марьино, власти Москвы согласовали его лишь в спальном районе столицы. Но вместо него прошел траурный марш памяти Бориса Немцова. Его московские власти разрешили провести в центре Москвы.

Так на Большом Москворецком мосту образовался мемориал — еще долго, каждый день, люди приносили цветы, свечи и фотографии. Пока 24 марта мемориал не разгромили активисты провластного движения SERB. Табличку «Немцов мост» замазали краской, рамки с фотографиями разбили, охапки цветов растоптали и выбросили. «Естественно, мы туда вернемся и повторим акцию», — заявил тогда лидер «сербовцев» Гоша Тарасевич и добавил, что мост — это общественное место, которое «нельзя превращать в гадюшник». После этого нападения на мосту волонтеры организовали дежурства, чтобы защищать мемориал. Девять лет они продолжают эти дежурства. Некоторые из волонтеров за это время ушли из жизни, на смену им пришли новые.

Все эти девять лет они подвергались избиениям и оскорблениям, после каждого нападения и осквернения места памяти им приходилось заново восстанавливать мемориал. Они стоят на Большом Москворецком — «Немцовом» — мосту почти круглосуточно, меняют воду в цветах, чистят снег, следят за тем, чтобы мемориал не мешал прохожим.

И разговаривают с теми, кто пришел поговорить.

И молчат с теми, кто пришел помолчать.

Они рассказали «Новой газете Балтия», почему это нужно им и всем остальным.

Текст был впервые опубликован на сайте «Новой газеты Балтия».

«После начала войны агрессия по отношению к нам сильно выросла, а сейчас сильно снизилась»

— Первый раз я пришла туда в ночь, когда убили Немцова. А осталась на девять лет, — рассказывает мне Ольга [имя изменено по просьбе героини.Прим. ред.], она — из числа старожилов мемориала, — В ту ночь я не могла оставаться дома. Я поехала на Манежную площадь. Было три часа ночи, помню, один парень где-то нашел гвоздики, и мы их возложили.

Ольга рассказывает, что дежурства возникли позже. Сначала всё было спокойно. Люди приносили цветы, бывало, два-три букета каждый день, дважды в неделю на мосту проходили субботники — волонтеры старались убрать увядшие цветы, очистить проход для тех, кто шел по мосту мимо. Всё было нормально, пока 24 марта на мемориал не пришли «сербовцы». Цветы поломали. На портрете Немцова оставили листок с надписью «Предатель интересов России». Волонтеры моментально собрались и всё восстановили. Выбросили оскорбительные листовки. А люди принесли свежие цветы.

28 марта мемориал снова был зачищен. Он вдруг стал вызывать недовольство у работников учреждения «Гормост». Ночью неизвестные в черных куртках с капюшонами упаковали цветы в черные мусорные мешки и увезли. Но люди снова восстановили мемориал — буквально через несколько часов. Заместитель мэра Москвы по вопросам ЖКХ Игорь Пергаменщик тогда, будто оправдываясь, заявил, что московские власти не причастны к разгрому мемориала, а работники учреждения «Гормост» убирают с места убийства Бориса Немцова только увядшие цветы.

— После этих нападений мы начали дежурить, — вспоминает Ольга. — В первые десять дней я дежурила пару раз, героических ночей в то время у меня не было. Хотя вообще ночью дежурить очень тяжело. Как сказать, почему я пошла… Как сказал мне мой напарник по мосту — нельзя убивать людей.

У меня внутри был протест против этого убийства. Против того, что это было сделано так нагло. В таком месте.

После первых дней дежурства Ольга ушла с моста, говорит: «Были мысли: сколько уже можно стоять. Было очень тяжело физически». Но подруга (на тот момент еще не подруга, а напарница по дежурствам) написала: «Возвращайся, нужна помощь». И Ольга вернулась. Потом прекращала дежурства еще однажды. И снова возвращалась.

— Интересная вещь: все эти девять лет я наблюдаю за людьми, которые проходят мимо. Девять лет назад агрессия обычных прохожих зашкаливала по отношению к нам, к Немцову. Могли бросить какие-то реплики, какие-то оскорбительные слова. Но постепенно напряжение снижалось. Линейных процессов нигде не бывает — ни в природе, ни в обществе. После начала войны агрессия к нам опять выросла, а сейчас снова сильно снизилась. Сейчас такие положительные эмоции на дежурстве… Никогда таких не было. К мемориалу приезжают люди со всей России. Очень часто из каких-то далеких поселков, городов. Они знают, что в Москве есть Немцов мост. Знают, что они — не одни. Кто-то там на мосту стоит. Во время разговоров я понимаю, что мы нужны. Это психологически для людей очень важно. Естественно, мы важны и для москвичей. Когда я раньше дежурила по ночам… Иногда придет человек и говорит мне: «Мне поговорить не с кем. Пришел к вам». Отдушина.

Ольга секунд на двадцать задумывается перед тем, как ответить на мой вопрос о том, почему на девятый год она всё еще выходит на мост. Потом говорит: «Я — человек немолодой. И я надеюсь, что когда-то у меня будут внуки. Я не хочу, чтобы мне было перед внуками стыдно за то, что… За то, что пока такое делалось в стране — я ничего не делала. Что-то мне нужно делать».

Ольга вспоминает множество нападений на волонтеров. Вспоминает, как у них вырывали сумки, как закидывали мусором, как отталкивали и сгребали цветы в мешки. В ночь на 8 сентября в 2018 году на дежурных моста снова напали «сербовцы». Они начали избивать людей, выбили из рук телефоны, облили фекалиями личные вещи — сумки, одежду. Тут Ольга неожиданно добавляет: «Но в то дежурство вот что было положительного: во время этого нападения, в три часа ночи, в самую кульминацию, вдруг из ниоткуда появились какие-то парни, прохожие, и бросились нас защищать. Молодые. Лет по 18 им было, может, по 20».

Про отношение полицейских она говорит так: «Полиция четко выполняет приказ. У них есть приказ задержать — они задерживают. Нет приказа — они лишний раз шевелиться не будут. Я на днях была на мосту. Смотрю: прямо у мемориала стоят полицейские. Они обычно чуть поодаль стоят. А тут прямо на мемориале. Я стала подходить — они, увидев меня, отошли, ничего не сказали. Смотрели, что я делаю, но ничего не говорили, не делали. Полицейские — тоже разные. Мы как-то, еще до ковида, дежурили ночью с напарником. На мосту стояла полицейская машина — кто-то из власти должен был проезжать. Капитан с шофером прогуливался рядом. Потом он шофера отослал. И мы полночи с ним разговаривали. Он жаловался на жизнь, на службу, на то, на другое. Всё по-разному у людей. Так же, как и везде.

До пятой годовщины мы дежурили без перерывов. Перерывы бывали, когда нас насильно забирали. Потом из-за ковида в 2020 году мы прервали дежурства. А потом так вышло, что мы не сумели собрать всех дежурных: кто-то переболел и не мог, кто-то уехал. Мужчины, особенно кто помоложе, боятся, чтобы не задержали и не отправили в армию. Поэтому так… Но мы всё равно стоим».

Мужчина на месте убийства Бориса Немцова в центре Москвы, 2 марта 2015 года. Фото: Сергей Ильницкий / EPA

Мужчина на месте убийства Бориса Немцова в центре Москвы, 2 марта 2015 года. Фото: Сергей Ильницкий / EPA

«Людям важно побыть в молчаливом диалоге»

«Я начала дежурить первого апреля 2015 года, — рассказывает мне Евгения [имя изменено.Прим. ред.]. — Накануне я приносила цветы на мемориал, в ночь его разгромили. Первого апреля он опять восстановился — были горы цветов, от автобусной остановки. Мы начали заниматься цветами, приводили место в порядок, чтобы мемориал не был бесхозным. Чего только ни было за эти годы… Начальник «Гормоста» постоянно создавал нам трудности: каждый вечер они присылали то каких-то мойщиков, которые мыли асфальт, то машины, которые посыпали тротуары песком. Нам приходилось перетаскивать мемориал в разные стороны, потом возвращать — просто струи песка уничтожили бы все цветы.

А потом пошли «нодовцы». Нападений было великое множество. Когда мы подсчитывали — мы насчитали где-то восемьдесят нападений. Одно время было даже раза по два в сутки, в основном ночью. Однажды дежурили летней ночью, к нам подъехала полиция с «Китай-города», говорят: «Был анонимный звонок, что на мосту пьяная драка». А нас там четыре божьих одуванчика стоит. Нас забрали в участок. Выпустили в шесть утра. Ничего уже не было на мосту. Совершенно был пустой».

Пик нападений, по словам Евгении, пришелся на 2016–17 годы: «Дошло до того, что одному дежурному у нас сломали стопу. Какие-то люди его толкнули, уронили и со всей силы наступили на ногу. Тогда группа наших волонтеров пошла к начальнику «Гормоста», показали ему видео, как бригадир «Гормоста» гонится за нашими дежурными. После этого всё вроде стихло. Набеги всё равно продолжались, но уже не такие интенсивные. Боюсь сказать, что им стало стыдно. Может быть, это были происки бригадира, который нас ненавидел.

Политическая повестка всё время менялась, возникали какие-то новые болевые точки для власти. Может быть, они уже поняли, что невозможно так. Ведь после каждого налета цветов становится только больше.

Налеты — это триггер, люди возмущаются, читают наши посты, видят разграбленный мемориал, остатки цветов, которые валяются как мусор».

О том, что прохожие и полицейские стали относиться к мемориалу терпимее, Евгения говорит с осторожностью: «Такое впечатление, что не то что они смирились… Но есть же среди них нормальные люди. Может быть, знают, что мемориал столько времени существует, и у них тоже какое-то уважение появилось. Не хочу я точно говорить об отношении власти, потому что в любой момент, если будет приказ и команда, всё резко поменяется».

В какой-то момент мемориал Немцову стал и местом памяти его погибших единомышленников. Первым появился портрет Павла Шеремета. «Когда погиб Павел Шеремет [тележурналист, погиб в Киеве 20 июля 2016 года в результате взрыва автомобиля.Прим. ред.], у нас на мемориале появился портрет Шеремета. Я дежурила, когда было 40 дней со дня убийства Бориса Немцова, — Павел Шеремет приходил сюда, мы с ним говорили. Когда умирали люди, близкие по духу Борису Немцову, здесь всегда появлялись портреты этих людей: Лев Рубинштейн, мама Бориса Ефимовича Дина Яковлевна Немцова, Алексей Навальный».

Вопрос о том, почему Евгения продолжает дежурства спустя девять лет, тоже заставляет ее задуматься: «Знаете, наверное, потому что есть люди, которым важно, чтобы эта точка была. Раз уж мы назвались волонтерами — мы не можем это оставить».

«Приходил мальчик однажды, — вспоминает Евгения,

— Я никак его не могу забыть. Он стоял напротив главного портрета Немцова, и у него плечики тряслись. А мальчику — 13–14 лет. Он стоял и плакал. Много молодых людей сюда приходит, молча стоят.

Кто-то сядет напротив. Им важно побыть в этом молчаливом диалоге. Мы не подходим, не беспокоим их. Если к нам кто-то обратится — мы поговорим.

Я помню, подошли как-то два молодых человека, они мне запомнились. Один — откуда-то из Ростовской области. У него товарищи ушли на СВО, но это я потом от него узнала. А тогда мы смотрим: подошел парень, сел на парапет. Мы занимаемся своими делами, приводим мемориал в порядок. Пока мы занимались делом, он выпил бутылку водки. Бутылка рядом с ним стоит, он сидит на парапете, соскакивает и кричит: «Что мне делать? Делать мне что? У меня все там. Все там. Как это возможно?»

Ему некуда было прийти. Он пришел сюда. Мы с ним потом поговорили, его Даниил зовут. У него близкие по ту сторону фронта.

Немцов мост — это уже место, где не только убили Бориса Немцова. Это место, где люди собираются по важным тревожным событиям.

Я как-то считала: за эти девять лет уже шестерых человек, наших волонтеров, нет в живых. Многие по возрасту уходят. Мы тоже такие старички остались, всем около семидесяти. Но меня очень радует, что нам на смену всё же приходят молодые, надежные».

Верные стражи «Немцова моста»

На сайте «Немцова моста» оставлены записи о волонтерах, которых уже нет в живых.

«Сегодня ночью умер наш бывший волонтер и защитник Мемориала Сергей Иванович Шевченко, ему было всего 63 года. Сергей пришел к нам где-то в декабре 2015 / январе 2016 года, более полугода дежурил в ночь, потом вечером. Где-то весной / летом 2017 у него диагностировали опухоль мозга. Сергей сделал операцию, потом была химиотерапия, но ничего не помогло. Сегодня ночью он умер».

«Ушел хороший человек, дежурный Немцова моста, поэт Алексей Михеев. Добровольно, по собственному выбору, ушел из жизни. Очень обидно. Нет слов».

«Только что узнала о том, что ушел Владимир Иванович Федчук, волонтер Немцова моста, дежуривший там в выходные с «Солидарностью»… Почему-то я недавно его вспоминала, и в связи вот с чем. На Немцовом мосту к нам подходит много разных людей. Как-то летом по мосту проходила подвыпившая дамочка, которая начала кричать нам, чтоб мы убирались отсюда, и при этом разбрасывать цветы. Я ей сказала кое-что. Через неделю она пришла с цветами, якобы загладить ущерб. На мосту как раз оказался Владимир Иванович. Цветы-то она отдала, но начала допрашивать нас, по какому такому закону мы тут стоим? «Деды воевали», а мы америкосам продались? Я не знаю, как бы я смогла с ней спокойно разговаривать после произошедшего. Но Владимир Иванович взял ситуацию в свои руки и начал спокойную беседу. Он так интеллигентно и образно говорил с ней, был так убедителен, что дамочка слушала, как загипнотизированная. И, хотя в ее облике сквозило недоверие, всё равно чувствовалось, что Владимиру Ивановичу удалось чем-то ее зацепить. Я была так ему благодарна! И думала, что мне еще многому надо учиться! Ведь наша задача — не только цветы беречь, но и с людьми разговаривать. Я мало видела таких людей, как Владимир Иванович, чтоб могли любой отравленный мозг хоть немного полечить, своей эрудицией, спокойствием, уважительным отношением к ЛЮБОМУ человеку. Он 1938 года рождения и для своих восьмидесяти держался молодцом. Умер дома в одиночестве. Светлая память…»

«Владимир Иванович дежурил с самого начала Мемориала. Это начало апреля 2015 года. На мосту тонны цветов. Гормост начинает помывку. В дождь. И Владимир Иванович наравне со всеми перетаскивал мемориал туда-обратно. На плечи накинул мешок, а обувь его разбухла от воды. Красивый человек, интересный в общении, преданный своим взглядам, верный страж Немцова моста».

Ваня Скрипниченко

С августа 2017 года рядом с портретом Бориса Немцова неизменно стоит еще один портрет. Волонтера, охранявшего память убитого политика. Ивана Скрипниченко.

Всё произошло, когда была дата — 900 дней со дня гибели Бориса Немцова. Вечером 15 августа. Обычно Иван дежурил по ночам, но в тот день решил прийти пораньше — встретиться с друзьями, с другими волонтерами, вместе почтить память Немцова, зажечь свечи.

Фото волонтёра Ивана Скрипниченко на Большом Москворецком мосту, 22 июня 2017 года. Фото: nemtsov-most.org

Фото волонтёра Ивана Скрипниченко на Большом Москворецком мосту, 22 июня 2017 года. Фото: nemtsov-most.org

— Мы все собирались на минуту молчания, но Ваня пришел чуть раньше, — рассказывала в интервью «Новой газете» волонтер Тамара Луговых. — По словам Вани, как он сам мне потом рассказывал, он стоял на мосту спокойно. Проходила мимо пара, мужчина и женщина. Мужчина был здоровенного роста, очень крупный. И немного подвыпивший. Он стал приставать к Ване: «Зачем вы здесь стоите? Вы что, Путина не любите?» Ваня — очень спокойный, адекватный человек, и он спокойно ему ответил: «А почему я должен любить Путина? Он что, девушка, чтобы его любить?»

Мужчина сорвал с Ивана кепку и выбросил на лестницу возле мемориала. «Ваня хотел ее поднять и тут же получил страшный удар в лицо и упал затылком на асфальт. Он был спортсменом, занимался альпинизмом и боксом, и мог бы отразить нападение, если бы ожидал его… Но он не распознал вовремя угрозы, потому что сам был очень мирным и доброжелательным человеком.

На мосту во время дежурств были разные опасные ситуации, и опытные волонтеры знают, что в таких случаях спасает именно юмор, чтобы избежать силового сценария.

И вот на невинную шутку был такой ответ. Роковой для Вани. С этого дня пошел отсчет последних дней его жизни…» — вспоминает Тамара Луговых.

В НИИ Склифосовского Ивану поставили диагноз — перелом носа, сотрясения мозга нет. Уже через три дня он вернулся к дежурным. Под глазами были черные гематомы. Лицо — отекшее, в кровавых ссадинах.

Позже теща Ивана рассказала, что через несколько дней он пошел к ЛОРу в районную поликлинику: «Там девушка, молодая врач, дала направление, сделала снимок еще раз и направила всё-таки в больницу №29». Ивана госпитализировали вечером 22 августа. На следующее утро в справочной больницы родственникам сказали, что «случилось ужасное»: Ивану резко стало плохо, он упал в столовой и через несколько минут сердце остановилось. Ивану было 36 лет.

В полиции сообщили, что не нашли нападавшего. А в Следственном комитете заявили: инцидент, произошедший на мосту — «драка», а не нападение. Причиной смерти была названа — кардиомиопатия. Болезнь сердца, которая может привести к смерти в результате закупорки сосудов.

Люди продолжают класть цветы на мост, где был убит Борис Немцов, рядом с Кремлем, 10 марта 2015 года. Фото: Sefa Karacan / Anadolu Agency / Getty Images

Люди продолжают класть цветы на мост, где был убит Борис Немцов, рядом с Кремлем, 10 марта 2015 года. Фото: Sefa Karacan / Anadolu Agency / Getty Images

«Политзаключенные спрашивают: как там мост?»

Совсем недавно, 18 февраля, на Немцовом мосту задержали троих волонтеров. Полиция нашла у них в рюкзаках фотографии Алексея Навального.

— Одному нашему волонтеру дали 15 суток, другому — 30 суток, у третьего, скорее всего, будет штраф, — рассказывает Ольга. — Пожалели 80-летнего пожилого человека.

— Конечно, за эти годы бывало такое, что страшно выходить к мемориалу. И если начнутся репрессии против моста — конечно, дежурства прекратятся,

— говорит Ольга. — Но пока есть возможность выразить солидарность со многими людьми. Несколько нынешних политзаключенных — это наши дежурные. Тот же Алексей Горинов [муниципальный депутат Красносельского района Москвы, осужден на семь лет лишения свободы по статье «о фейках» за антивоенные высказывания.Прим. ред.], Михаил Кригер [участник движения «Солидарность», осужден на семь лет по обвинению в оправдании терроризма за публикацию в социальной сети.Прим. ред.]».

Волонтер «Немцова моста» Евгений Мищенко сегодня находится в СИЗО. Его задержали в сентябре 2023 года. Задержали по обвинению в участии в деятельности террористической организации (часть 2 статьи 205.5 УК) — в легионе «Свобода России». Мищенко вину признал. В комментарии «Медиазоне» он рассказывал, что «там был внедренный агент, [который] подыграл моим чувствам»: «Я выходил на связь с этой организацией, легион «Свободная Россия», это бесполезно отрицать, это действительно так».

В суд Евгению вызвали скорую помощь — выяснилось, что при задержании ему сломали три ребра.

«Они все очень много спрашивают в письмах: «Как там мост? Стоит? Нет?» — рассказывает Ольга — Это даже для них важно».

Полицейские охраняют Большой Москворецкий мост перед Кремлем возле места, где был убит Борис Немцов, 20 февраля 2021 года. Фото: Михаил Светлов / Getty Images

Полицейские охраняют Большой Москворецкий мост перед Кремлем возле места, где был убит Борис Немцов, 20 февраля 2021 года. Фото: Михаил Светлов / Getty Images

Вечная память

27 февраля, 2024 год. Девятая годовщина убийства. На Большом Москворецком мосту — десятки людей с розами и гвоздиками, перевязанными лентами «Вечная память». Очередь из желающих возложить цветы. Портрет Немцова. Полиция не мешает. Но просит не стоять с плакатами.

Одна из волонтеров напишет: «Мое дежурство закончилось. Иду к остановке автобуса. За мной идут два мужика, скорее всего, «эшники». Они заботливо ждут, когда я сяду в автобус. Нет, ну когда еще немолодую женщину будут провожать до автобуса двое мужчин».

В 23:31 на мосту состоится минута молчания. Ровно в это время девять лет назад был убит бывший вице-премьер правительства России, первый губернатор Нижегородской области, политик Борис Немцов.

Человек, который любил Россию.

Автор: Софья Орлова

«Немцов мост» и его стража

Москвичи уже полгода поддерживают мемориал на Москворецком Мосту, где был убит Борис Немцов

Недавно в Мюнхене неизвестные разгромили и сожгли мемориал памяти Бориса Немцова рядом с консульством России. Создатели мемориала, местные жители, уже обратились с заявлением в полицию и установили рядом с местом памяти камеру наблюдения.

В Москве, на месте убийства Бориса Немцова, уже давно несут дежурство добровольцы – они защищают «народный мемориал» от вандалов и городских служб. День и ночь со «стражами моста» провел Вадим Кондаков.

Среди людей, идущих по Большому Москворецкому мосту, деловито снует человек — в жилетке цвета хаки, с совком и веником в руках.

«Стараемся, несмотря на погоду, держать идеальную чистоту — чтобы не было никаких лишних нареканий со стороны коммунальщиков, властей», — говорит Надир.

Он, как и другие добровольцы – это новая русская загадка: метут – но не дворники, охраняют – но не сторожа. Просто граждане, которые хранят память о Борисе Немцове.

«Россия потеряла великого человека, понимаете? Для нас он вообще святой! Потому что он принял мученическую смерть за Россию, за свободу, за свой народ», – говорит правозащитник, волонтер Надир Фатов.

Большинство проходящих мимо с интересом разглядывают фотографии и таблички, лежащие на асфальте. Но случается, приходят и те, кому все это не нравится.

«Их бесит, что люди сюда приносят цветы, свечи, портреты. Начинают ногами разбрасывать букеты, акты вандализма, плюют иногда», – рассказывает Надир Фатов.

Уже несколько раз на волонтеров нападали неизвестные. Как на этих кадрах: вдруг ниоткуда появляются мужчины и женщины с георгиевскими ленточками и буквально разоряют народный мемориал. А полиция при этом спокойно наблюдает за происходящим.

«Стражи моста», как их уже окрестили, к таким набегам привыкли. Что говорить, если даже вполне официальная городская структура – «Гормост» под видом наведения порядка тоже проводит свои «спецоперации».

Пока мы беседуем, холодный северный ветер продувает буквально насквозь. Но Надир говорит, что он готов дежурить здесь до тех пор, пока столичные власти не установят на месте убийства Немцова хоть какой-то памятный знак.

«Мы уже готовимся к зиме, закупаем валенки, тулупы, термобелье. Пока есть возможность, мы будем сюда приходить», – говорит Надир.

Таких «стражей», как он – около ста человек. У них есть график дежурств и специальный чемоданчик с подручными инструментами – ножницами, зажигалками, скотчем и запасными свечами. Горячий чай приносят из дома. А воду для цветов берут из пожарного гидранта.

На это дежурство Надир пришел еще засветло, а уйдет, когда город уже будет спать. И ночью, в случае опасности, вся надежда только на подручные средства.

Хотя и свисток, и видеорегистратор, и вера в «плотность правоохранительных органов» – это все больше для самоуспокоения. Ведь близость к Кремлю, похоже, уже не является гарантией безопасности. ​

Настоящее Время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *