Волжская булгария что сейчас на этом месте
Перейти к содержимому

Волжская булгария что сейчас на этом месте

  • автор:

Волжская булгария что сейчас на этом месте

Среда, 06 марта 2024
بِسْمِ اللّهِ الرَّحْمـَنِ الرَّحِيمِ «Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!»

  • СМР
    • Документы и заявления СМР и ДУМРФ
    • ДУМРФ
    • Ислам и экономика
    • Исламская экологическая этика
    • Конференции, поездки и встречи
    • Международная деятельность
    • Мероприятия
    • Московская Соборная мечеть
    • Награды и медали СМР и ДУМРФ
    • Награждения и поздравления
    • Новости
    • Персоналии
    • Проповеди
    • Регионы
    • Совет по исламскому образованию
    • Халяль
    • Диалог с мусульманским миром
    • Ислам и общество
    • Мусульманские праздники
    • Столпы Ислама
    • Хадж
    • Ислам Минбаре
    • Электронные СМИ

    Статьи > СМИ об Исламе > Исчезнувшее государство. Историк — о Волжской Булгарии. Публикация газеты «Санкт-Петербургские ведомости»

    Исчезнувшее государство. Историк — о Волжской Булгарии. Публикация газеты «Санкт-Петербургские ведомости»

    Исчезнувшее государство. Историк — о Волжской Булгарии

    Исчезнувшие в древности государства — сюжет, который всегда был и остается интригующим. Как, почему они исчезли, какую память о себе оставили? Одним из таких навеки сгинувших государств, находившихся почти тысячу лет назад на территории современного российского Поволжья, была Волжская Булгария. Наш собеседник, доцент СПбГУ, кандидат исторических наук Роман НАЛИВАЙКО полагает, что сохранять память о ней не менее важно, чем о русских княжествах, тем более что и появилась Волжская Булгария даже раньше Киевской Руси.

    — Роман Алексеевич, начнем с самого, пожалуй, очевидного вопроса: случайно ли созвучие «Булгария» и «Болгария»?

    — Абсолютно не случайно, поскольку речь идет про один и тот же народ, который произошел из так называемой Великой Болгарии. Об этом чуть позже, а сейчас — собственно о созвучии названий.

    Речь о вариациях звуков «о» или «у». Здесь все зависит от языков, на которых произносится это название. Для древнерусского языка была характерна неполногласная, или, как говорят в лингвистике, редуцированная, «о». Поэтому по‑древнерусски «болгары» и «булгары» звучало почти одинаково, а вот для тюркских языков характерно было полногласное «о», соответственно, у них звучало «болгары».

    В русских летописях вместо «о» стоит твердый знак («ъ»): в кириллице эта буква тогда называлась «ер». Следы этого написания мы видим в современном болгарском языке, где название страны так и указывается: «България».

    Вообще в исторической литературе существует традиция называть государство, существовавшее на Волге, Булгарией, а на Дунае — Болгарией. Хотя иногда встречается и написание «Волжская Болгария». Кстати говоря, ее также именуют «Волжско-Камской Булгарией».

    — Так что же, было две Болгарии?

    — Именно так, и даже больше! Чтобы понять, как все происходило, надо обратиться к IV – V векам нашей эры — эпохе великого переселения народов, нашествия гуннов, которое является рубежом между Античностью и Средневековьем. Как известно, полиэтничная гуннская орда, включавшая в себя тюркские и угорские племена, а затем славянские и германские, пришла из степей Евразии и обосновалась в Центральной Европе. Центром гуннской кочевой империи называют Паннонию — современную Венгрию. Самих гуннов, кстати, также считают тюркоязычным народом.

    Вместе с гуннами, то есть в составе их орды, либо, по некоторым данным, чуть позже в приазовских и причерноморских степях появились тюрки-кочевники, которых ученые называют «праболгарами» или «протоболгарами». Это и были как раз предки тех болгар и булгар, о которых мы будем дальше говорить.

    Существуют разные точки зрения относительно происхождения этнонима «болгары», согласно одному из них, он означает «мятежники отколовшиеся».

    — От кого же они откололись?

    — От той самой гуннской кочевой империи. После ее распада в середине V века булгары, или болгары, стали одним из наиболее сильных локальных объединений кочевников.

    К VI – VII векам исследователи относят появление как называемой Великой Булгарии. Ее территория не имела четких границ и простиралась от Нижнего Дона до предгорий Кубани и от Тамани до междуречья Кумы и Восточного Маныча. Столицей был город Фанагория на нынешнем Таманском полуострове.

    Просуществовала Великая Булгария не очень долго, поскольку, по преданию, после смерти возглавлявшего ее хана Кубрата государство поделили пятеро его сыновей: Батбаян, Котраг, Аспарух, Кубер, Альцек. Каждый из них возглавил свою собственную «орду», и ни у кого из них в отдельности не было сил, чтобы соперничать с досаждавшими им воинственными хазарами. Они тоже были наследниками гуннской кочевой империи и соперниками булгар. В ходе столкновения с ними, последовавшего в 60‑е годы VII века, Великая Булгария прекратила свое существование.

    Часть жителей покорились хазарам, стали их данниками, впоследствии были известны под именем «черных болгар». Аспарух со своей «ордой» ушел на Дунай, и там появилась Дунайская Болгария, известная также как Болгарское царство. Под его владычество попали местные славянские племена, однако со временем болгары слились со славянами и сложилась болгарская нация.

    Еще одна часть обитателей Великой Булгарии переселились в Македонию и Южную Италию и со временем там ассимилировались. Нас же интересуют те болгары, которые ушли на Волгу, где и возникло государство Волжская Булгария.

    — Но там ведь вряд ли были пустые земли?

    — Конечно. Там обитали фин­но-угорские племена, и им пришлось подчиниться болгарам. На территории бывшей Волжской Булгарии к настоящему времени известно около 170 городищ домонгольского времени — это остатки военных крепостей, замков и городов. Наиболее известными еще с X века были города Булгар, Биляр и Сувар. Размеры Булгара составляли 380 гектаров, Сувара — 90 гектаров. Площадь Биляра, который называют столицей Волжской Булгарии, археологи оценивают в 500 гектаров.

    Первое упоминание Биляра в русских летописях — 1164 год, когда Андрей Боголюбский нанес поражение булгарскому правителю, и «утече князь Болгарскыи до Великого города».

    Историки задают вопрос, на который пока нет ответа: почему в русских летописях, описывающих события X — первой половины XIII века, города Волжской Булгарии ни разу не упомянуты под собственными названиями? Булгар фигурирует как «Бряхимов», Биляр — как «Великий город». Кстати, основание Казани, точнее, появление крепости на этом месте, историки также относят к тем временам.

    Для своего времени города Волжской Булгарии были вполне значимыми. Как-никак, через ее территорию проходил Великий Волжский путь. Начинался он на севере, шел через Владимиро-Суздальское княжество, и оно же в наибольшей степени взаимодействовало с Волжской Булгарией. В 1006 году, по свидетельству историка Василия Татищева, между Русью и Волжской Булгарией был заключен торговый договор: булгарские купцы могли свободно торговать на Волге и Оке, а купцы Руси — в Булгарии.

    В то же время Великий Волжский путь постоянно оказывался, говоря современным языком, источником экономических споров между Булгарией и Русью. Кстати, забегая далеко вперед: в течение XVI – XVII столетий, когда англичане, французы, голландцы вступали в отношения с Московским государством, главное, что они хотели получить, — право транзитной торговли от Архангельска до Каспийского моря. То есть фактически по маршруту того самого Великого Волжского пути. И ни разу его не получили, вплоть до XVIII столетия…

    Возвращаясь к Волжской Булгарии. Ее отношения с Русью были разными: то войны, то мир. С Булгарией воевали киевские князья Святослав, Владимир, затем князья Владимиро-Суздальской земли — Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо… Однако войны войнами, а когда на северо-востоке Руси случались неурожаи, зерно приходило именно из Волжской Булгарии.

    Более того, именно к представителям этого государства обратился киевский князь Владимир, когда выбирал веру. Отсюда прибыли послы, представлявшие мусульманскую религию, ведь Волжская Булгария была исламским государством.

    Еще в 919 году правитель Волжской Булгарии отправил посольство к багдадскому халифу Аль-Муктадир Биллах с предложением прислать духовенство для перехода страны в ислам и мастеров-строителей для возведения каменной крепости. Через два года с соответствующей просьбой булгарское посольство прибыло в Багдад. В том же году, 922‑м, хан Алмуш объявил Ислам государственной религией Волжской Булгарии.

    — Почему волжские булгары приняли именно Ислам?

    — Как отмечают исследователи, ближайшая тогда христианская держава — Византия — находилась в союзе с иудейской Хазарией, а против нее булгары собирались вести борьбу. Так что выбор ислама был предопределен складывающейся политической конъюнктурой.

    Важную роль сыграли и активные торгово-экономические контакты Поволжья со странами Средней Азии — Хорезмом и державой Саманидов. Благодаря прямому торговому пути в Среднее Поволжье мусульманские купцы получили доступ к северным товарам в обход Хазарии.

    Да, приняв ислам, булгары оказались достаточно далеко от стран, где его исповедуют, возникла некоторая культурная изоляция. И вот это ощущение «оторванности», нахождение во враждебном окружении не могли не отразиться на общественном сознании булгар. Недаром целый ряд арабо-персидских авторов говорили об их походах на соседей как о «священной войне» против «неверных».

    В русской летописи о визите в Киев послов из Волжской Булгарии упомянуто следующим образом: «приидоша болгаре веры бохъмичи» (славяне называли Мухаммеда — Бохмит). Вообще для древнерусских летописцев «мусульмане» и «булгары» зачастую были синонимами.

    Не обошли эту тему и западноевропейские путешественники, наиболее яркая характеристика содержится в труде фламандского монаха-францисканца Гильома де Рубрука: «Эти булгары — самые злейшие сарацины, крепче держащиеся закона Магометова, чем кто‑нибудь другой»…

    — Хотя Волжская Булгария была сильным государством, пережить монгольское нашествие она не смогла.

    — Это довольно долгая история. В 1219 – 1221 годах монголы разгромили могущественный Хорезм, расположенный на территории Средней Азии и Иранского нагорья. Волжская Булгария, будучи частью исламского мира, имела с Хорезмом тесные контакты и потому была хорошо осведомлена о происходящем.

    Угрозу со стороны монголов она ощущала очень отчетливо. Что, впрочем, не помешало ей в 1223 году успешно их разгромить. Тогда, после битвы на Калке, разбив войска русских княжеств, монголы ушли на восток через земли волжских булгар и потерпели от них поражение. Оно стало исключением на фоне тогдашних успехов монгольской армии.

    Подобного позора монголы не забыли и уже в 1229 году отомстили булгарам у реки Яик (Урал). Спустя еще несколько лет Волжская Булгария была полностью разорена во время Батыева нашествия 1236 – 1237 годов.

    Из источников, которые в свое время собирал историк Василий Татищев, известно, что беженцы из Волжской Булгарии пытались спастись во Владимиро-Суздальской земле, где тогда княжил Юрий Всеволодович. Почему он не принял каких‑то превентивных мер, почему у него не возникло опасения, что его земли могут стать следующей целью монгольского нашествия? Татищев объяснял это тем, что Юрий Всеволодович надеялся на свою силу и был уверен, что сможет отбиться от вражеских полчищ. Закончилось все, как известно, трагически и для самого князя, который погиб в битве с татарами на реке Сить, и для всей русской земли.

    Основные города Волжской Булгарии в ходе Батыева нашествия были разрушены, часть населения бежала. Государство было включено в состав Улуса Джучи (Золотой Орды), первой столицей которого в XIII веке был город Булгар…

    Кстати, именно тогда, во время нашествия монголов, по всей видимости, погибли булгарские письменные источники, поскольку ни один из них не дошел до наших дней.

    — Точно так же, как и на Руси тогда погибло огромное число летописей…

    — Уцелевшие рукописи домонгольской Руси — это крупицы. Кстати, от Золотой Орды до нас ведь тоже не дошло собственных письменных источников. Все, что мы знаем о ней, было написано соседями.

    В литературе можно встретить утверждение, что существует Булгарская летопись XVII столетия («Джагфар Тарихы»), но этот документ фактически равнозначен русской Велесовой книге, то есть это мифический источник, историки считают его откровенной подделкой. Текст, который вдруг появился в XX веке, и нет никаких доказательств, что он существовал ранее.

    Так что основное средоточие наших знаний о Волжской Булгарии — это русские летописи либо восточные хроники, как правило, арабские. И, конечно же, важнейшие — археологические данные. Но они касаются в основном быта. О политической истории государства известно достаточно мало…

    Кстати, заслуживает внимания и такой исторический факт: один из правителей Волжской Булгарии, Альмуш, называл себя «малик ас-сакалиба»: в переводе с арабского «малик» — «царь», «сакалиба» — «славянин». Термин «cакалиба» часто применялся по отношению к славянским рабам в исламских странах, но мог относиться в широком смысле ко всем европейским рабам, которыми торговали жители исламских стран.

    На каком основании Альмуш называл себя именно так — большой вопрос. То ли действительно ему подчинялась часть славянских племен, то ли это было бахвальство, то ли воспоминание о более раннем времени, когда часть славянских племен на самом деле подчинялась булгарам…

    Но что исследователи знают точно, так это то, что историю Волжской Булгарии завершило монгольское нашествие. Печальна была и судьба Дунайской Болгарии: в начале XI века она была завоевана Византийской империей, затем возродилась, но в 1396 году окончательно пала под натиском турок-османов. Как известно, Болгария вернула себе независимость только в результате Русско-турецкой войны 1877 – 1878 годов.

    Тем не менее говорить о тотальном исчезновении Волжской Булгарии, наверное, все‑таки не стоит, поскольку сегодня ее наследниками, продолжателями считают себя чуваши и татары, для них это важнейшая часть национальной идентичности. Более того, лингвисты напрямую выводят чувашский язык из того, на котором когда‑то говорили волжские булгары. А в городе Болгар Республики Татарстан существует даже историко-архитектурный музей-заповедник, посвященный Волжской Булгарии.

    — На ваш взгляд, нет ли в этом какой‑то надуманности, попытки найти какие‑то искусственные исторические корни?

    — Понимаете, это примерно такой же вопрос, как могут ли современные жители Российской Федерации считать себя наследниками не только древних славян, но и, к примеру, скифов и сарматов, обитавших когда‑то на территории нашей страны? В какой‑то степени — могут. Что же касается волжских булгар, то можно, конечно, сомневаться в их «родстве» с чувашами и татарами, но не признавать тот факт, что в Поволжье существовало когда‑то весьма сильное, могущественное государство, невозможно. А оно, напомню, было исламским и представляло собой, несомненно, восточную культуру.

    Не так давно академик РАН историк Александр Чубарьян заявил, что нашей исторической науке пора отказаться от европоцентризма и в полной мере осмысливать исторические связи Руси с восточными цивилизациями. Более того, сейчас готовится новый стандарт школьных учебников, который сделает упор на истории Востока.

    Да, оппоненты могут сказать, что в этом есть определенная политическая конъюнктура, готов даже в чем‑то с ними согласиться. Уверен, что во всем должны быть здравый смысл и золотая середина. Когда ключевые события происходят на Востоке, — конечно, их надо ­изучать, поскольку они, несомненно, оказывали влияние и на нашу страну. Если в определенный момент история вершилась на Западе — значит наше внимание должно быть обращено к нему.

    Вообще, на мой взгляд, нужен комплексный подход к истории страны, когда объектом изучения являются не только собственно русские княжества, но и вся нынешняя территория России. Такой подход дает нам большее понимание происходивших исторических процессов.

    Что же касается волжских булгар, то факт остается фактом: народы, которые ныне считают себя их потомками, являются жителями Российской Федерации. Так что история Волжской Булгарии — это часть предыстории Российского государства. Условно говоря, Киевская Русь, Волжская Булгария, даже Золотая Орда — это все страницы нашего Отечества.

    Газета «Санкт-Петербургские ведомости»

    О ВОЛЖСКИХ БУЛГАРАХ ЗАМОЛВИЛИ СЛОВО

    О ВОЛЖСКИХ БУЛГАРАХ ЗАМОЛВИЛИ СЛОВО

    ФОТО: WIKIPEDIA.ORG

    Автор: Сергей ХОЛОДОВ
    22.08.2023 Все помнят недавнюю историю о том, как московские власти вознамерились соорудить мечеть на берегу Святого озера в районе Косино-Ухтомский. Тогда на защиту озера грудью встала православная общественность столицы. И не только столицы. Чтобы поддержать жителей района, в Косино приезжали люди из других городов России, а в Интернете была развёрнута кампания в поддержку православной святыни. И совместными усилиями ситуацию удалось переломить. Несмотря на угрозы, звучавшие в адрес православных активистов, и громкие заявления ангажированных политиков о покушении на межконфессиональный мир, Святое озеро удалось отстоять. После долгих дебатов столичные власти объявили, наконец, о решении перенести строительство мечети в другое место. И ситуация вроде как нормализовалась. Не успели утихнуть страсти в Косино-Ухтомском, как аналогичная ситуация возникла в другом российском регионе. На сей раз отличились нижегородские власти. Недавно в центре Нижнего Новгорода был заложен первый камень будущей Ярмарочной мечети. Об этом практически не писали СМИ, поэтому для большинства жителей России сие событие осталось незамеченным. Однако вопросов от этого меньше не становится. И самый главный из них заключается в следующем: почему строительство мечети приурочено к 1100-летию принятия Ислама Волжской Булгарией, о чем громогласно заявили местные власти и представители Духовного управления мусульман? И вообще, насколько уместны такие исторические реминисценции? УГРОЗА С ВОЛЖСКИХ БЕРЕГОВ Несмотря на некоторое созвучие, никакого отношения к болгарам Волжская Булгария не имеет. Население Волжской Булгарии – это не славянские, а финно-угорские племена, издревле населявшие Прикамье, в том числе и тот район, где Кама впадает в Волгу. Вот там примерно в X веке и возникло государство Волжская Булгария со столицей в городе Булгар. Сейчас на этом месте плещутся воды Куйбышевского водохранилища. Позднее булгары перенесли столицу своего государства на сто километров к востоку. Новая столица получила название Биляр. Отношения с Русью у Волжской Булгарии сразу не заладились. Булгары неоднократно совершали набеги на русские города – Муром, Суздаль, Устюг и другие. Добычей булгар становились не только меха и разнообразные изделия из металла, но и пленники. Их затем продавали в рабство на невольничьих рынках. В ответ русские князья предпринимали военные походы в Булгарию. С булгарами сражались дружинники Святослава Игоревича, Юрия Долгорукого, Андрея Боголюбского. С конца X по начало XIII века летописи зафиксировали минимум десять больших военных походов против Булгарии. Кстати, именно угроза со стороны русских князей заставила булгар перенести свою столицу в заволжские степи, подальше от реки. И только в 1229 году между Русью и Волжской Булгарией был заключён мирный договор. Однако это не избавило Булгарию от постоянных стычек с новгородскими ушкуйниками. Этим ребятам договоры были не указ. Действовали они жестко, воевали отчаянно и доставляли немало хлопот не только булгарам, но и другим народам Поволжья. ЧВК СРЕДНЕВЕКОВЬЯ Ушкуйниками в средневековой Руси называли отряды наёмников, предназначенных для выполнения всякого рода военных или охранных задач. В переводе на современный язык это нечто вроде частных военных компаний. Особенно популярны ушкуйники были в Новгородской республике. В Великом Новгороде, как известно, власть формально принадлежала народному собранию – вече, но в реальности государством управляли представители влиятельных боярских родов, тесно связанных с купеческими и торговыми кругами. Поскольку своей регулярной армии у Новгородской республики не было, в период серьёзной военной опасности, угрожавшей Новгороду, в город приглашались князья с дружинами из соседних русских земель. Так, в 1240 годы, когда Новгороду угрожали сначала шведы, а потом тевтонские рыцари, в город был приглашён владимирский князь Александр Ярославич, больше известный как Невский. И такие примеры не единичны. А вот для выполнения всякого рода пикантных поручений новгородские власти нанимали и финансировали отряды ушкуйников. Их использовали, например, для охраны торговых караванов, складов готовой продукции, а также для совершения набегов на соседние земли – новгородские купцы не брезговали и такими средствами обогащения. Набеги, как правило, совершались по воде – на небольших парусных лодках. Их называли ушкуями. Отсюда и название наёмников. В XIV веке ушкуйники считались хозяевами Волги. На своих судах они бороздили великую русскую реку, периодически совершая набеги на соседние страны. Особенно любили ушкуйники наведываться в Золотую Орду. В иные годы они умудрялись добираться на своих лодках аж до низовьев Волги, наводя ужас на ордынских ханов. Доходило до того, что властители Орды обращались к русским князьям с настоятельными просьбами утихомирить дерзких разбойников. А в среднем течении Волги, на месте современной Казани и Жигулевских гор, отряды ушкуйников останавливались для отдыха и пополнения запасов продовольствия.

    Кстати, иногда ушкуйники в погоне за добычей занимались и грабежами русских городов. А потому начиная с середины XIV века московские князья пытались пресечь эту вольницу. Покончить с ушкуйниками удалось только в конце XV века, после присоединения Новгорода к Москве и образования единого Русского государства. Однако часть ушкуйников перебралась на Дон и нижнюю Волгу, часть бежала в Запорожскую Сечь. Именно ушкуйники стали основой для формирования нового служилого сословия – казачества. Правда, этот процесс растянулся на столетия. Правительству понадобилось немало усилий, чтобы вытравить из казаков бунтарский дух, направить казацкую удаль на службу Российскому государству. В целом эта задача была решена лишь к началу XIX века. Фото_15_22_Бул.jpgКазаки переняли от своих предшественников – новгородских разбойников – не только любовь к разгульной жизни, но и многие детали быта и лексику. Так, например своих командиров ушкуйники называли ватаманами. Нетрудно догадаться о происхождении слова «атаман», столь популярного в казачьей среде. Знаменитые казацкие суда – струги – тоже были, по всей видимости, позаимствованы у ушкуйников. Небольшие плоскодонные парусные суда, на которых ушкуйники легко преодолевали сотни и даже тысячи вёрст по Волге и её притокам, стали неотъемлемой частью быта и волжских, и запорожских казаков. На своих стругах запорожские казаки пересекали Чёрное море и доходили аж до Стамбула. А сподвижники Ермака на таких же стругах легко разгромили орду сибирского хана Кучума, захватили его столицу в нижнем течении Иртыша и присоединили к России огромные территории к востоку от Урала. ИСЛАМ В ОБМЕН НА ДРУЖБУ Но вернёмся к Волжской Булгарии и принятию Ислама. Примерно в 922 году волжские булгары действительно стали мусульманами. Но случилось это не столько по зову сердца, сколько по причине более прозаичной. В те времена главными врагами Волжской Булгарии были хазары. Они считали эти земли сферой своего влияния и постоянно вмешивались в дела булгар. Первым, кто открыто выступил против хазар, стал булгарский хан Альмас. В борьбе с Хазарией он активно искал надёжного союзника. И такой союзник нашёлся. Им стал арабский халиф Муктадир, империя которого простиралась от Испании на западе до Аравийской пустыни на востоке. Арабский халифат в X веке был одним из самых мощных государств мира. Причём, взоры арабских халифов обращались и на просторы Поволжья. И когда булгары попросили у арабов помощи против хазар, те потребовали взамен принять Ислам. Вот так булгары и стали мусульманами. Правда, через сорок лет русский князь Святослав Игоревич наголову разгромил Хазарию, избавив волжских булгар от постоянной угрозы с юга. И договор с арабскими халифами потерял для булгар свою актуальность. Однако Ислам всё-таки остался в качестве государственной религии Волжской Булгарии. ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОЕ ИГО Когда орды татаро-монголов пришли в Поволжье, первым государством на их пути стала Волжская Булгария. Монгольских ханов не смутило то обстоятельство, что Булгария была мусульманской страной. По своей привычке уничтожать всё на своём пути, татаро-монгольские орды разграбили булгарские города и поубивали значительное число их жителей. В результате в середине XIII века Волжская Булгария вошла в состав Золотой Орды – гигантского государства, образовавшегося на огромных пространствах Поволжья, Урала и Сибири. Правда, некоторое время Булгария пользовалась в Орде автономией. Но когда Орда в XV столетии начала трещать по швам и распадаться, Волжская Булгария окончательно исчезла с политической карты мира. Её территория вошла в состав Русского государства, а население в большинстве своём ассимилировалось с соседними народами. Фото_15_23_Бул.jpgПричём, даже в период своего относительного могущества Волжская Булгария никогда не владела землями вдоль Оки. Ее территория простиралась от Жигулевских гор до Северной Чувашии. Западная граница Волжской Булгарии проходила по реке Сура. Иначе говоря, Нижний Новгород никогда не входил в состав Булгарии. Возникает вопрос: зачем отмечать годовщину принятия Ислама государством, с которым на протяжении столетий воевала Русь, и которого уже давным-давно нет на карте мира? И зачем делать это в Нижнем Новгороде, который не имеет никакого отношения к Волжской Булгарии? Но и это ещё не всё. Непонятно, зачем вообще в православном русском городе строить мечеть. Согласно данным недавней переписи населения, в Нижнем Новгороде проживает более одного миллиона двухсот тысяч человек. Из них 96,5 % – русские, один процент – татары. Остальные два с половиной процента приходятся на мордву, марийцев, чувашей и другие давно обрусевшие и принявшие Христианство народы. Иначе говоря, Нижний – это моноэтнический русский город. И этот факт подтверждают даже официальные данные, которые всегда по возможности занижают процент русского населения в России.

    А кроме того, в городе уже действуют три мечети. Их вполне достаточно, чтобы истинно верующие мусульмане могли удовлетворять свои духовные потребности. Впечатление такое, что на почве многонациональности и многоконфессиональности у некоторых российских чиновников просто поехала крыша. Вот они время от времени и шокируют россиян откровенно нелепыми выходками и бредовыми заявлениями. ЗАЧЕМ ДАГЕСТАНУ ПАМЯТНИК АЛИЕВУ? Еще один образчик чиновничьего тупоумия – решение увековечить память первого президента независимого Азербайджана Гейдара Алиева. Памятник Алиеву решили установить в центре Махачкалы, на пересечении проспекта Шамиля и улицы Магомеда Ярагского. По слухам, эту идею усиленно лоббирует бывший глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. Он уже давно восхваляет на все лады Алиева и считает его выдающимся политиком современности. Вслед за Рамазаном такую оценку Алиеву дает и Махачкалинская мэрия. Так, в сообщении пресс-службы мэрии Гейдар Алиев назван «выдающимся советским и азербайджанским политическим деятелем». Поэтому, дескать, мэрия и приняла эпохальное решение увековечить его славное имя в виде монумента в центре дагестанской столицы. Правда, нигде не говорится о том, что конкретно сделал этот «выдающийся» азербайджанский политик для российского Дагестана. По одной из версий, которая сейчас активно раскручивается в медийном пространстве, истоки любви к азербайджанскому лидеру уходят корнями ещё в мутные 1990 годы. Тогда были весьма популярны всякие разговоры о том, как несказанно тяжело жилось людям в СССР, особенно представителям бедных и несчастных национальных окраин. Об этом твердили все кому не лень – от обласканных советской властью актёров и режиссёров до руководителей бывших советских республик, ставших в одночасье президентами независимых государств. Вот и Гейдар Алиев любил вспоминать историю о том, как его отец Азис Алиев в годы сталинских репрессий сумел спасти от депортации в Сибирь дагестанский народ. Откуда взялась эта байка – непонятно. Никаких свидетельств того, что Сталин собирался депортировать в Сибирь жителей Дагестана, не имеется. Зато имеются данные о том, что тогдашний первый секретарь Дагестанского обкома ВКП(б) Азис Алиев своим распоряжением выселил несколько тысяч человек, проживавших на западе Дагестана. Случилось это в 1944 году. И вот теперь, спустя почти 80 лет, «заслуги» семьи Алиевых перед дагестанским народом пытаются увековечить воздвижением памятника первому президенту независимого Азербайджана. Кстати, современный Азербайджан, возглавляемый сыном Гейдара Ильхамом Алиевым, так же как и Волжскую Булгарию, трудно назвать искренним другом и союзником России. Спрашивается, для чего в центре дагестанской столицы собираются установить памятник человеку, не сделавшему ничего хорошего для России вообще и для Дагестана в частности? Похоже, современные российские чиновники специально принимают идиотские решения, провоцируя тем самым здравомыслящих граждан России на ответную реакцию. А когда такая реакция следует, всех несогласных тут же начинают обвинять в стремлении нарушить межконфессиональный и межнациональный мир. А может, не надо принимать нелепые и заведомо провокационные решения? Тогда и с межнациональным согласием в нашей стране будет полный порядок…

    Куда исчезла Волжская Булгария?

    Для прозорливых с искренней, правдивой душой и достопочтимых с чистыми, правдивыми мыслями неоспоримо, неопровержимо и очевидно то, что Булгарский вилайет на седьмом климате из имеющихся семи. Относится к луне, то есть под покровительством луны…
    И также столица Булгарского вилайета, прекрасный, благостный город — один из великих городов исламского мира Казань — есть явление времени».

    Х. Шерифи. «Зафер наме-и Вилайет-и Казан». 1550 год.

    Не облекайте истины одеждою лжи.
    Не скрывайте истины, когда вы ее знаете.

    Коран

    Предисловие

    Как только не отвечают на вопрос «Куда исчезла Волжская Булгария?»

    Самое простое и всем понятное объяснение дают учебники по истории: пришли монголы, разгромили и покорили Волжскую Булгарию. На этом она перестала существовать, а волжские булгары смешались с монголами и переняли их название — татары.

    Но ведь монголы и Русь покорили. Почему-то она не исчезла, а русские остались русскими.

    Есть ученые, которые объясняют, что Волжская Булгария никуда не исчезала, была данником Золотой Орды, а волжские булгары незаметно превратились в татар гораздо позже, в ХIV-XV вв., в результате смешения булгар с кипчаками (половцами). Тут возникают вопросы: почему булгары не превратились, например, во французов, а обязательно в татар? Почему другие народы Поволжья — такие же подданные Золотой Орды — ни в кого не превратились?

    Есть утверждения, что волжские булгары трансформировались в казанских татар в так называемом Казанском ханстве — осколке распавшейся Золотой Орды. Но и это не соответствует действительности.

    Самым авторитетным из официально «научных» утверждений является утверждение бывшего советника президента Республики Татарстан по политическим вопросам, директора института истории АН РТ Р. С. Хакимова, что Волжскую Булгарию «поглотила» Золотая Орда, а казанские татары сформировались как народ в XIX веке. Если не задаваться вопросом, почему Золотая Орда не поглотила Русь и другие государства, а только Волжскую Булгарию, то в отношении имени народа это хронологически самое близкое к истине утверждение. Действительно, в Поволжье ни во времена Золотой Орды, ни в Казанском царстве никогда никакого татарского народа не было. Исторические факты однозначно свидетельствуют, что волжские булгары называли себя булгарами не только в ХIII-XIX веках, но и в начале ХХ века. Но почему тогда Ленин создал в 1920г. Татарскую Республику (ТАССР), а не Булгарскую?

    Где же истина? Кто её прячет и зачем?

    Образование государства

    Все мы знаем, что в средние века на Волге было цветущее государство Волжская Булгария. Куда же оно исчезло?

    Прежде чем ответить на этот вопрос, позвольте выяснить, когда и как оно образовалось.

    Достоверно известно, что в VII веке умер балтавар Кубрат — правитель Великой Булгарии (балтавар означает «царь, хан, султан» и т. п.). Земли Великой Булгарии занимали современную Украину и Северный Кавказ. Могила балтавара Кубрата найдена на Украине, близ деревни Перещепино Полтавской области. Нашел ее мальчик-пастух, который в один прекрасный день в 1902г, выгуливая скот, провалился в яму, где обнаружил золотой кувшин. Этот кувшин он принес матери, а та, испугавшись, что это может быть краденая вещь, отнесла властям. Были произведены раскопки, в результате которых нашли много золотых предметов, и, в частности, золотое кольцо с гравировкой имени Кубрата. Сегодня все эти предметы, предназначенные в свое время для жизни балтавара на том свете, хранятся в Эрмитаже. Они являются важным археологическим материалом, подтверждающим достоверность писаных исторических источников, в частности Византийских. Как известно, Великая Булгария поддерживала тесные связи с Византией.

    В 1997г. Эрмитаж и правительство Республики Татарстан организовали выставку этих золотых предметов в городе Казани. Выставка была приурочена ко II Конгрессу татар и называлась «Золото хана Кубрата».

    После смерти балтавара Кубрата его империя распалась. Один сын его, Аспарух, со своими людьми ушел на Дунай и создал Дунайскую Булгарию, которая существует и сегодня. Другой сын, Котраг, ушел на Волгу и создал Волжскую Булгарию. Столицей ее был город Булгар, который сохранился, расположен на берегу реки Волги вниз по течению примерно в 120 км от Казани, и сегодня является центром Спасского района Республики Татарстан.

    Официальной датой образования государства Волжская Булгария считается 922г. Именно в том году Багдадский халиф прислал в город Булгар большое посольство, в составе которого были мусульманские проповедники и строители. Царь Алмуш — тогдашний правитель Волжской Булгарии — принял ислам и стал верноподданным Багдадского халифа. Это описано секретарем посольства Ахмедом ибн Фазланом. Его записи сохранились, переведены и изданы отдельной книгой под названием «Путешествие Ахмеда ибн Фазлана на Волгу».

    Волжская Булгария достигла больших успехов в своем развитии. Письменные источники тех времен называют ее страной тысячи городов, Великой Булгарией. И не ради красного словца так писали, а с целью точно выразить ее суть. К слову сказать, Дунайскую Булгарию называли Малой Булгарией. И действительно, велика была Волжская Булгария. Например, столица ее была раза в три больше по площади, чем Париж тех времен. В центре города возвышались царский дворец и Соборная мечеть. В городе чеканились монеты, были общественные бани с водопроводом, канализацией и центральным отоплением.

    Еще Волжскую Булгарию называли царством разума, и опять же не просто так, а потому, что здесь большого развития достигли такие науки, как история, медицина, астрономия, математика. Известно стихотворение поэта Сайфи Сараи аль Булгари, который как об обычном явлении пишет о вращении Земли вокруг Солнца. И это лет за 300 до Коперника! Поэма великого булгарского поэта Кул Гали «Юсуф и Зулейха», написанная в начале XIII века, признана сокровищницей мировой литературы, и ЮНЕСКО объявило 1983г годом Кул Гали. Многочисленные надписи на керамике, на ювелирных изделиях, на камне и бересте показывают широкое распространение грамотности среди населения. Авторитет писаного слова был высок. До сих пор бытует у «казанских татар» поговорка: «Тузга язмаганны сойлэмэ», что в переводе означает «Не говори то, что не написано на бересте». В Волжской Булгарии хорошо были развиты черная и цветная металлургия, металлообработка, гончарное, ювелирное, кожевенное ремесла, а также резьба по дереву, камню и кости. Об уровне развития черной металлургии свидетельствует, например, тот факт, что волжские булгары первыми в Европе начали выплавлять чугун! А хорошо обработанная кожа среди тюркоязычных народов Азии до сих нор называется «булгари». Сельское хозяйство тоже было сильно развито. Например, русские летописи свидетельствуют о том, что в неурожайные годы русские князья ездили в Булгар и покупали хлеб.

    И, конечно же, такое прогрессивное развитие было возможно только при наличии торгового центра: в столице Булгарии был большой рынок. Он назывался Ага базар. Здесь проводилась большая ежегодная международная ярмарка. Туда съезжались купцы со всех концов света. Денежной единицей волжских булгар была беличья шкурка. И сегодня «казанские татары» копейку называют тиен, что в переводе на русский язык означает «белка».

    Булгары были сильны и в военном искусстве. Это можно смело утверждать, зная, что они — единственный народ в Европе, разбивший войска Чингисхана. Это было в 1223г. Войска Чингисхана, покорив всю Среднюю Азию, прошли через Кавказский хребет и вышли в половецкие степи. Здесь произошла битва на реке Калка, в результате которой объединенные русско-половецкие войска были разбиты, и монголы взяли Киев. Затем они пошли на восток, на Волжскую Булгарию. Волжские булгары хорошо подготовились к встрече. Они построили специальные фортификационные сооружения, куда заманили врага и дали бой. Летопись пишет, что немногие спаслись бегством. Булгары взяли огромное количество пленных, называется цифра в четыре тысячи воинов. Этих пленных булгары не убили и не продали, а обменяли на баранов. На позорном для Чингисхана условии: одного барана за одного воина. Наверное, этого позора и не вынесла душа «сотрясателя вселенной» — вскоре Чингисхан умер. Битву эту назвали бараньей битвой. Тринадцать лет после этого татаро-монголы штурмовали Волжскую Булгарию. Известны большие походы 1229, 1232 и 1235 гг., но всякий раз были биты и отступали. И только в 1236г, собрав несметные полчища, сумели одолеть ее и прорваться через Волгу на запад, в русские земли.

    Очень дорого обошлась Волжской Булгарии эта историческая миссия: Великие города Булгар и Биляр были разрушены, многие города лежали в руинах. Булгария стала провинцией Золотой Орды и как все платила дань.

    Но жизнь потихоньку восстанавливалась, город Булгар был отстроен заново, по-прежнему зашумел Ага-базар разноязыкой речью.

    И вот наступает 1396г. В этом году правитель Золотой Орды Аксак Тимер под предлогом, что в Булгарии завелась ересь, предпринимает карательный поход и предает ее огню и мечу. Град Великий Булгар, как именуют его русские летописи, был разрушен до основания. Правитель Булгарии Абдулла-паша убит. Удается спасти его сыновей Галим-бека и Алтын-бека. Их увозят на север и прячут в маленьком булгарском городе-крепости под названием Казань. Город Булгар больше не восстанавливается. Казань становится столицей Волжской Булгарии. Символ величия Волжской Булгарии и источник ее экономической мощи — Ага базар — переносится вверх по Волге на Гостиный остров, расположенный около Казани. Параллельно Казань станут называть Булгар аль-Джадид, что в переводе означает Новый Булгар. Казань полностью приняла эстафету города Булгар.

    Начался новый, казанский период Волжской Булгарии. Не Казанского ханства — осколка Золотой Орды, как нас учили, а именно Волжской Булгарии. Булгарская государственность не прерывалась, булгарский народ как жил здесь, так и продолжал жить. Русские летописи называли это государство Булгарским царством и вообще не знали и не употребляли термин «Казанское ханство». Так же поступали и летописцы всех других стран. Например, в географических картах тех лет, составленных в Европе, Казань и ее земли обозначаются термином Bulgaria Magna, то есть Булгария, и не просто Булгария, а Великая Булгария. А вот как характеризуют Казань документы из Турции. «Казань. — столица Булгарского вилайета, прекрасный и благостный город — один из великих городов исламского мира». Обратите внимание, это сказано в 1550г, за два года до покорения ее Иваном Грозным.

    В XV веке Москва начала заявлять свои претензии на булгарские земли. С переменным успехом Москва и Казань соперничали примерно сто лет. Известно, что в 1487г московский князь Иван III сумел подчинить себе Казань. Летописцы писали: «Лета 6995 июля в 9 день воеводы же великого князя. булгарский град Казань взяла и царя Казанского Алегама поимаша и с царицею, и матерь ево, и братию ево, и сестры ево изымаша, и всех привели к великому князю на Москву». Примечательный факт: после подчинения Казани первым делом Иван III присвоил себе титул князя булгарского. Не татарского, а булгарского. Все русские правители добавляли к своему титулу название присвоенной земли. Например, был князь Московский. Он взял Владимир и стал называться князь Московский и Владимирский; взял Суздаль — стал называться князь Московский, Владимирский, Суздальский. А взял Казань — стал называться еще и булгарским. Очевидно, что в 1487г на территории современной Республики Татарстан не было никаких татар и не было татарского государства.

    Примечательно, что у последнего российского правителя — императора Николая II — полный титул содержал более 50 названий земель, которыми он владел. И одна из них — князь булгарский. И Петр I был князем булгарским, и Екатерина II, и Иван Грозный, и все остальные.

    Что же предпринял Иван III вторым делом, после покорения Казани?

    Вторым делом он лишил Казань права проводить Всемирную ярмарку. Новым местом для нее он определил Макарьевскую слободу под Нижним Новгородом. С той поры весь доход от ярмарки стал течь в его карман. Именно экономический интерес преследовал Иван III, завоевывая Казань, а не национальный или религиозный. И как следствие, Москва стала усиливаться еще быстрее, а Казань — слабеть. После того как Казань несколько раз освобождалась от московской зависимости, в 1552г Иван IV окончательно покорил ее. Но Булгарское царство он не ликвидировал. Уже после его смерти ее преобразовали в Казанское воеводство, а Петр I — в Казанскую губернию.

    Во времена царствования Петра I начала устанавливаться в Росси традиция называть все мусульманские народы татарами. Это произошло потому, что западноевропейские ученые, которых Петр I во множестве пригласил в создаваемую им Академию наук, называли все восточные народы татарами, в том числе и русских. Однако когда они стали представлять науку Российского государства, то оставили это название только за мусульманскими народами. И это понятно: сами себя они не хотели называть татарами.

    Но мусульманские народы России никогда не называли себя татарами. Например, в XIX веке великий русский историк Н. М. Карамзин в знаменитом труде «История государства Российского» пишет: «Ни один из нынешних народов татарских не именует себя татарами, но каждый называется особенным именем земли своей». («История государства Российского». СПб., 1818, т. 3, с. 172). Ясно, что слово «татары» было общей для всех мусульман кличкой времен «тюрьмы народов». В XIX веке татар в России не было. Откуда же взялись татары после XIX века?

    История волжских булгар в составе Российского государства отмечена непрерывной цепью национально-освободительных войн. Русские летописи вплоть до XVIII века полны примерно таких сообщений: «булгаре окаянные опять восстали».

    И все эти восстания имели главной целью возрождение Волжской Булгарии. Суверенитет был нужен для обретения человеческого достоинства. Письма и обращения с просьбой предоставить равные права не имели успеха. В таких условиях государственный суверенитет представлялся единственным средством обретения человеческого достоинства, и народ восставал. Все восстания жестоко подавлялись, но все они имели главный лозунг: возрождение независимой Волжской Булгарии. Очень большое значение для судеб России имело восстание булгар 1753-55 гг., которым руководил достойнейший из сынов булгарского народа мулла Батырша. Он призывал возродить Булгарию. Российская империя хоть и потопила в крови это восстание, но в соответствии с требованиями восставших вынуждена была разрешить мусульманам строить мечети и создавать свое духовное управление. А с 1862 по 1922гг выразителем интересов народа была мощная народная организация «Совет волжских булгарских мусульман», имевшая главной целью возрождение Волжской Булгарии. Эта организация (первое название «Фиркаи наджия» — «Партия избавления») была воистину народной. В суровых условиях царского самодержавия, в условиях угнетения народов она имела силы даже на вооруженную борьбу против царских войск и порой насчитывала в своих рядах до 50 тыс. человек.

    Совет волжских булгарских мусульман выражал интересы тех людей, которые ставили своей целью во что бы то ни стало сохранить родное имя «булгары», добиться свободы и торжества Истины, изгнать зло и насилие из жизни. Лидер ее Сардар Ваисов как-то писал императору Николаю II: «Мы подняли зеленое знамя с изображением звезды и полумесяца… защищаем наши религиозные, национальные и политические права, ведя священную борьбу против правительства угнетателей». Возрождение собственной государственности для волжских булгар было не самоцелью, а средством обретения человеческих прав и свобод, необходимым условием достойной жизни. И народ понимал, что добиться человеческого достоинства и благополучия можно, только восстановив свою родную Волжскую Булгарию. Тут уместно сказать, что никаких народных движений, преследовавших возрождение Золотой Орды, российская история не знает, потому что ни один народ России никогда не считал себя татарами.

    В начале ХХ века татары в России еще не появились. Не пришли еще татары из Монголии или откуда-нибудь. Об этом авторитетно свидетельствует энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона, изданный в СПб. в 1907г, где прямо записано: «Татар как отдельного народа не существует». И далее продолжает, что термин «татары» — собирательное название тюркских народов. (Для примера можно напомнить, что такое явление — называть разные народы одним именем — мы наблюдаем и в новейший период нашей истории: название «индейцы» применяется для аборигенов Америки, хотя сами они называют себя по имени своего племени — могикане, гуроны, майя и т. п.; термин «советский народ» был собирательным для всех народов Советского Союза. Почему-то после распада СССР ни один народ не называет себя советским народом.)

    Очевидно, что булгарский народ продолжает жить на прежних своих землях, называет себя своим собственным именем, и никакого татарского народа в Казанской губернии не существует. Об этом однозначно написано, например, в книге «История Казани», изданной в 1988г. Академией наук РТ (Книга I, с. 40): «Сами жители Казани и ее края вплоть до Октябрьской революции не прекращали называть себя булгарами». Возникает мысль, что революция явилась роковым рубежом, в ходе которой совершился акт переименования волжских булгар в казанских татар. Почему и как это произошло?

    ***
    В начале ХХв под этим давлением национального гнета этнонимическое сознание волжско-булгарского народа раскололось на три больших течения. Об основном, традиционном течении, идущем из глубины веков, мы уже говорили: это Совет волжских булгарских мусульман, называемое еще ваисовским движением по имени лидеров ее Багаутдина Ваисова и его сыновей Гайнана (Сардар) и Газизяна Ваисовых.

    Но в это время появились люди, которые увидели выгоду для себя в названии «татары». Они считали, что надо называться татарами назло русским. Это течение называется татаризмом. Оно явилось выражением шовинистических тенденций оскорбленного национального чувства. Шовинизм против шовинизма. Зло против зла. Отчаяние, выражаемое формулой: чем хуже, тем лучше. Например, один из основоположников этого течения писатель Г. Ибрагимов, именем которого названы Институт языка, литературы и истории (ИЯЛИ) АН РТ и один из проспектов Казани, так изложил основной тезис татаризма: «Мы не только тюрки, мы и монголы. Мы — люди, мы — монголы; мы — тюрки; мы — татары. Наша зарождающаяся культура будет татарской культурой» (1912г).

    Сколько злобы в этой цитате, сколько глупости. И в то же время бесспорное свидетельство того факта, что в начале ХХв татарского народа еще не было. Его только пытались зародить. Причем фактическое положение дел с кличкой «татары» было таким, что народ ее считал ругательным словом. Сам же Г. Ибрагимов и свидетельствует об этом, говоря, что если кого-либо из мусульман назовешь татарином, он бросается с кулаками на тебя со словами: «Почему ты оскорбляешь меня?»

    Третье течение, наверное, можно назвать рациональным. Видным представителем этого течения был Садри Максуди. В июле 1917г, когда после февральской революции первые лучи свободы согрели души угнетенных народов, мусульмане внутренней России (это волжские булгары) созвали съезд в Казани и решили возродить свою национальную государственность. Это дело поручили С. Максуди. Он выделялся своей эрудированностью: хорошо знал историю, литературу родного и других тюркских народов. Получил высшее юридическое образование в Париже в Сорбоннском университете. К тому времени он проявил себя как верный сын своего народа, активно участвуя в деятельности партии «Иттифак аль муслимин» («Союз мусульман»), которая ставила своей целью объединение всех мусульманских народов в борьбе за национальную независимость. Хочу подчеркнуть, что партия называлась мусульманской, а не татарской. В нее входили видные представители всех мусульманских народов: волжских булгар, башкир, узбеков, казахов, азербайджанцев и других, то есть тех, кого власть называла татарами.

    Два созыва подряд С. Максуди был депутатом Государственной думы России, где зарекомендовал себя истинным патриотом, бесстрашным защитником интересов родной культуры. Он неоднократно выступал на заседаниях Думы с заявлениями, что «термин «татары». историческое недоразумение», что называть нас татарами неверно.

    Сформированная съездом коллегия во главе с Максуди проделала огромную работу, в результате которой в ноябре 1917г была провозглашена национально-культурная автономия «Идель-Урал штаты» («Волго-Уральский штат»), территория которой включала исторические земли Волжской Булгарии. Нейтральное название республики «Идель-Урал» — не Булгария, не Татария — обусловлено борьбой татаристов против С. Максуди. С. Максуди никак не хотел употреблять термин «татары». Но проявил слабость, уступил татаристам, фракцией которых в Милли Меджлисе — парламенте республики «Идель-Урал штаты» — руководил все тот же Г. Ибрагимов. Этим он допустил недооценку важного значения родного имени «булгары» в сознании народа. Если бы республика была названа Булгарской, то ее силы утроились бы поддержкой широких народных масс и в первую очередь поддержкой Совета волжских булгарских мусульман.

    Тем не менее национальная государственность «Идель-Урал штаты» явилась уникальным образцом решения национального вопроса на принципах демократии и соблюдения прав человека. Ее Конституция, подготовленная С. Максуди, не требовала государственного суверенитета. Максуди гениально предвидел, что будущее России — это федерация. Он говорил: «. мы не хотим быть свободными против русского народа… мы твердо верим в возможность свободного существования совместно с русским народом, которого мы никогда не смешивали с правительственной властью, не исходившей из народа». Он знал, что национальное достоинство личности обеспечивается свободой и равноправием в общественной жизни, в делах образования и культуры.

    В апреле 1918г большевики назначают миллионное вознаграждение за голову С. Максуди, который волей провидения сумел избежать ареста и прибыть в город своей юности Париж. Здесь он хлопочет перед Парижской мирной конференцией стран Антанты об избавлении родного народа от большевистского ига — этой нежданной напасти. В Меморандуме в адрес Конференции он пишет: «Представляется целесообразным обратить внимание на то, что название представляемой мной нации «татары» не что иное, как историческая ошибка. »

    Вернуться в «окаянную» Россию ему уже не суждено. Он работает профессором Сорбоннского университета, в котором когда-то получил путевку в жизнь. Затем его приглашают в Турцию. Там он — профессор Стамбульского и Анкарского университетов, преподает право и историю. Несколько раз избирается депутатом Народного собрания, и, самое главное, он был одним из ближайших соратников президента Ататюрка — отца демократических преобразований в Турции. Он опубликовал десяток книг по истории и праву. В начале пятидесятых годов в составе парламентской делегации от Турции он работал в Страсбурге над составлением Конституции Европарламента. Его не влекла мания величия. Он жил и трудился во имя человеческого достоинства. Не удивительно, что гений Максуди, его человеколюбие нашли свое заслуженное применение на общечеловеческом уровне.

    Принципы демократии, права и свободы человека, за которые он боролся и в разработку которых внес огромный вклад, слава богу, дошли и до нас, на его любимую Родину. Окружным путем, через Европу, но дошли: в 1993г Россия приняла первую в своей истории демократическую Конституцию, которая не только провозгласила всех граждан России равными перед законом независимо от расовой, религиозной, национальной принадлежности и прочих признаков, но и предоставила каждому человеку весь комплекс прав и свобод, необходимых для обретения человеческого достоинства. То, за что боролись волжские булгары на протяжении веков, осуществилось.

    Жаль, Родина не помнит своего верного сына: ни в родной деревне Ташсу, ни в Казани нет даже памятной доски, нет ни одной улицы с именем С. Максуди, не говоря уж о памятнике. Учебники по истории фактически постыдно умалчивают его имя и великие деяния.

    Уже через три месяца после объявления республики «Идель-Урал штаты» к власти пришли большевики. Ваисовцы с радостью их поддержали, увидев в их пришествии начало «царства добра и справедливости». Большевики разгромили и республику «Идель-Урал штаты», и Совет волжских булгарских мусульман и создали на части земель Казанской губернии татарскую республику. Проект татарской республики был подготовлен в наркомате по делам национальностей, руководимом Сталиным, при активном содействии таких татаристов, как уже известный нам Г. Ибрагимов, который стал заместителем Сталина, а также М. Султангалиев. Последний принимал личное участие в разгроме государственных учреждений республики «Идель-Урал штаты». Поэтому площадь возле Национально-культурного центра (НКЦ) города Казани, где установлен памятник свободе «Хоррият», названа его именем — площадь Султангалиева. Но такое явление в России никого не удивляет.

    Решение о создании татреспублики было принято на заседании политбюро РКП(б) в январе 1920г. И уже в марте на территории Казанской губернии вспыхнуло восстание булгарского народа против «безбожного» имени «татары». Это восстание известно под названием «Вилочное восстание». Большевики безжалостно подавили его силами регулярных войск Красной армии, уничтожая при этом целые деревни. Затем отняли у крестьян весь урожай этого года и искусственно создали страшный голод 1921-22 гг. Опять умерло много народа. Выжившим было не до национальной гордости, не до национального имени. Так большевики расправились с духом независимости булгарского народа. (В это время в Тамбовской области подавлял восстание крестьян М. Тухачевский.)

    27 мая 1920г Ленин подписал декрет об образовании Татарской Республики.
    Акт насильственного навязывания волжским булгарам позорной клички «татары» в качестве национального имени совершился. Эту дату — 27 мая 1920г — можно считать датой исчезновения волжских булгар и появления казанских татар.

    После образования Татарской АССР всех булгар официально стали называть татарами, булгарскую культуру — татарской культурой, а булгарский язык — татарским языком.

    Вот откуда появились татары: не из Монголии они перекочевали, а искусственно созданы декретом Ленина.

    На следующий день после подписания декрета о создании ТАССР, а именно 28 мая 1920г, Ленин подписал Постановление СТО (Совет Труда и Обороны) о введении в Казанской губернии военного положения. Так и написано: в Казанской губернии. Действительно, Ленин был гений. Учел уроки «Вилочного восстания», хорошо усвоил — не хотят волжские булгары называться татарами, и предотвратил новые протесты против унизительной клички. Исключил всякую возможность волеизъявления народа по вопросу названия республики, немедленно запретив всякие свободы на период формирования органов государственной власти Татарской республики. Несомненно, это насилие над волжскими булгарами, репрессивная мера большевиков.

    Мировая общечеловеческая практика такова, что имя народа определяет название государственного образования. Например, жили на своих землях белорусы — для них создали Белорусскую республику, жили чуваши — создали Чувашскую республику, и т.д. Здесь же произошло обратное: назвали республику татарской, чтобы навязать булгарам кличку «татары». Ошибкой по неведению это не может быть. Какой злой умысел имели большевики, искусственно создавая татарскую республику?

    Сегодня не секрет, что большевики явились продолжателями худших традиций имперской политики в национальном вопросе. Такие его свойства, как чувства неприязни и злобы человека к человеку по национальному признаку, были благодатной почвой для формирования классовой ненависти в человеке. Оставалось только сохранить и углубить их. С этой целью народы делились на хороших и плохих, на старших и младших. Чтобы исторически обосновать эту политику, искажалась история всех народов России. В первую очередь история русского и булгарского народов. Большевикам нужен был второсортный татарский народ в качестве исторического пугала, для нагнетания психоза враждебности и ненависти в народе, а татаристам — тоже татарский народ, но только в качестве первосортного, самого великого, который сумел бы возродить Золотую Орду и «поставить русских на место». Для достижения этих «великих» целей тоже нужно было воспитывать взаимную злобу и неприязнь между двумя самыми большими народами России. Поэтому-то интересы большевиков и татаристов совпали, поэтому-то большевики, пользуясь властью, поддержали татаристов и создали татарскую республику.

    Общечеловеческая мудрость призывает всех «познать истину» и «возлюбить ближнего своего», а РКП(б) сделала все наоборот: материализовала ложь в форму ТАССР и создала из булгар татарский народ как живое воплощение «исторического образа врага». Одним словом, создала искусственный источник ненависти и злобы между людьми. В политические расчеты коммунистического правительства России входило и намерение разделить булгарский народ на составляющие части и снять с повестки дня вопрос о создании большой по территории Булгарской республики. В результате реализации сталинского плана создания Башкирской и Татарской советских республик волжско-булгарский народ был разделен на две части. Что тоже надо рассматривать как репрессивную меру большевиков. Очевидно, что большевики назвали республику татарской в угоду своим античеловеческим политическим расчетам, во имя вечного торжества зла и насилия.

    Об учете волеизъявления народа в условиях диктатуры компартии и речи быть не могло. Название республики определили вопреки воле народа грубым декретированием сверху. Это является показателем неправомерности действий российского правительства большевиков и незаконности названия «татарская» созданной ими республики. Вышеизложенное позволяет признать волжских булгар репрессированным народом. Самым первым из числа репрессированных советской властью.

    Конечно же, на следующий день после подписания декрета булгары не начали называть себя татарами. Более того, народ активно противился такому позору. О восстании «вилочников» мы уже упомянули: противостоять силой большевикам не удалось. Поэтому народ просто продолжал называть себя булгарами. Например, известный русский историк М. Худяков издал в 1922г исследование о мусульманской культе Поволжья, где он свидетельствует: «Масса современных казанских мусульман и в настоящее время не считает себя татарами, а зовет себя булгарами» (М. Худяков. «Мусульманская культура в Среднем Поволжье». Казань, 1922г, с. 15). Обратите внимание, после образования ТАССР прошло уже два года.

    Советский период Волжской Булгарии

    В 1926г большевики провели всесоюзную перепись населения. Итоги ее были ошеломляющими: 1,5 млн человек назвали себя булгарами. После этого разворачивается беспрецедентный террор против ученых-историков, писавших правду, и против религиозных деятелей, этих хранителей памяти народной. Много, очень много честных историков и ученых-теологов сгинуло в те годы от рук большевиков. Памяти народной был нанесен страшный урон. Но этого мало, по приказу сверху вся история переписывается так, что изображает волжских булгар татарами, пришедшими из Монголии. А затем вводится сталинская паспортная система, которая беспощадно фиксировала булгар татарами. Но даже в условиях жестоких репрессий булгары продолжали называть себя булгарами, а деятели культуры и науки с риском для жизни пропагандировали истину. Например, поэт М. Джалиль и композитор Ф. Яруллин написали оперу «Алтынчэч» («Золотоволосая») о борьбе волжских булгар против татарского ига. Получилось красивое, талантливое, героическое произведение. Авторы ее, несомненно, были достойны уважения и заботы, но их отправили на фронт, на верную смерть, хотя в Казань в то время эвакуировали многих писателей и композиторов из западных районов страны. Так татаризм расправлялся с носителями истины в годы войны. Только лживая культура татаристам дорога, и ради нее они способны на любое варварство. Так, в 1944г вслед за депортацией некоторых народов СССР Сталин планировал выслать на Алтай и казанских татар. Казань планировали переименовать в Волгоград. На этот раз Провидение сжалилось. В последний момент Сталин решил отложить это мероприятие до лучших времен, чтобы не ослаблять тыл, т. к. республика давала только хлеба больше, чем Горьковская, Московская и Калужская области, вместе взятые; производила самолеты, двигатели и прочую продукцию военного назначения. И фронт много потерял бы — непосредственное участие в боевых действиях принимало большое количество солдат и офицеров из татар (булгар). ЦК ВКП(б) решил ограничиться «разгромом» татарского обкома партии, который был обвинен в потере бдительности и непринципиальном отношении к национализму, возрождение которого якобы было допущено в книге «Очерки по истории ТАССР». В этой книге, подготовленной к тому времени учеными республики, была изложена правдивая история о том, что мы булгары. Книгу приказали уничтожить.

    Однако свою лепту в дело возрождения истины ученые-историки все-таки сумели внести. Этот великий подвиг они совершили в апреле 1946г. Именно тогда в Москве состоялась специальная научная сессия при АН СССР, посвященная проблеме этногенеза казанских татар. Она была организована отделением истории АН СССР. В работе сессии приняли участие выдающиеся ученые: историки, археологи, этнографы, языковеды и др. специалисты, среди которых такие известные, как М. Н. Тихомиров, Б. Д. Греков, Н. К. Дмитриев, А. Ю. Якубовский.

    Один из основных докладчиков — историк и археолог А. П. Смирнов, посвятивший всю свою жизнь изучению Волжской Булгарии, — касаясь этнического самосознания народа, подчеркнул, что «татары» испокон веков называют себя булгарами.

    Известный языковед-тюрколог Л. Заляй установил, что язык современных татар является естественным и прямым продолжением языка булгар.

    Выдающийся тюрколог Якубовский отметил, что «население Татреспублики, занимающее территорию былого Булгарского государства, отсюда не уходило, никем не было истреблено и живет по сие время»: «…мы действительно с уверенностью можем сказать, что этнический состав татар или Татарской автономной республики составляют древние булгары. »

    Главный вывод научного форума изложил академик Греков: современные татары по своему происхождению не имеют никакого отношения к монголам, татары являются прямыми потомками булгар, этноним «татары» в отношении их является исторической ошибкой.

    Но силы зла были еще сильны, советская власть положила под сукно решение этой сессии АН, а многих ученых, принявших в ней участие, репрессировали. Когда умер тиран и ослабли позиции зла, огромный вклад в дело защиты этнонимического сознания народа от тлетворного влияния лжи и невежества внесли такие известные ученые, как А. Х. Халиков, А. Г. Каримуллин, М. З. Закиев, С. Х. Алишев, Р. Х. Бариев.

    Но есть один ученый и просто патриот своего народа, деятельность которого, несомненно, надо оценить как подвиг во имя торжества истины и счастья народа. Это Фаргат Габдул-Хамидович Нурутдинов. Он сберег от уничтожения бесценный свод булгарских летописей «Джагфар тарифы», переданный ему в наследство, подготовил его к печати и опубликовал. Это огромный труд, который под силу разве что научным институтам. А он сделал это один, причем в словиях материальных затруднений и психологического прессинга. Он нашел в себе силы создать сеть историко-просветительских клубов «Булгар аль-Джадид», что явилось фактом возрождения движения волжских булгар за возвращение родного национального имени. Воистину героическая деятельность Ф. Нурутдинова является важной вехой в развитии национального сознания волжских булгар, важным шагом в обретении собственной истинной истории.

    А свою подлинную историю народ никогда не забывал. Например, мой дед говорил мне: «Сынок, мы не татары, а булгары». Многие помнят свое настоящее национальное имя и хотят его вернуть. Это подтверждается официальными признаниями. Например, журнал «Известия ЦК КПCC» (№ 10, 1989г) опубликовал перечень просьб, регулярно повторяющихся в почте ЦК КПСС по вопросам межнациональных отношений, где читаем: «Во многих письмах из разных регионов страны казанские татары просят именовать их булгарами, или булгарами».
    Такова ирония истории: КПСС, коммунисты спустя почти 70 лет невольно признали, что в 1920г совершили преступление по отношению к волжским булгарам, насильно навязав им кличку «татары» в качестве самоназвания.

    Надеюсь, теперь всем ясен ответ на вопрос: куда исчезла Волжская Булгария?
    Ее не «поглотила» Золотая Орда в XIII веке, как нам пытается внушить официальная историография в лице Института истории АН РТ. Просто на месте Волжской Булгарии российские правители создали в XVI веке Казанское воеводство, в XVIII веке — Казанскую губернию, а затем, уже в ХХ веке, — Татарскую Республику, предварительно разрушив республику «Идель-Урал штаты» — законную преемницу Волжской Булгарии, созданную по воле самого народа.

    А волжские булгары ни в XIII, ни в XV, ни в XIXвв. не превратились в татар в результате смешения с каким-либо пришлым народом. Просто государственная власть, руководствуясь декретом Ленина о создании Татарской Республики (ТАССР) от 27 мая 1920г, насильно заставила их называться татарами.

    Гусман Халилов

    Изучение государственной культуры Волжской Булгарии

    Изучение государственной культуры Волжской Булгарии

    Изучение древней и средневековой истории народов Волго-Уральского региона много лет было одним из приоритетных направлений отечественной науки. Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории им. Марджани Искандер Измайлов выпустил книгу «Средневековые булгары: становление этнополитической общности в VIII — первой трети XIII века», посвященную этногенезу булгар, становлению их как этнополитической общности. В своем труде он выдвигает новую теорию изучения этнополитических и этносоциальных обществ, основанную на комплексном подходе, с применением сложной процедуры синтеза археологических, этнологических и нарративных источников. Ученый попытался охватить целостным взглядом появление, развитие и трансформацию средневекового булгарского этноса.

    Часть II. Булгарское государство: власть и социальная структура

    И повелел Йусуф построиться войскам, И выехал отцу навстречу с войском сам. Был грохот труб, литавр и барабанов там, И ржание коней вокруг неслось теперь.
    Кул Гали «Кыйсса-и Йусуф» (1233 г.) Перевод С. Иванова.

    ГЛАВА I. Изучение государственной культуры Волжской Булгарии: традиции и новации отечественной историографии

    1. Изучение булгарского общества в конце XVIII — первой половине XIX в. Процессы сложения средневекового государства уже давно привлекают внимание исследователей, что объясняется сложностью путей генезиса средневекового государства и разных типов феодальных структур. Особый интерес в этой связи вызывает история Булгарского государства, которое обеспечило прорыв Волго-Уральского региона к цивилизации и стало своего рода «ареалообразующим фактором» в социальной, культурной и этнополитической истории региона.

    Первые мало систематизированные сведения по данной проблеме в отечественной историографии стали появляться с конца XVIII в. и совпали со становлением российских источниковедения и исторической науки. В ряде трудов М.М. Щербатова, В.Н. Татищева, Н.М. Карамзина делались попытки охарактеризовать внутреннюю структуру государства булгар и сравнить со структурой древнерусских княжеств, но исследовательский инструментарий у них был для своего времени, поэтому имеет только историографический интерес.

    Новый этап изучения государственности начался во второй половине XIX в. Важнейшими трудами, определившими парадигму изучения Волжской Булгарии в российской науке, стали монографии казанского историка и юриста С.М. Шпилевского (1877), частично опубликованные работы историка и нумизмата А.Ф. Лихачева (1876) и статья востоковеда В.В. Григорьева (1896). Они дали анализ основных источников по истории Булгарии и высказали целый ряд положений, принятых и ставших основой для дальнейшего изучения. В их трудах изложено общее представление, сложившееся, видимо, в науке того времени. Важнейшие выводы состояли в том, что Булгарское государство было монархией с соответствующими институтами, «владетель булгарский носил, по-видимому, титул царя, хана, или «владавца».

    В государстве была создана система податей своему правителю. По их представлениям, булгарское государство было разделено на княжества со своими князьями, подчиненными правителю страны: «Булгарская держава состояла из многих поколений, управляемых особыми князьями», а «война велась с помощью вассальных князей, которые требовали вознаграждение за их военные расходы… из военной добычи».

    Татарская историческая мысль переживала в XIX в. период становления. Фундаментальный труд Ш. Марджани (1897), где впервые был научно поставлен вопрос о возникновении и развитии булгарского государства, его месте в ряду других средневековых государств, оставался непревзойденным. Последующие работы (Г. Ахмаров, Р. Фахрутдинов и др.) расширяли, дополняли и уточняли концепцию Марджани. Выводы о средневековой монархии и развитом государстве основывались как на сведениях арабо-персидских авторов, так и на материалах российских историков.

    В целом успехи отечественной российской историографии в изучении Булгарии во многом тормозились представлениями о «мирном и торговом» характере булгар, переживших седентаризацию и «приобщение к цивилизации» и, соответственно, утрату традиционных кочевнических институтов власти. Одновременно в силу слабости источниковедческой базы и концептуальных подходов (общих для отечественной историографии) для большинства работ этого периода было присуще пристрастие к описательству и фактографии, а также недостаточно критическое отношение к источникам. В результате этого терялась динамика развития общества.

    2. Советская парадигма в изучении Булгарского государства . В развитии исторической науки в 20—30-х годах XX века наступил новый этап, характеризующийся активным внедрением в историю марксистской концепции развития общества с ее приматом теории классов и классовой борьбы, искаженных влиянием авторитетных идей академика М.Н. Покровского о «торговом капитале» и «буржуазии» на Руси. Более пристальное внимание исследователи стали уделять экономике, политическому строю и институтам государственной власти. В связи с этим наметились новые методические подходы к истории государственности Волжской Булгарии и ее институтов. Появились труды, в которых авторы, пытаясь применить новую марксистскую теорию, преувеличивали развитие Булгарии, считая ее «буржуазным государством», которое основывало свое могущество на транзитной торговле, а булгарскую знать они называли «торговой буржуазией».

    Говоря об устройстве Булгарии, В.Ф. Смолин писал, что она «представляет собой ряд мелких удельных ханств, подчиненных главному хану болгарскому». По его мнению, армия подчинялась хану и снаряжалась за счет казны. Тем не менее, имея большой экономический потенциал и централизованную армию, булгары, по мнению В.Ф. Смолина, «. противопоставить Руси сильное войско так и не смогли». Тогда же вышел ряд статей, в которых описывалось булгарское общество, в результате чего авторы делали вывод о феодальном характере булгарского государства и армии.

    Принципиально новый этап изучения Волжской Булгарии начался с конца 40-х гг. XX в., когда начались широкие археологические работы и выявился высокий уровень культурного развития Булгарии. Этапными стали работы А.П. Смирнова, в которых он обосновал мысль о иерархии государственной власти и существовании уже в X в. ряда отдельных феодальных княжеств. Интересно, что А.П. Смирнов считал, что Булгарское государство было феодальным государством: «булгарское царство — крупное феодальное государство с развитой торговой и ремесленной деятельностью», со сложной иерархией и воинской повинностью. Этой точки зрения он придерживался и позднее, указывая, что «в Булгарском государстве феодальные отношения во второй половине X века стали господствовать», подчеркивая, что «целый ряд документов указывает на существование дружин». Позднее он сформулировал вывод о развитом характере булгарской государственности и считал, что она стояла на той же средневековой ступени развития, что и Древняя Русь, оставаясь страной мусульманской цивилизации. Одним из доказательств этого он считал наличие городищ, которые он безо всяких доказательств считал «феодальными замками».

    По этому вопросу он вступил в дискуссию с Б.Д. Грековым, который на основе письменных источников дал анализ внутренней структуры и социальной дифференциации булгарского общества, выявив высший слой дружинной знати, осуществлявший управление раннефеодальной Булгарией, но утверждал, что Булгария была «дофеодальным государством» и что «именно этим обстоятельством объясняется сравнительно значительная военная сила этого еще не разобщенного государства, способного выставить в поле большое, подчиненное единому вождю войско».

    В то же время следует отметить, что некоторые исследователи стали развивать представления о Булгарском государстве как о «дофеодальной» монархии или даже как полуфеодальной, полурабовладельческой «азиатской деспотии» с архаичными институтами и рыхлой внутренней структурой. Интересно, что подобные взгляды подверглись аргументированной критике.

    Между тем выводы о феодальном характере Булгарского государства, тем не менее, стали наиболее популярными.

    В 1970—1980-х гг. на основе комплексного подхода к источникам появилась возможность более детального изучения становления ранней государственности в Поволжье и ее эволюции, внутренней структуры и социальной дифференциации общества.

    Многие важные проблемы, касающиеся истории военного дела, затронул в своих трудах А.Х. Халиков, работы которого основаны преимущественно на материалах, полученных в результате многочисленных археологических раскопок и их сопоставления с данными письменных источников. Так, он отметил, что в X в. булгары переживали этап дружинной истории — период сложения раннефеодального государства в условиях борьбы между различными группами военно-племенной знати. Относительно социального строя Булгарии он придерживался представлений, что это было «феодальное государство с централизованной властью», которое в XII в. вступило в «этап развитого феодализма».

    В рамках этой же советской парадигмы рассматривал социально-экономический строй Р.Г. Фахрутдинов, считая, «нет сомнений в существовании в булгарском обществе класса феодалов и, таким образом, в развитых феодальных отношениях», основывая свое мнение тем, что на территории Булгарии выявлено большое число небольших укрепленных городищ, а «войско при полном вооружении была боеспособным, могло выступать против иноземных завоевателей и совершать успешные походы». Пытаясь интерпретировать некоторые булгарские городища как феодальные замки, автор приводит несколько факторов (небольшие размеры, значительный культурный слой и престижные находки). Проблема только в том, что эта классификация не бесспорна. В число замков попали, например, цитадели ряда крупных городищ, а мощность слоя и находки из подавляющего числа «замков» неизвестны. То есть сведения о «развитом феодализме» с замками основаны на неоднозначных и сомнительных данных.

    После распада советской системы идеологии вместе с теорией «пятичленки» сама система не канула в Лету. Многие историки продолжали говорить и писать в рамках этой парадигмы. Ярким отражением этой системы стали работы по Волжской Булгарии Ф.Ш. Хузина, в которых он утверждал, ссылаясь на данные письменных источников и археологии, «наряду с такими общеизвестными фактами, как принятие ислама… соответствующей в основном уже новой, феодальной общественно-экономической формации… свидетельствуют о раннефеодальном характере государства волжских булгар X в.». Он настаивал, что «феодализм в ранней Волжской Булгарии существовал в государственной форме… который сочетался со многими пережитками старых патриархальных отношений». Но постепенно общественные отношения в Булгарии развивались и достигли ко второй половине XII в. стадии «развитого феодализма», «характерной чертой этой ступени развития общества считается феодальная раздробленность». Впрочем, он не считал, что доказательства этой раздробленности конкретны, чтобы четко свидетельствовать о них.

    Развитие его взглядов шло в направлении поиска наиболее адекватной модели общества, наиболее похожего на булгарское, и направление этих поисков привело его к мысли, что, «в отличие от Западной Европы, где изначально присутствовало частное крупное землевладение и правители зачастую выступали лишь как арбитры в отношениях между землевладельцами — феодалами и свободным общинниками, в Волжской Булгарии эксплуатация свободного населения началась… с обременения государственными повинностями и различными поборами в казну». Учитывая исламизацию Булгарии, автор ищет и находит подобные модели общества на Востоке в Арабском Халифате, государстве Саманидов и Сельджукидов. Он уточняет, что «с середины X в. и до второй половины XII в. в Волжской Булгарии господствовал государственный феодализм, при котором большая часть земельных угодий принадлежала государству. Из этого фонда выделялись наделы условно-срочного держания представителям военно-служилого сословия и определялись территории более крупного порядка для родового или общинного владения проникающим в страну группам населения». Как и в более ранних работах, автор не видит фактов, свидетельствующих о феодальной раздробленности. Общий его вывод в том, что «Волжская Булгария обладала всеми признаками государства с достаточно развитыми феодальными отношениями. Феодальная собственность на землю (по большей части условно наследственная) и развитая система налогообложения податного населения ставили ее в один ряд с такими государствами, как Хорезм или Русь». Эти же взгляды автор развивал и в других трудах.

    Эти взгляды стали серьезным сдвигом в понимании социального строя Булгарского государства и его места в системе государств Старого Света. Единственное, что осталось непонятным, так это мысль автора, что государство выделяло свои земли для размещения мигрантов. Но это наиболее адекватное преломление советской парадигмы феодального государства в современную эпоху, которая складывалась в понятную и вполне логичную внутри себя систему с концептом «народность». Но в дальнейшем подобные подходы стали подвергаться критике.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *